Per aspera ad astra

Ты хочешь знать, как мне это удалось?! — Я не оставлял сил на обратный путь
к/ф Гаттака

 

  Заканчивалась осень 2014 года. Солнце своими радостными лучами с каждым днем все меньше наполняло обитателей многострадального украинского государства. В воздухе витала хандрящая депрессивность, наполняющая его граждан неопределенностью и тревогой за свою жизнь. Военный спектакль набирал обороты, на сцену вышли Большие Начальники и потуже натянули ниточки, тянущиеся к рукам Маленьких Начальников, предвкушая знатную жатву человеческих душ – их  боги будут очень довольны.

  Но мне было очень тепло и спокойно – ведь все всегда движется в нужном направлении. Смотреть в который раз один и тот же спектакль, повторяющийся тысячелетиями, было не интересно, поэтому я, почувствовав старый добрый зов пути, принял спонтанное решение лететь в Индию. Прошла всего неделя – и я уже в самолете, несущем меня на встречу совсем иному представлению.

Учитель  Это была моя первая поездка в Арамболь – городок на севере Гоа, являющийся локальной столицей нарк духовно-эзотерической тусовки. Прибыв на место, я остановился в номере у моей прежней спутницы, с которой мы уже ранее путешествовали в Индию. C тех пор ее до конца так и не опустило, да и меня, наверное, тоже :) Пространство гудело и искрилось кармическими проработками.

  И здесь началось мое глубокое познание темного (скрытого) аспекта вселенной. Посетив пару интенсивных тренингов, я начал открывать для себя очень новый способ взаимодействия с женскими разрушительными энергиями – через принятие и проживание. После первого тренинга мою спутницу начало кидать в достаточно тяжелые эмоции, но мне этого показалось мало, так что я начал ходить на практики на рассвете и записался на второй интенсив. Если бы еще несколько лет назад мне сказали, что я буду учиться управлять энергиями в теле на семинаре по женскому храмовому танцу (для меня это была еще одна разновидность цигуна), я бы покрутил пальцем у виска.

  Большую часть времени мне удавалось сохранять эйфорическо-любящее состояние сознания, но мое дебютное падение со скутера и неизбежная встреча моего затылка с белоснежной дверью индийского авто позволили мне потерять эмоциональное равновесие и начать знакомиться с давно забытыми состояниями. Главное, что я понял в результате – очень важен баланс состояний, энергий, практик. Нет света без тьмы и нет тьмы без света. Если изучаешь своих внутренних демонов, погружаешься в энергии смерти, во внутренний инь, то потом обязательно делай практики на наполнение яньскими энергиями – энергиями жизни, создания, любви. Ибо если человек заигрывается и делает практики только на разрушение старого, то вскоре он сам начинает разрушаться. И окружающие его люди тоже.

Гордыня  И в один день мы попали на сатсанг к одной просветленной женщине по имени Ниру. Сатсанг  — это собрание людей, один из которых играет роль просветленного, а остальные – тех, то просветляется в поле первого. И то самое поле я почувствовал с первых минут мероприятия. Если брать всех «просветленных», которых мне доводилось встречать, нечто подобное я испытывал рядом с Рам Цзы. Но здесь это было еще сильнее – смотришь в ее глаза, макушка начинает вибрировать, и твои границы начинают растворяться. Я привык доверять только тому, что прожил на своем опыте, и это был именно тот самый опыт. И главное фееричное отличие Ниру от других «просветленных» — она не говорит только о любви и радости. Она отражает тебе твою самую главную маску, отзеркаливает твою самую сильную боль, окуная тебя в нее с головой. С виду милая бабушка, но использующая НЛП по полной. И делающая это с любовью и улыбкой. Для меня это было полным разрывом шаблона – на всех сатсангах, что я был, участники, сидя с сосредоточенным лицом и тужась, пытались что-то пережить или придумать максимально умный вопрос. А здесь вроде как духовное мероприятие, но люди как-бы несерьезные и постоянно смеются.

