Луковникова М.В. – Мама – ты моя судьба

Назад на главную: Холотропное дыхание, ребефинг, пранаямы в Киеве

 

Луковникова М.В. – Мама – ты моя судьба

 

Существуют ли на свете отношения подобные отношениям матери и ребенка? Отношения абсолютно уникальные по своей силе, глубине и значимости. Отношения, которые во многом определяют всю нашу жизнь. Как они многогранны и насыщенны, как много мы ждем от этих отношений… А в скольком разочарованы и безвозвратно ранены… И, главное, сколько в них любви!

Так сложилось в природе, что мама это наш самый первый мир, наша первая жизнь – земля обетованная. Жизнь полная единения, тепла, гармонии и комфорта. Наше глубинное представление о счастье: когда сердца стучат в унисон, когда все чувства и мысли едины, когда я и ты – одно, как две половинки – это время жизни в утробе. Обычно именно это единение мы хотим повторить в парных отношениях.

Все самое важное, глубинное, основополагающее связано с нашей мамой. Те, кто мы есть теперь, что мы можем и не можем. Чем наполнены в душе, как ощущаем себя, ощущаем жизнь, что чувствуем к собственному отцу, к людям окружающим нас и вообще к людям – всё это формирует мама. Это очень важно - именно мать. Исторически во всех традициях женщине, её роли в семье, уделялось особое внимание. Мать имеет абсолютно безграничное и глубокое влияние на душу своего ребёнка в любом возрасте. Первые три года своей жизни ребёнок активно занимается тем, что “впитывает” свою маму. Всё, чем она наполнена в своей душе. Осознанное и неосознанное. Через маму впитывается традиция, культура, способы выживания. Чтобы выжить, ребенку необходимо впитывать максимально много, быстро, без каких бы то ни было фильтров, т.е. всё, что транслирует мать, сразу уходит в бессознательные пласты нашей психики. Зная это, в нашей славянской традиции девочку с младенчества начинали готовить к будущему материнству. К большой ответственности и культуре обращения с силой, которой природа наделила женщину. Неслучайно во многих традициях женщине-матери запрещалось злиться, ругаться, вести себя социально неприемлемо. За этим следили с большой строгостью. Не случайно самым страшным негативным воздействием на человека, у всех народов мира, считается материнское проклятье, прямое – осознанное, или косвенное – неосознанное.

Последствия поступков матери всегда имеют определяющее влияние на жизнь не только собственных детей, но и на потомков. От женщины напрямую зависит, будет ли род продолжаться дальше здоровым и процветающим или он прекратит своё существование.

Однажды, во время фольклорной экспедиции по Нижегородской области, исследователи задали старенькой бабушке вопрос: “Чем Вы раньше лечили своих детей, когда они болели?”. Этот вопрос оказался оскорбительным для пожилой женщины. Она ответила: “Мои дети не болели: я родителей уважала, мужа почитала, а детей никогда не ругала”. В народе хорошо знали, что если женщина в Духе, в духовном законе, то родовая система будет процветать. Но если женщина отклонилась от закона, то последствия этого будут неминуемо тяжёлыми.

Реальность истории нашей страны такова, что уже много поколений назад большинство русских женщин потеряли доступ к своей женской силе – духовной женской силе, способности по-настоящему любить своих мужей и, как следствие, детей. Непрекращающиеся войны отнимали у женщин мужей, детей... Боль потери и траур о погибших в душах русских женщин передается уже генетически. От боли сердце матери закрывается и оставшимся, живым детям любви почти не достается. Вырастая без любви, такая девочка, став матерью, тоже не сможет ничего дать своему ребенку и так далее во многих поколениях. Войны в России были всегда и испокон веков, но существовала вера в Бога и могучая русская фольклорная традиционная культура, оказывающая мощное психотерапевтическое воздействие. Наша фольклорная традиция была реальной душевной, психотерапевтической помощью народу. Последние крохи нашей русской обрядовой традиции растерялись во время революции, войн и в течение периода советской власти. Поэтому теперь для того, чтобы выправить искажения в отношениях с партнёрами и детьми, женщинам приходится самостоятельно искать свою внутреннюю силу, дарованную природой. Проделывая при этом день за днем огромную душевную работу, возвращаясь к духовным истокам.

Последствием ухода от духовных системных законов стало реальное закрытие многих родов, люди испытывают огромные сложности в создании семьи, не могут рожать детей. А те, у кого есть дети, ощущают их как тягость, испытывают большие трудности в общении с ними. Многим, уже взрослым людям, очень сложно найти своё место в социуме, сложно выздороветь от болезней, нет энергии для жизни и ещё много разных проблем, которые указывают на то, что человек “сбился с курса”, перестав сорезонировать с чем-то Большим.

Существует три основных закона системы, по которым она существует и развивается:

Закон принадлежности.

Закон порядка (иерархии).

Закон баланса.

Первый закон – закон принадлежности гласит, что все члены системы имеют равные права на принадлежность. Вне зависимости от личного вклада в систему и морально - нравственных качеств. Это означает, что и убийцы, и жертвы, и психически больные, и талантливые, и абортированные, и рано умершие, и те, кем род гордится, – все абсолютно одинаково принадлежат родовой системе. А так же родовой системе принадлежат чужие люди, которые внесли серьёзный вклад в родовую систему, изменив её судьбу. Это первые любови, сексуальные партнёры, убийцы, насильники, спасатели и т.д. Сила этого закона особенно видна, когда в роду кого-то отрицают, т.е. изгоняют, в связи с тяжелой судьбой или аморальными поступками. Исключёнными могут быть абортированные, убитые, оставленные или незаконнорожденные дети, любовные отношения, болезни, тяжёлые внутрисемейные отношения, трагичные судьбы и т.п.

Тогда по закону нашей души, нашего бессознательного, которое всему говорит: “Да”, у которого для всего есть хорошее место, кто-то в роду должен будет “вернуть” в систему отвергнутого члена рода. Тем самым восстановив равновесие. Вернуть - означает бессознательно заместить его в роду, например, повторив его судьбу.

У каждого рода существует своё родовое поле – родовая душа. Для этой души очень важно, чтобы все, кто принадлежат родовой системе, имели в ней хорошее место, чтобы никто не был исключён. Вспомните, как ведут себя маленькие дети, как они искренне любят всех членов семьи, даже если члены семьи плохо относятся друг к другу. Если в системе кто-то исключается, не имеет значения, по каким именно причинам, то обязательно появится ребёнок, который с огромной любовью к роду “вернёт” этого человека обратно в систему. То есть он будет с ним идентифицирован и повторит его судьбу. Как бы говоря своей родовой системе: “Я повторю его судьбу, смотрите на него через меня. Примите его, он принадлежит нам!” Он, его дети, внуки и правнуки будут это делать до тех пор, пока в системе не примут изгоя. Так могут исключатся рано или трагично ушедшие из жизни; душевно больные; те, кто вели себя аморально или безнравственно; те, кто причинил вред системе; те, у кого была тяжёлая судьба и др. Или, например, если женщина не принимает первую жену своего мужа, то её дочери придётся возвращать папину первую жену в систему. Ведь именно этой женщине она обязана своей жизнью. Девочка получила свою жизнь благодаря тому, что первая папина жена от него отказалась. А мама, именно по этой причине, получила своего мужа. Если в системе уважают первую жену папы, то дети и внуки будут свободны от идентификации. Но если к ней относятся плохо, то душа ребёнка будет стремиться вернуть изгоя обратно. Понятно, что отношения с дочерью у родителей в этом случае будут тяжёлыми. Или, когда мать говорит сыну: “Только не будь таким, как твой отец!”. Для детской души это прямой призыв к действию. Ребёнок бессознательно начинает возвращать в систему отвергнутого родителя. Соединяясь с ним через его “пороки”. К ужасу своей мамы.

Обычно все тайны в родовой системе связаны именно с исключением – событий или людей. Следствием чего могут быть тяжелые или не излечимые заболевания, тяжёлые судьбы, невезение, непроходящая усталость и подавленность и т.п.

Исключёнными могут быть и люди с социально одобряемыми качествами. Например, когда исключают особо выдающихся, талантливых, заслуженных людей, а так же особенно добрых, великодушных, красивых. Их портреты обычно вешают на стену и всем показывают. С особой гордостью объясняя потомкам, к чему они должны стремиться в своей жизни и на кого должны быть похожи. Другими словами, даётся посыл: “Он так хорош, он так отличается от нас, что он к нам простым смертным не имеет никакого отношения”. Для бессознательного этот посыл переводится как: “Он не такой, как мы. Он не наш”. Тогда кто-то из потомков должен будет, насилуя себя, вылезая из собственной шкуры, стремиться повторить его успехи, достижения и непременно получить одобрение за заслуги. Не испытывая при этом ни радости, ни удовлетворения, а только душевную боль и смертельную усталость от жизни. От не своей жизни, часто - уже прожитой.

Любое исключение создаёт колоссальное напряжение в системе. Проявляется оно через болезни потомков, тяжесть судеб, различные проблемы. Система стремится к равновесию, путь даже и не гармоничному. Для родовой души и души человека, как члена этой системы, на глубинном уровне очень важно, чтобы никто из системы не был потерян. Когда в системе всем есть хорошее место, то для каждого открывается возможность идти по своей судьбе.

Соблюдение закона принадлежности – это, прежде всего, уважение к судьбам всех членов родовой системы. Принятие особенностей их судеб, таких как есть, не смотря на непонятность происходящего. Достаточно часто, очень многое в жизни других людей остаётся непонятным. И только в расстановочной работе начинаешь видеть, что за любыми поступками человека и поворотами его судьбы, как сказал Берт Хеллингер, стоит любовь. Огромная любовь к членам своего рода.

Второй закон – закон порядка (иерархии), один из самых важных законов для жизни. Его несоблюдение приводит к краху в жизни, а при дальнейшем игнорировании – к смерти. Этот закон прописан в пятой заповеди, причём это единственная заповедь, которая не просто перечисляется как другие, а мотивируется: “Почитай отца и матерь твою, чтобы тебе было хорошо, и чтобы ты долго жил на земле”. Закон порядка гласит, что тот, кто пришёл в систему раньше, имеет больше прав, ответственности и преимуществ перед теми, кто пришёл в систему позже. Т.е. родители перед детьми, старшие дети перед младшими. Тот, кто пришёл раньше, даёт тому, кто пришёл позже. Даёт поддержку, любовь, заботу, внимание, душевную включённость. А тот, кто пришёл в систему позже, принимает с благодарностью то, что ему дают. А на душевном уровне это означает, что все свои душевные проблемы (в парных отношениях, в отношениях с родителями, проблемы на работе и т.д.) родители решают самостоятельно, не посвящая в них детей. При этом дети могут оставаться детьми, уважая своих родителей, как родителей. Это соблюдение иерархии.

Но если взрослые дети уже создали свою семью, то теперь вновь созданная семья будет иметь приоритет перед родительской семьёй, т.к. теперь она продолжает жизнь. Это означает, что теперь супруги важнее друг для друга, чем их родительские семьи. В библии тоже об этом говорится, что взрослые дети должны отлепиться от родителей и прилепиться друг к другу, как муж и жена.

В этом случае очень важно отпустить уже взрослого ребёнка в свою жизнь, не ожидая от него “расплаты” за то, что его когда-то родили и вырастили. Это ребёнок никогда не сможет скомпенсировать своим родителям. Но теперь он наполнен родительской любовью и ему есть что дать своему партнёру и детям. Нарушение закона проявляется тогда, когда родители требуют от взрослого ребёнка полной включённости в свою систему. Тогда взрослые сын или дочь вынуждены “разрываться” между мамой и своей семьёй. Ребёнок, даже если он взрослый, никогда не сможет заменить родителю его родителей. Он никогда не сможет сделать несчастных родителей – счастливыми, больных – здоровыми, слабых – сильными. Ребёнок не сможет стать смыслом жизни, радостью, волей к жизни, опорой и поддержкой для родителей. Та поддержка, которую родитель хочет получить от своего взрослого ребёнка, на самом деле ожидается от собственных родителей, но поскольку с ними отношения не сложились, теперь требования ложатся на плечи детей и внуков. Это непосильная ноша, которая стоит очень дорого – сначала здоровья, собственной судьбы, а кому-то и самой жизни. И когда взрослая дочь (или сын) продолжает быть активно включённой в родительскую семейную систему, а не в свою собственную, то результатом будут разрушенные партнёрские отношения, а так же душевное и физическое нездоровье детей.