  Некоторым, кого она подзывала к себе пообщаться, она давала прозвища – меня она называла Mr. Putin, что было связано с моей серьезностью и выдержкой. Так как после падения со скутера мне приходилось ежесекундно терпеть сильную боль в спине, делал я это очень с серьезным лицом, пытаясь понять, чего она от меня хочет и дать максимально умный ответ, что вызывало у бывалых окружающих приступы смеха. И после, сидя среди участников, я вдруг осознал ту часть себя, которая занимается тем, что переживает спазм мышц. И когда я ее принял, у меня появился выбор – переживать это далее или просто расслабить мышцы. И я расслабил.

Гордыня  После встречи мое состояние было изумительным. И я понял, что хочу к ней на длительный семинар-ретрит. Стоило это удовольствие 1400 долларов с человека, и эти затраты не входили в мои планы. Вначале она пообещала мне и моей спутнице скидку, но потом об этом благополучно забыла (все-таки ей под 70, что простительно, а может это было еще одним уровнем игры). И когда она пообещала, что на семинаре устроит мне персональный ад, я точно понял, что мне туда. Позвонил домой и попросил переслать мне денег в долг, чтобы оплатить участие. Когда человек платит деньги, он действительно ценит то, что получает взамен.

  Когда-то Ниру жила в ашраме Ошо и много лет вела группы, являясь его ученицей. После смерти Ошо она разочаровалась в ашрамной жизни и отправилась в Арамболь смотреть на океан, благодаря чему и просветлела (тогда Арамболь был еще тихой деревушкой, обителью хиппи).

  Мероприятие проходило в тихом городке Мандреме, соседствовавшим с Арамболем, и длилось 14 дней, в течение которых мы обязались соблюдать молчание за исключением сатсангов, которые проходили каждый день в первой его половине, а также случаев крайней необходимости (купить что-то очень важное). Мы сдали всю имеющуюся электронику, взамен нам выдали простые китайские будильники, по которым мы должны были определять время начала занятий.

  Так как дело близилось к Новому году, то свободного жилья было очень мало, и нас расселили в разные домики в разных частях городка по 1-2 человеку в комнате. Мне еще повезло с жильем – комната была в доме с бетонными стенами, был неплохой по индийским меркам ремонт и полноценный душ. Комната была проходной и без окон, но это уже мелочи жизни. Некоторым девушкам достались домики из пальмовых листьев – звукоизоляция в подобных помещениях отсутствует напрочь, так что если кто-то из живущих в соседних домиках индусов захочет посетить туалет или обсудить с кем-то преимущества целования стоп статуи Шивы над диалектическим материализмом, вы неизбежно будете этому бесконечным любящим свидетелем.

Пляж  Вставали мы еще до рассвета, чтобы успеть дойти до точки встречи на побережье океана, где начиналась безумная энергичная зарядка с криками, спонтанными движениями и кривляньями, выносящие мозг нам и невольным проходящим зрителям. Далее мы начинали дыхательную практику с поднятыми руками, где на каждом глубоком вдохе нужно было подпрыгивать. Руки опускать нельзя, останавливаться можно только если тебя скручивает от боли, если начинается кашель или рвотные позывы, и то на несколько секунд. В первый день с утра мы начали с 10 минут дыхательных прыжков подряд, в последний день дошли до 40. Сие действо заканчивалось купанием в океане, температура воды к концу декабря упала, и утром купаться было весьма холодно, но как вы понимаете, это была наименьшая из проблем.

  Далее следовал завтрак в местном ресторанчике, где нам накрывали отдельное вегетарианское меню, и мы могли молча наслаждаться пищей, причем делать это нужно было очень медленно, смакуя каждый кусочек. Я для этого использовал будильник, ставший моим самым близким другом на эти две недели – 30 секунд жевания на каждый кусок. Утром нам давали фрукты и мед, поэтому это был мой любимый прием пищи. В обед и ужин нам давали весьма вкусную, но тяжелую для меня вареную пищу.

Эффективность  Вся прелесть семинаров Ниру в том, что она совмещает телесные, дыхательные практики с сатсангами. Раньше она вела только сатсанги, но потом перестала, как увидела, что это неэффективно. Пока ученик находится в поле учителя, он осознан, но стоит ему уехать домой, погрузиться в привычную рутину, загрязняясь – и он все забывает, теряя полученное состояние. Потом снова едет к Гуру за новой порцией осознанности, и так год за годом, но реально в жизни ничего не меняется, и человек становится зависимым. Необходима энергия, решимость менять жизнь. Для этого нужно практиковать в поле учителя. И потом, желательно, продолжать дома.