Третий закон. Закон баланса поддерживает равновесие в системе между её членами. Вот как об этом говорит Берт Хеллингер: “Отношения между людьми начинаются с того, что мы что-то даём и что-то берём. Когда мы что-то получаем от других, то мы теряем свою независимость и невиновность. Потому что приняв, мы чувствуем себя обязанными дающему, мы становимся его должниками. Эта вина воспринимается нами как дискомфорт и давление, и мы стремимся от неё избавиться, давая что-то в ответ”. Так это уравновешивание во взаимоотношениях приносит ощущение равновесия и комфорта. Это очень важный закон для парных отношений, когда супруги могут поддерживать равенство в отношениях. Именно это отличает парные отношения от детско-родительских. Чем больше партнёры способны к обмену, тем сильнее и сплочённее их пара и, как следствие, счастливее и здоровее их дети.

То, что касается отношений родителей и детей, то здесь баланс невозможен. Здесь баланс не в обмене, как между равными, а в том, что родители только дают, а дети только берут. Родители нам дают не только жизнь. Они нас кормят, воспитывают, защищают, заботятся о нас, дают нам дом. Это никак нельзя уравновесить. Это очень важно брать, не оценивая и не разбирая, как есть. Таким образом, мы словно говорим своим родителям: “Я принимаю все – с любовью”. Такая форма принятия одновременно восстанавливает равновесие, потому что родители чувствуют уважение к себе. И тогда они дают с большим удовольствием.

Если мы принимаем от наших родителей именно так, то этого, как правило, достаточно. Когда ребенок вырастает, он говорит своим родителям: “Я много получил, и этого достаточно. Я возьму это с собой в свою жизнь”. Тогда ребенок чувствует себя и довольным и богатым. А еще он добавляет: “Остальное я сделаю сам”. Затем ребенок говорит родителям: “А теперь я оставляю вас в покое”. Он отделился от родителей, но он не потерял их, а родители не потеряли его. Благодаря тому, что родители дают очень много, а ребёнок никогда не сможет им это скомпенсировать, появляется чувство вины. Именно оно выталкивает его из родительской системы. Теперь он наполнен, для него важно поделиться с партнёром. А в дальнейшем он будет так же безвозмездно отдавать своим детям. И этим отчасти скомпенсирует родителям то большое, которое они ему дали. И так жизнь продолжится.

Но если у родителей было много тяжёлого со своими собственными родителями, то они мало что смогли от них получить. И теперь в парные отношения они пришли “нищими” и “голодными”. Вместо ресурса – тяжесть и боль. В таком случае партнёрам нечего дать друг другу и детям. Теперь вместо того, чтобы давать собственным детям, такие родители начинают забирать ресурс у своих детей (чаще матери). Т.е. дочери и сыновья становятся психологически мамами и папами своим матерям, оказывая душевную и психологическую поддержку ценой отказа от собственной семьи, потому что жизненной энергии уже ни на что не хватает, а депрессия такой силы, что с ней уже почти невозможно справится самому. В итоге из поколения в поколение повторяется одна и та же динамика - дети отдают свой душевный и энергетический ресурс родителям, забирая силу у своих партнёров и детей (если удастся создать семью). Вместо того, чтобы родители как корни питали растущее дерево, ветви начинают выполнять эту функцию. Такая динамика не может продолжаться бесконечно. Ресурс заканчивается – род закрывается. Подтверждение тому – большое количество случаев бесплодия у женщин и мужчин. И так много людей не могут создать семью, а создавая – всё-таки разводятся. Этот разворот жизни вспять и есть нарушение сразу всех законов.

В Америке было проведено одно интересное психологическое исследование. Его целью было выяснить, зависит ли здоровье человека от личной удовлетворённости родительской любовью. Студентам колледжей предлагалось ответить на один простой вопрос, как они считают, по их внутренним ощущениям, любят их родители, или нет? Через 35 лет экспериментаторы встретились со всеми опрашиваемыми. Оказалось, что среди тех людей, у которых было ощущение внутренней удовлетворённости родительской любовью, болеющих людей различными заболеваниями было 25%.

Среди тех, кто был не удовлетворён родительской любовью, болеющих было 87%.

А среди тех, кто ответил, что чувствуют любовь только одного из родителей, уровень заболеваний был 50%.

В норме мать обожает своего ребёнка, она в него влюблена. Поэтому часто говорят про безграничную материнскую любовь. Оказалось, что когда человек любит, подавляется работа отделов мозга, отвечающих за критику и негативные эмоции. Когда мать смотрит на своего малыша, активно выделяется гормон допомин (вызывает эйфорию), а в мозгу активируются зоны, отвечающие за удовольствие. Потребность в любви - базовая потребность. Люди “спроектированы” для любви. Но если мама не может так относится к ребёнку, отказывая ему в принятии и любви, то тогда речь идёт о переплетении.

Оказалось, что когда человек чувствует отвержение (отказ в любви), то активируются зоны головного мозга, отвечающие за ощущение боли в коже и мышцах. Это реально ощущаемая боль. Когда нам отказывают в любви, мы чувствуем боль. Всё болит: душа, сердце, тело – всё, и не хочется жить. Когда мать отвергает ребёнка – жизнь для него теряет смысл. Отверженные дети получают от матери бессознательное послание: “Не живи!” и ребёнок его реализует. Например, постоянно и пожизненно болеет, находится в депрессии, отказывается иметь работу, свою семью – отказывается от жизни.

Отвержение заключается не только в том, что мама, например, оставила ребёнка в детском доме или бабушке, или рано ушла из жизни. Может быть у мамы были аборты (см. статью “Аборт”) или рано умерла мать, или что-то другое тяжёлое – тогда она покидает ребёнка своей душой. Мама “уходит” туда где её боль и ребёнок перестаёт чувствовать материнскую любовь. Хотя внешне это может быть очень заботливая, опекающая, тревожная и контролирующая мама. При этом есть прямая зависимость, чем гиперопечнее мать, тем меньше у неё душевная связь с ребёнком. Гиперопекой женщина компенсирует своё душевное и энергетическое отсутствие. Гиперопеку часто путают с любовью, но всё это не имеет никакого отношения к любви. Материнская любовь – это бессознательный поток. Ребёнок его чувствует как силу, где бы не находилась мать, даже если она уже умерла. Это создает глубокое чувство удовлетворённости жизнью, защищённости, внутреннего спокойствия и силы. Это ощущение душевного изобилия. Такой ребёнок счастлив и успешен в жизни, на счастье его благословила сама мать.

Когда то Берт Хеллингер сказал: “Выигрывает тот, кто может радоваться своей матери. Полнота жизни и счастья приходит к нам именно так. Это основа для любого будущего счастья. Счастье – это подарок. Счастье всегда является результатом отношений. Мы счастливы, когда радуемся отношениям. Человек не будет иметь удачных отношений до тех пор, пока не будут удачными его первые отношения – отношения с его матерью. Изначальное счастье для ребёнка в том, чтобы быть рядом с матерью. Когда, позже он пойдёт к другим людям, он может взять с собой изначальное счастье. Конечно, отец тоже играет важную роль во взаимоотношениях с ребёнком, но счастье начинается рядом с матерью. Отец и мать здесь находятся на разных уровнях. Здесь есть разница и отец знает это. Но ему не нужно ревновать, потому что его отношения с его матерью точно такие же”.

Самое важное, что даёт нам мать – это доверие, изначально к ней самой, а в дальнейшем ко всему миру, счастье, изначально от общения с ней самой, а в последующем от жизни, любовь, к ней, а потом, как проекция, к людям и ко всему миру. Мама закладывает базовые вещи, глубоко бессознательные, те, которые становятся нашей душевной основой, стержнем. Те основы, которые в дальнейшем определяют нашу жизнь. Мамиными глазами мы смотрим на весь мир. Именно мама, знакомя ребёнка с миром, расставляет акценты, выделяет значимые вещи и не очень. Через неё ребёнок узнаёт, какой мир “на самом деле”. Отношение отца к ребёнку и ребёнка к отцу тоже формирует мать. Она единственный посредник между ними. И от того разрешит ли она в своей душе отцу и детям любить друг друга, будет зависеть жизнь не только самих детей, но и внуков, и правнуков (см. статью “Отвергая отца”). С мамой мы познаём отношения без границ – полное слияние души и тела. Кстати, от того удалось ли ребенку это счастье пережить с матерью, будет зависеть, сможет ли он проживать радость от близости со своим партнёром. В зоне женского лежит развитие творческих способностей, интуиции, речи (правда логическая речь лежит в зоне отца). И, самое главное, способность создать счастливые парные отношения.

Но и это ещё не всё. На себя самих мы тоже смотрим её глазами. Что вы чувствуете к себе, когда смотритесь в зеркало? Или когда вы выступаете перед другими людьми? Или в партнёрских отношениях? – всё это чувства к Вам Вашей матери. Именно через неё мы узнаём какие мы.

Как мама относилась к ребёнку в своей душе? Могла ли она любить его безусловной любовью: принимать таким, какой он есть, соглашаясь с его особенностями и судьбой. Любила ли она в ребёнке проявления его отца? А может быть похожесть ребёнка на отца наполняла её сердце злостью и разочарованием? Практика показала, что только те люди, которых любила мать безусловной любовью, любила и уважала в них их отца, в своей жизни могут быть счастливы и успешны. Принимая, любя и уважая себя, такие люди так же относятся к своим детям и к окружающим.

В детстве дети относятся к самим себе весьма позитивно. Им нравится всё, что они делают, спокойно относятся к тому, что пока не могут. Они любят в себе всех родственников, на которых они похожи. Не разделяя на плохое и хорошее. Удивительно, как при таких природных данных, в процессе взросления вместо созревания адекватной самооценки появляется ненависть к себе, самокритичность становится средством самоубийства, возрастает невероятная тревога, неуверенность в себе, страхи. Появляется целая куча болезней. Ведь всё наше существо создано для любви.

Когда у мамы много тяжелого, она не всегда может заметить, что с ребёнком происходит что-то неладное. Она настолько погружена в свою душевную боль и внутренние проблемы, что по сравнению с её состоянием состояние ребенка воспринимается как нормальное, а может и хорошее. Поэтому достаточно часто мама обращает внимание на проблемы ребёнка уже только тогда, когда их не заметить просто не возможно. И воспринимаются они как снег, свалившийся на голову – внезапно и болезненно. Но для того, чтобы у ребёнка сформировались, закрепились, а потом проявились различные проблемы, начиная со здоровья и кончая неудачной семейной жизнью, нужно достаточно много времени. К счастью, ничего в этом мире не появляется случайно. Поэтому что-то можно предотвратить, а многое изменить. Все негативные изменения появляются как следствие ранее нарушенных законов. Просто проявляются они в переломные, важные моменты жизни ребёнка. В те моменты, когда ребёнку необходим ресурс для следующего шага в свою жизнь. Например, пошёл в детский сад – стал болеть, стал не послушным, агрессивным и т.д. Или пошел в школу – стал невнимательным, больным, стал воровать, врать и т.п. Или в старших классах “от рук отбился”, связался с плохой компанией, начал вести себя противоправно. Или: “Дочь выросла, всё при ней, а с молодыми людьми у неё не ладится”. Или уже взрослый ребёнок не может создать семью.

Дети всеми силами с момента появления на свет подстраиваются под родителей. Так устроила природа – хочешь выжить, сонастройся с матерью на одну волну. Хорошо, если движение друг к другу обоюдно – это называется счастьем. Но часто бывает, что найти подход к родительскому сердцу не так-то просто. Родители не всегда могут увидеть и правильно расценить поведение и состояние своего ребёнка. Очень часто возникает путаница. Родители полагают, что ребёнок будет проявлять своё движение на встречу через заботу, послушное поведение, улыбку и мягкость характера и т.п., но это совсем не так. Ребёнок не может ждать, пока мама вернётся из своей внутренней боли, он начинает кричать всеми возможными способами, лишь бы мамочка услышала и вернулась. Ребёнок может начать болеть, плохо себя вести, подвергать свою жизнь опасности. А может стать невероятно тревожным и не будет отпускать маму от себя ни на шаг. Или агрессивным и вызывающим. А может он тихий и безвольный, неспособный за себя постоять. И если родители не откликаются на призыв слишком долго, то сердце ребёнка наполняется болью и закрывается.