  Ниру практикует каждое утро десятки лет, без исключений, это ее и вытащило когда-то с депрессии и алкоголизма, и практики позволили не вернуться обратно. Если ум начинает буйствовать – идешь и дышишь, пока не отпустит. Не орешь на ближнего своего, не обвиняешь других в своих проблемах. Благодаря дыхательным практикам мы отпечатывали состояние, что она транслировала в физическом теле, якорили его, чтобы в будущем мы могли в него возвращаться самостоятельно. А еще она постоянно вдалбливала в нас утверждения – практикуй каждый день, каждую секунду своей жизни осознавай дыхание и тогда ты будешь чувствовать ЭТО.

  Для сохранения осознанности необходимо было дышать исключительно через рот все две недели, наблюдая за дыханием. Когда дышишь через рот, куда быстрее выходят застрявшие эмоции — так ты перестаешь их сдерживать. За любое нарушение дисциплины полагались штрафы – увидели тебя с закрытым ртом, штраф 100 рупий. Опоздал на сатсанг – 1000 рупий. От подобной дисциплины я был в восторге. Принятие ответственности за свое состояние в любой момент жизни, потерял осознанность, опоздал – ты сделал этот выбор, последствия ты знаешь.

Ниру  На сатсангах она погружала каждого из нас в персональные ад и рай, отзеркаливая наши собственные маски и страхи, и бога внутри. И совершенно непонятно, где она играет, а где она серьезная. Чем толще броня человека, тем более абсурдным может быть ее поведение, позволяя человеку потерять привычный контроль над собой. Много смеха, разрывов шаблонов. Чего стоили только игрушки мышей!, которые сидели на коленях у нее и того, кого она препарировала. На английском mouse – мышь, mouth – рот, такой себе якорь для сохранения осознанности: дыши через рот, осознавай дыхание. Ее любимая фраза для уменьшения серьезности происходящего – «fuck that duck!», что можно литературно перевести как «еб..сь оно конем!» или «ёб..шки-воробушки!».

  С ранимыми девушками она вела себя весьма мягко, ибо их ранила даже эта мягкость, со мной – весьма жестко, давя на мою программу справедливости и вскрывая границы упрямого ума. Я сопротивлялся долго, привыкнув считать, что духовность – это то что-то серьезное.

  Мой интеллект – мой дар и мое проклятие. В детстве я смотрел на мир, как на безумный зоопарк, не понимая, как я вообще очутился в нем, вообще не понимая суть насилия, стоящего у основ цивилизации, чувствуя себя очень отстраненным от этого мира и где-то очень старым. Я был серьезным и совсем неживым. Большая часть социальных игр мне была не интересна, так что детство прошло перед книгами и телевизором (интернета тогда еще не было). Асоциальный ботаник с суицидальными наклонностями, не умеющий за себя постоять, запинающийся при общении с незнакомыми людьми.

  Но со временем благодаря алкоголю у меня получилось отупеть и уменьшить чувствительность, став более раскрепощенным, так что у меня появилось много друзей, я научился быть похожим на других людей, научившись многим деструктивным эмоциям для собственного выживания. Не скажу, что я был воплощением мирового зла, но боли я причинил другим изрядно.

  Жить я так больше не мог, так что я начал менять свою жизнь, шаг за шагом. Мир меня всячески любил, вёл, создавая новые задачи и предлагая пути решения. Главное – это сделать первый шаг и ни о чем не жалеть. Думаете, я собирался бросать пить, когда шел на холо-семинар, или переставать есть мясо после цигуна, или начинать чувствовать состояния  людей вокруг, начав есть сырую еду? В моем случае это побочные эффекты пути к способности быть счастливым. И семинары я не планировал вести массово, это начиналось как хобби — люди просто приходили и просили провести еще и еще, так это им нравилось. Часто мир просто не оставлял мне выбора – и я всегда шел вперед, только лишь бы не возвращаться в прежнее состояние сна. Я много чему научился ранее, а теперь нужно было все отбросить и все начать с чистого листа, открываясь новому опыту.