Достаточно часто слышишь от родителей, с каким ужасом они ждут подросткового возраста своих детей или какое отчаяние их охватывает, когда у ребенка наступает этот “ужасный возраст”. Не случайно именно в этом возрасте проявляется столькое! Внезапно и сильно, как ураган. Это замечательное время, подготовленное самой природой для первого, санкционированного движения в свою жизнь. Это очень важный рубеж перехода во взрослую жизнь. Это долгое время примерно с 10 до 16-17 лет, когда детство уже закончилось, а взрослая жизнь ещё не началась. Это самое сложное время перемен. Когда гусеница из куколки превращается в бабочку. Когда подросток открывает подаренную родителями силу и любовь, пробуя свои границы в социуме. Проверку проходит всё: самооценка, внутренние и внешние границы, внутренние и внешние ценности, готовность к парным отношениям, родительская семья, ощущение стабильности и защищенности. Внутренние стремления и желания. Подросток пробует “на зуб”: как в реальности действует закон. Закон бытия. И, самое главное, подросток пристально направляет свой внутренний взор на реакцию родителей по поводу его движения в свою собственную жизнь. Если родители с любовью ему говорят: “Иди, ты справишься. Мы с тобой! У тебя получится. Мы в тебя верим!”, то подросток внутренне успокаивается. И если в системе законы соблюдаются, уважается отец, то подростку, изучающему мир и себя, в этом мире ничего не грозит. Так же замечено, если мать принимает своего ребенка безусловно, то и в подростковом, да и в любом другом возрасте ребёнок относится к себе принимающе.

Одна мама рассказала забавную историю про свою четырёхлетнюю дочь, которая попыталась сказать маме, как она нуждается в её любви. И как маме хватило мудрости это увидеть. Девочка решила сделать маме приятное – помыть посуду. Мама, услышав грохот бьющейся посуды, прибежала на кухню. На полу был потоп и несколько разбитых вдребезги тарелок. Увидев мамины напуганные глаза, дочь сказала: “Мамочка не волнуйся, я всё подмету”, но было уже поздно… “Меня понесло, и я её наказала”. В другой раз дочь решила сделать маме сюрприз: напечь пирожков. Вся кухня была в муке и воде. На тесто пошли все яйца, что лежали в холодильнике и пакет молока. Дочери опять досталось. Но девочка не теряла надежды. На новый год мама купила себе очень красивое и очень дорогое вечернее платье с блёстками. Дочь, видя, как маме нравится это платье, решила сделать ей подарок. Она вырезала из маминого платья много блестящих сердечек и с любовью наклеила их на большой лист бумаги. Кода мама пришла с работы, дочь с абсолютно счастливым лицом сообщила, что у неё есть для мамы красивый подарок. “Кода дочь вынесла кусок ватмана, оклеенный остатками моего платья, у меня начался истерический смех и я начала плакать. Я не знала, что мне делать, то ли выдрать её, то ли поблагодарить за подарок, ведь я её учила благодарить за подарки. Видя её старания и с какой любовью она всё это сделала, выпороть её я не смогла”. На вопрос дочери, почему она плачет, мама ответила: “От радости”.

Когда в семье рождается ребенок, первый вопрос, который задают родителям или родственникам: “Кто у вас родился? Мальчик или девочка?”. Это принципиальная разница. Семьи, имеющие разнополых детей, очень хорошо знают, что сын и дочь – это две абсолютно разные истории. Различие это открывается родителям с первых месяцев жизни ребёнка.

Отношения матери и сына.

Изначально мальчик рождается у человека другого пола. Мамой мальчик тоже воспринимается как “другой”, “не такой как я”. Женщина часто не знает, что же с ним делать. Есть такой миф, что мальчиков нельзя ласкать, быть с ними чересчур нежными и любящими, т.к. они могут вырасти слишком женственными и изнеженными. Женственными мужчины становятся совсем по другим причинам, мы их рассмотрим чуть позже. В норме, мальчик находится в поле влияния женского, т.е. в поле матери, примерно до трёх лет. Это как раз тот сенситивный (чувствительный) период для восприятия всего женского. Именно в этом возрасте (и только в этом возрасте) мама закладывает всё самое глубинное, самое важное на всю будущую жизнь сына. После трёх лет мальчик нуждается в мужском. И женское для него – уже губительно. Мама, активируя женское в ребёнке, закладывает базовые вещи: доверие и любовь (к себе, к другим, к миру), счастье, творческие способности, интуицию, интерес к людям, заботу о других, нежность, чуткость, эмпатию (вчувствование в состояние другого человека) и т.д. Затем мальчик переходит в поле влияния отца. (При условии, что мама отпустила малыша к папе). И теперь он активно наполняется мужским (см. статью “Отвергая отца”). Мама отпускает сына к отцу очень рано и уже навсегда. Она отпускает его в мужское – на родину. Теперь мальчик наполняется только мужским и с каждым годом он всё сильнее и сильнее начинает отличаться от мамы, от женского. Став взрослым, такой мальчик обладает выраженным мужским (мужского несоизмеримо больше, чем женского) и для того, чтобы это уравновесить, ему необходима женщина с выраженным женским. Теперь они хорошо дополняют друг друга. Так создаются крепкие партнёрские отношения. Это в норме.

Но бывает так, что у мамы, например, не сложились отношения в своей родительской семье. И всё своё детство мама была вынуждена быть психологически матерью для своей матери. Поэтому сама она ребёнком не побыла. Тогда, выйдя замуж, первое, что она попытается сделать – реализовать свою самую главную потребность – в матери. Теперь муж становится её психологической мамой. Она, наконец-то, “дочь” и вроде бы всё хорошо. (Про мужей, заменяющих жёнам матерей, женщины часто говорят, что они похожи на сына, на тряпку, на того, у кого мало мужской силы. Да, ведь он пожертвовал своим мужским ради женщины, которую любит, которой предан.) Но когда парные отношения из партнёрских переходят в детско-родительские, брак начинает распадаться. И он, вероятнее всего, распался бы официально, если бы не родившийся сын.

С сыном женщина реализует всю сладость не состоявшихся партнерских отношений, свои мечты. С мальчиком у женщины связано много позитивных надежд. Теперь она сама вырастит себе мужчину своей мечты. И вот, не успев родиться, он уже психологически муж для матери и соперник для отца. Причём, соперник – победитель, ведь самая лучшая женщина на свете предпочла его самому сильному мужчине на свете – отцу.