Другая сторона  И на ретрите я начал вспоминать — все, что рассказывает Ниру, я давно знал еще с самого рождения, но потом просто выбрал забыть, а сейчас я вспоминаю снова, и это знание всегда было во мне. О том, кто мы есть. Иногда я на нее очень гневался, но, не смотря на некое сектантство происходящего, ни разу не захотел уйти, наоборот, опасался, что меня выгонят до окончания ретрита (некоторых она не берет на ретрит, а некоторых выгоняет). Некоторые ее последователи выглядят вполне осознанными живыми счастливыми людьми, некоторые — полными сектантами, но она принимает оба варианта. Я просто впитывал то, что резонировало во мне, и отбрасывал все, что отдавало сектанством.

  После обеда у нас была пара часов на отдых, которые я использовал для сидения на берегу океана и осознавания мира вокруг. И это были самые счастливые часы, на третий день я начал терять границы и сливаться с природой вокруг, ощущая глубочайший покой. И с тех пор для меня не существует большего удовольствия в жизни, чем находиться в тишине посреди природы.

  После отдыха мы шли обратно в зал и смотрели видеозапись утреннего сатсанга. Иногда это было весело, когда видишь себя со стороны, но чаще очень скучно, так как моя память хорошо сохраняла все происходящее в первой половине дня. Далее мы снова шли на берег прыгать и дышать, потом ужин и сон.

  На четвертый день мне было уже настолько хорошо, что я не понимал, где же мой обещанный ад, вдруг семинар не работает? Мысли материальны :)

  Так сложилось, что благодаря преимущественному сыроедению я избавился от некоторых хронических проблем со здоровьем. После травмы в детстве я не мог дышать носом без сосудосуживающих капель – большую часть жизни я был от них зависим, операция не особо помогла. И благодаря сырой еде я стал болеть намного реже, очистились пазухи, ушла отечность, я стал дышать свободно. И любые мои попытки после есть варенку дольше, чем несколько дней, неизбежно приводили к температуре и бронхиту. Так как на ретрите я питался вместе со всеми, то адские состояния запустились благодаря еде.

Сила воли  На пятый день поднялась температура и начался понос  – мой организм больше отказывался принимать ту пищу, которая его загрязняла. Далее кашель, бронхит, по моим ощущениям температура была за 40. Так как мы дышали только через рот и купались в холодной воде, то здоровья мне это не добавляло. Но я каждое утро вставал и шел дышать на берег, иногда кашля в практике было больше, чем дыхания, приходилось напрягать мускулатуру таза, чтобы не обделаться во время практики, но я справился. Из лекарств мне пару раз давали воду с коллоидным серебром, подозреваю, что это было просто плацебо.

  Многие сильнейшие трансформации человека происходят при поднятии температуры, так что я воспринимал происходящее с оптимизмом. Но мне становилось все хуже и хуже, оптимизм начал таять. Я всерьез начал бояться за свою жизнь, вспоминая опыт полуторамесячной пневмонии, когда в теле я чувствовал что-то похожее. И каждое утро я себя останавливал, чтобы тайком не пойти в аптеку за жаропонижающим, обещая себе протянуть еще один день. И одной ночью от жара у меня начались галлюцинации с перепросмотром всей жизни, можно назвать это околосмертным опытом. И тут мне вдруг так сильно захотелось жить, и я понял, что готов на все – принять свою силу, отпустить контроль, полюбить свою темную сторону, все свои страхи, лишь бы пожить еще хоть немного. Оставалось только молиться – и я доверился происходящему. Я решил, что лучше умру на берегу во время дыхания, живя на полную катушку, чем сдамся на полпути.

  На следующий день мне стало куда лучше — я больше не боялся. Каким вкусным был воздух, и каким нежным был песочек! В столовую ходил только на завтраки, а в обед и ужин покупал фрукты, отчего мне стало еще намного лучше. Окончательно бронхит прошел в Украине только месяц спустя окончания семинара, где я уже дышал носом.