От мамы он перенял чувствительность, способность сорезонировать, мягкость, нежность. Это заласканный, залюбленный и занеженный мальчик. Про таких говорят, что это баловень. Мужчина, который любит блистать, любит наряды, восхищение и похвалу в свой адрес. Он словно говорит всем женщинам: “Любите меня, я принимаю вашу любовь и заботу”. Примеры “маминых мужей” встречаются часто на эстраде. Яркий литературно-исторический пример “маминого мужа” – Дон Жуан. Мужчина, который так и не стал сыном для своей матери, но только мужем. В поисках матери он меняет одну женщину за другой. Но ни одна женщина на свете не может заменить ему его мать. Поэтому этот поиск бесконечен. Такой мужчина не может остановиться, а если и создаёт семью, то не надолго. Он, как правило, миролюбив и спонтанен. Интересно, что именно этим мужчинам женщины прощают слабости и продолжают опекать их даже после расставания. Это мужчина, у которого куча амбиций и планов, но нет достаточно мужской энергии для их реализации. Отношения между отцом и сыном в такой семье специфические. На отца сын смотрит глазами своей матери – пренебрежительно, как смотрят на проигравших. Такая матрица взаимоотношений создаёт очень тяжёлую динамику для ребёнка в его последующей жизни. Теряя мужское, сын теряет главные для выживания качества: способность самостоятельно принимать правильные решения, нести ответственность, отвечать за тех, кто рядом, стремление создать семью, охранять и защищать свою семью и свою территорию.

Ребёнок всегда готов восполнить матери то, что ей не хватает, например отца. Тогда это очень ответственный, рано повзрослевший, рано ставший серьезным ребёнок. Такие сыновья очень часто воспитывают своих братьев и сестёр, работают на нескольких работах. Отца в такой семье нет, либо он проблемный, либо мать испытывает к нему ненависть. Сама мать крайне тревожная (от этого всеконтролирующая), эмоционально заморожена, что порождает тревогу у детей. Она постоянно транслирует сыну: “Без тебя я не справлюсь. Без тебя я не выживу”. При этом может вести себя весьма авторитарно, решая все вопросы по поводу сына в одностороннем порядке. В поведении это, например, может выглядеть так: детским голосом мама спрашивает разрешения сына на что-то, или просит совета, или поддержки. А ребёнок, которому вполне может быть не больше пяти лет, может запретить маме куда-либо пойти, или милостиво что-то разрешить. Ощущая мамину тревогу, мальчик как бы говорит: “Я тебя не брошу! Я буду с тобой! Я тебя понесу!”. Правда отец, если он есть, будет относиться к сыну весьма агрессивно. Несоответствие в системе создаёт колоссальное напряжение. Отец начинает чувствовать, что маленький сын управляет его женщиной, имеет более значимый статус для неё в семье, но при этом сам отец доступа к сыну просто не имеет. Женщина бессознательно транслирует мужу: “Я очень нуждаюсь в поддержке, поэтому сына тебе не отдам”. И совершенно не осознавая, что происходит, отец начинает воевать со своим “тестем” в лице собственного сына (у сына идентификация с дедом, отцом матери). Всячески стараясь отвоевать свою территорию, выгнав соперника вон. В итоге на территории остаётся только один мужчина. В семьях с подобной динамикой отец и сын часто остаются врагами на всю жизнь. Вырастая, такой мужчина так и продолжает ощущать, что всю ответственность в этой жизни он несёт один. Эмоционально это достаточно агрессивные (или аутоагрессивные), критичные, психопатичные люди. От того, что всё приходится держать под контролем, постоянно растёт напряжение, которое никогда не разряжается до конца (чтобы выжить, этому мальчику пришлось держать под контролем маму – саму жизнь). Это люди, которые болеют сердечнососудистыми заболеваниями, “сгорают” на работе. Реализация в социуме достаётся невероятными усилиями. А работа не приносит душевного удовлетворения. В своей семье этот мужчина то тиран, то настоящий капризный ребёнок, которому всегда не хватает любви, внимания и всего остального, ребёнок, который никому не доверяет, как бы его супруга ни старалась. Так как, в своё время, его мама отказала ему в любви и в отце – т.е. в поддержке. Как правило, требуется много времени, чтобы такой человек предположил, что его действительно любят. И что ему не нужно “вылезать из кожи”, чтобы заслужить любовь близких. Для него очень страшно позволить себе брать любовь своей партнёрши. Потому что тот, кто берёт, становится зависим от того, кто дал. А это проявление слабости (ситуацию очень сложно будет удерживать под контролем).

Бывает и так, что сын замещает для матери не только мужа, брата, или отца, но даже и мать (чаще в семье, где несколько мальчиков или единственный ребёнок – мальчик). Тогда это очень добрый, тихий, покладистый мальчик. Он заботлив, нежен, боязлив, внимателен, тревожен, его очень любят воспитатели и учителя (женщины), но по отношению к нему бывают агрессивны одноклассники. Во взрослом возрасте мужчины не считают его членом своей стаи, относятся к нему снисходительно, женщины относятся к нему очень тепло, но не рассматривают его как партнёра, т.к. в нём столько женского, что никакого притяжения между одинаково заряженными частицами не возникает. Это, как правило, ответственные, живущие только по правилам люди, избегающие любых конфликтных ситуаций, не выдерживающие агрессии в любом её проявлении, а их положительность воспринимается окружающими, как чрезмерная. В профессиональной деятельности, заняв нишу помогающих профессий, эти мужчины добиваются хороших результатов (преподаватели, врачи, психологи и т.п.). Обычно такие мужчины испытывают трудности в создании семьи, оставить мать не представляется возможным, поэтому приходится совмещать службу в родительской семье со своей личной жизнью. Правда, если такому мужчине встретится женщина с выраженным мужским (т.е. дочь, оставшаяся с отцом), или женщина, сильно нуждающаяся в матери, то между ними возможен союз, правда весьма конфликтный.

Мальчик, оставшийся в поле матери, продолжает наполняться женским и погибает как мужчина. Женское восприятие мира, ценностей, взаимодействие с окружающими. Меняется походка, пластика, мимика – она становится более сглаженной, плавной. Речь тихая, плавная, иногда даже внешность оформляется по женскому типу: длинные волосы, серьги, кольца, парфюмерия и одежда – унисекс и.т.д.

Мужчине без отца невероятно сложно реализоваться в социуме, ведь исследовать, изобретать, рисковать – природное мужское поведение – мамой было запрещено ещё в детстве.

Существует ещё одна тяжёлая для мальчика динамика. Она связана с изнасилованием женщин в роду. Если мать или, например, бабушка пережили сексуальное насилие, то их внутреннее бессознательное стремление убить мужчину, как воплощение зла, будет стремиться к реализации часто на первом же родившимся в роду мальчике. Обычно такой мальчик живёт с бабушкой и мамой. Женщина бессознательно транслирует сыну: “Тот, кем ты родился – это ужасно. Мужчины – это отвратительно и грязно. Мужчины – это зло, и пока ты мужчина – ты мне не нужен”. Тогда, чтобы выжить в этой системе, мальчик должен стать… девочкой (на практике это одна из причин гомосексуальности). И вот мимикрировав под женское, мальчик получает от мамы бессознательное одобрение, а это значит, что можно жить. Мальчик навсегда для себя уясняет: “Цена собственной жизни – отказ от мужского”.

В настоящее время очень ярко выражена тенденция смещения полов. Мужчины стали более женственными, а женщины более мужественными. Женщины выполняют мужские функции в семье и в социуме. Теряя самоидентификацию, мужчины начинают погибать в прямом смысле этого слова. Трудно поверить, но сформировали этот процесс женщины. Женщины – матери.

Трагедия сына заключается в том, что к отцу, в мужское, его может отпустить только мать, условием чего является любовь и уважение к отцу ребёнка. Если мама этого сделать не смогла, самостоятельно перейти из женского в мужское мальчик не может. Но став взрослым, через психотерапевтическую помощь, мужчина способен вернуться к отцу – в мужское. К мужчинам своего рода, к своей силе. Следствием исторических событий в России явилось то, что мужское было попрано как принцип, как сила, как энергия. Осознавая свою абсолютную власть над детьми, женщина многое могла бы изменить для своих потомков, начиная менять некоторые стереотипы своего восприятия мира, воспитывая в этом своих детей.

С дочерью у мамы отношения складываются иначе. Родившись у человека того же пола, девочка воспринимается мамой, как продолжение себя самой. Многие женщины, которым не хватало тёплого эмоционально контакта с матерью, страстно желают иметь дочь и “боже упаси – сына”. Девочка изначально транслирует женское, с первых месяцев жизни она готова к тонкому сорезонансу с матерью. Но если женщине хватило тепла в родительской семье, то пол ребёнка не будет иметь принципиального значения.

Девочка так же первые три года пребывает в поле и пространстве матери, она также наполняется доверием, любовью и радостью, как и мальчик. Примерно в три года девочка переходит под влияние отца и остаётся в его поле до шести - семи лет. В этот период девочка активно наполняется мужским, в ней инициируются: внимание, целеустремлённость, логика, трудолюбие, ответственность, воля и т.д. А самое главное, именно в этот период закладывается понимание того, что девочка отличается от папы по полу. Что она похожа на маму и скоро она станет женщиной, такой же красивой как мама. Именно в этот период дочери обожают своих отцов. Активно проявляют знаки внимания и симпатию по отношению к папе. Хорошо, если мама это поддержит, а папа покажет дочери свою любовь. В дальнейшем именно этот опыт общения с самым главным мужчиной в жизни позволит ей чувствовать себя привлекательной женщиной. Теперь у девочки инициированы принципы мужского, она любознательная, смелая, активная, целеустремлённая, а значит, она многого сможет добиться в жизни. Но самое главное, у неё есть счастливый опыт быть принимаемой и любимой самым важным мужчиной на свете. По истечении некоторого времени папа отпускает дочь обратно к маме – в женское. Теперь девочка возвращается к маме иной – она уже знает, что она такая же прекрасная женщина как мама. И теперь радом с мамой девочка начинает набирать свою женскую силу и красоту. Внутренне она чувствует, что ей необходима эта сила. Ведь когда она станет взрослой, ей будет что подарить своему мужу и детям. Она включена в женский поток.

Но бывает так, что у женщин в роду с мужчинами связано много тяжёлого. Возможно, было насилие со стороны мужчин, предательство и, как следствие, аборты и т.п. Тогда, как предупреждение, девочкам передаётся бессознательная информация: “Бойтесь женского в себе, оно привлекает мужчин, а они опасны. Мужчины – это зло”. Поэтому женщины перестают “видеть” и ценить свою женскую силу и красоту. Перестают ею жить. А по отношению к мужчинам испытывают бессознательный страх. Имея лояльность к своей родовой системе, женщина не отпустит дочь не только к отцу, но и в супружескую жизнь. Бессознательный страх мужского затруднит её отношения с противоположным полом и отяготит её семейную жизнь, если ей удастся создать семью. Дочь, не получившая от матери разрешение на женское, а от отца подтверждение, что женское в ней прекрасно, психологически так и остаётся девочкой на всю жизнь. Девочкой, которая уже никому не поверит, что она прекрасна. Глубоко в душе ей крайне сложно будет принять себя, чаще такие женщины испытывают недовольство собой, вплоть до отвращения. Став взрослой женщиной, к мужчинам она подходит либо с позиции дочери, либо матери, но не равной партнёрши (взрослеет ребёнок только рядом с отцом). Бессознательно она так и продолжает быть маминым отростком, не сепарировавшимся в свою жизнь. Так и не ощутив себя отдельной женщиной в общем потоке женской силы.

А бывает и так, что тяжёлого у мамы настолько много, что она может дать дочери только жизнь. Хотя это единственно главное, что имеет значение. И чтобы дочь выжила, женщина бессознательно передаёт девочку отцу навсегда. В отцовский поток. Тогда девочка активно развивается по мужскому принципу. Внешне и внутренне она будет мужеподобной. Это будет свой парень среди мальчишек и мужчин. Образно говоря, мальчик в женском теле. Мужское мировоззрение, интересы, ценности, пластика, походка, оформление внешности и т.п. Часто это дает успех в социуме (бизнес, спорт и т.д.) и постоянные неудачи в личной жизни.