Внутренний диалог  За 3 дня до окончания ретрита я шел по улице, и вдруг это произошло – ум остановился, и я стал улицей, индусом слева, индусом справа, небом. Всем и ничем. На последующем сатсанге я сидел рядом с Ниру и был ей, а она – мной. Я ощутил то, что она переживает почти постоянно. Из этого состояния видно очень многое – в первую очередь все маски людей, их состояния, их правду и ложь. Все как в детстве. Она назвала мое состояние Сатори, озарение, но я не привязываюсь к терминологии. Сатори, самадхи, пробуждение, проcветление, нирвана, божественное присутствие – это все вопрос терминологии, у каждого она своя. Потом это состояние постепенно тускнело, но я никогда уже не стал прежним. Сейчас, наверное, я что-то среднее между тем, кем я был до ретрита и тем, кем я был в конце ретрита. Первое время после возвращения в Украину она являлась мне во снах и образах, улыбаясь и грозя пальцем, если мой ум шел не в том направлении. И сейчас, практикуя, я все ближе подхожу к тому состоянию. Написание этой статьи идет как никогда туго, ибо я постоянно проживаю то, что было там, пытаясь втиснуть опыт в ограниченный набор слов.

  Сложнее стало в том плане, что больше нельзя было врать себе в некоторых вещах, играть в прежние игры, и иногда больно видеть в людях все то, на что раньше можно было закрывать глаза. Я стал более бескомпромиссным по отношению к другим и себе. Если я это все прожил, то и любой другой сможет. В каждом есть способности. И приходится все больше учиться раскрывать способность любить, принимать и прощать, чтобы уравновешивать новые состояния. Из ретрита я очень многое взял для своих семинаров, став куда более искренним при общении с другими людьми. Но, конечно, еще развиваться и развиваться. Изменилось отношение к женщинам – ведь я видел, на что способна женщина, если имеет мотивацию развиваться! Женщина, у которой были и муж и дети. Мужчины и женщины разные, кто-то мягче, кто-то жестче, но способности к развитию у нас одинаковые. Вот ресурсы, которые важны:

  - решительность

  - самодисциплина

  - самоответственность

  - зрелость

  - божественная сила

Добро  Зрелость – это в первую очередь отсутствие детскости, инфантильности. Большинство людей останавливаются в своем эмоциональном развитии на уровне подростков или детей. Зрелость – когда берешь ответственность за все, что с тобой происходит, за каждое состояние (не путать с контролем). Больше нет папы и мамы, которые виноваты – это все в прошлом. Сейчас у тебя есть только ты. И божественная сила, которая реализуется через тебя. И что внутри тебя – это твой выбор. Никакого нытья, манипуляции жалостью, попыток самоутвердиться, игр в палача и жертву. Хочешь – делаешь, не хочешь – не делаешь. И у любого поступка будет следствие. Ты имеешь ровно то, что хочешь иметь.

  Может показаться, что это жестоко, но нет – в этом много любви и свободы, в позволении себе быть собой, а другим – ими. И семья либо партнер не должны быть целью жизни – ибо тогда будешь бояться их потерять, а страх рождает страдание и насилие, то есть отсутствие любви. Большинству из нас не хватало любви и понимания от родителей в детстве, и мы были обижены на них и на бога, который поместил нас в данные обстоятельства. И мы вырастаем, пытаемся заменить маму и папу, и бога за одно, партнером (либо гуру), ставя его на пьедестал, потом снимаем оттуда, разочаровываясь, и ища новую жертву на роль бога, еще более накапливаем обиды. Семья — это способ научиться любить, открыть в себе лучшие качества и приблизиться к богу. Это инструмент, а не цель. Вы можете жить вместе с партнером, у вас даже могут появиться дети – но внутри вы должны оставаться свободны. Вас привлекают те качества, которые вы либо подавляете, либо хотите развить. Все что вы ищете в других, вы еще не пробудили в себе.

  Спустя два года я снова встретился с Ниру на пару часов. Понадобилось пару минут, чтобы войти в то самое состояние. Оно никуда не девалось – просто ждет своего часа, распускаясь изнутри подобно цветку с каждым днем. Все в твоих руках. И это прекрасно.