Кроме того, на дочь мама проецирует сладость и боль не состоявшихся отношений с собственной матерью. Это происходит бессознательно и легко, т.к. девочка по сути своей – материнство. То, с чем мы сталкиваемся на практике, женщине невозможно отличить, как именно она относится к своей маленькой дочке: как к дочке или как к маме. По ощущениям – есть тепло, сильная привязанность, желание обнимать и ласкать. Часто женщины говорят о том, что они “безумно скучают без своей малышки”, не понимают, как жили без неё до сих пор. Но, оказывается, не смотря на такую любовь, у дочерей возникают различные проблемы. Например, она постоянно плачет, тревожна, не может общаться с другими детьми, часто болеет, грызёт ногти, энурез, ночные кошмары и т.д. Путаница в отношениях становится видна в процессе расстановки. Подобные симптомы часто являются сигналом о нарушении иерархии в отношениях матери и ребёнка.

На практике становится видно, что все эти сильные чувства, которые мама, как ей казалось, испытывала к дочери, на самом деле были адресованы собственной матери. Т.е. маме хотелось взять тепло, а не отдать. А ребёнок сигналит о том, что не справляется с этой тяжелой ролью. Если дочь отказывается выполнять для матери роль матери, то мама бессознательно отреагирует отвержением: “Если ты не будешь для меня матерью, то ты не нужна мне вообще”. Этот бессознательный посыл очень ярко подтверждается маминым поведением. Например, она будет обижаться каждый раз, когда дочь не выказывает поддержки, дружелюбия и принятия. Агрессивно реагировать каждый раз, когда дочь пытается уйти в свою собственную жизнь. Создать парные отношения. Будет всячески удерживать её возле себя, причем, чем взрослее дочь, тем сильнее. Пример тому, женщины, не создающие семью, или её разрушившие. Женщины, не рожающие детей, и те, которые пожизненно остаются со своими матерями. Причём, чем старательнее дочь будет выполнять роль матери для мамы, тем негативнее будут реакции матери. Тем больше будет претензий и обид к дочери. Так, как когда то, в своё время, мама не смогла отреагировать собственную агрессию в адрес своей матери (агрессия на мать – табулированное природой чувство). А поскольку дочь ей её замещает, то всё, что не было сказано адресату, теперь получает его заместитель – дочь. Соответственно внутренняя агрессия дочери растёт, а выразить это чувство опасно, ведь есть опыт отвержения. Круг замыкается. Единственный выход – выплеснуть агрессию на мужа или на детей, если они есть. А если их нет, то уйти в болезнь. Ничто так не уравновешивает искажения в семейной системе, как симптомы.

На приеме мама по-поводу своей дочери: (у девушки тяжелая форма нейродермита, аллергия, сильная и беспричинная тревога).

- Мы с дочерью одно целое, читаем мысли друг друга…просто подружки… нам так хорошо вместе… мы друг другу все рассказываем…мне все подруги завидуют…

- А сколько лет вашей дочери?

- 25

- Она замужем?

- Нет, что вы. Она не хочет.

- Как это?

- Говорит, что не сможет так, как я отдавать последнее своим детям. Хочет пожить для себя. Да и я, честно говоря, рада, пусть порадуется жизни. По горло я в этом замужестве нажилась.

А если прочитать скрытое послание матери, то оно будет звучать так: “Если ты меня бросишь, я этого не переживу. Замужество – это зло. Твоё замужество для меня опасно. Только с тобой я в безопасности”. Теперь ответим себе на вопрос. Осмелится ли взрослая дочь бросить “беззащитную” мать? Осмелится ли взрослая дочь позитивно относиться к мужчинам и к браку? Что будет, если чудо-средство вылечит все симптомы, которые есть у этой молодой женщины? Ведь именно эти недомогания позволяют дочери существовать в роли матери для матери, именно они позволяют ей не чувствовать боль и “пережигать” вытесненную агрессию.

В нашем обществе живёт устойчивый миф, предмет гордости и зависти очень многих – миф о том, что идеальные отношения матери и дочери – это отношения “как у подружек”. Многие матери, имея тоску по тесным дружественным отношениям со своей матерью, формируют такие отношения со своими дочерьми. Это особенно тяжёлая форма нарушения иерархии. И, соответственно, последствия тоже. Из таких отношений дочери очень тяжело выпутаться, т.к. внешне ничего плохого не происходит. Эти отношения поддерживает окружение и социум. У мамы с дочкой доверительные отношения: мама, например, рассказывает интимные подробности из своей жизни, включая её жизнь с отцом дочери, требуя взамен подобную откровенность. Ждёт и принимает советы и поддержку дочери. Эти отношения со стороны всегда выглядят дружелюбно. С той только разницей, что дочери категорически запрещено выражать любое недовольство, критику, уж не говоря об агрессии. Т.е. запрещено заявлять о своих желаниях и границах. Дочери таких матерей – предмет восхищения окружающих: всегда мила, обходительна, тактична, предусмотрительна. Всегда улыбчива, скромна, слова резкого не скажет. Не скажет – проглотит и переварит. Конфликтовать такой дочери запрещено под страхом отвержения (а ведь именно конфликты с родителями в подростковом возрасте являются последним шансом сепарироваться), такие дочери оказываются в более тяжёлой ситуации, чем дочери, которым мать позволила конфликтовать. Это означает, что ещё в раннем детстве стать мамой для мамы – шанс выжить в этой системе. Мама настолько сильно нуждается в матери, что “бросить” её не представляется возможным – детей не бросают. Вот и остаются взрослые дочери со своими матерями навсегда. Вместе дома, вместе в отпуске,… вместе, вместе, вместе…, а собственная жизнь взрослой дочери проходит мимо.

Но бывает и так, что не смотря на свою роль в родительской семье, дочери всё-таки удаётся выйти замуж. Правда только формально, душой она всё равно остаётся с матерью. Она может привести мужа жить к маме, внешне для этого поступка, конечно, найдутся веские причины. Пытаясь сбалансировать два, взаимоисключающих друг друга, желания: остаться матерью для мамы и женой для мужа. Но стать, в полном смысле, женой для мужа можно только будучи дочерью для матери. Поэтому образуется пожизненный душевный конфликт. Такие женщины очень часто говорят о том, что они разрываются между матерью и мужем. И выбор, как правило, делается в сторону матери. Проигравшими в этой войне остаются муж и дети. Муж уходит либо в прямом смысле, либо своей душой: в компьютер, гараж, к друзьям, в алкоголь, к другой женщине и.т.п. А дети всеми силами начинают пытаться восстановить семью: болеют, плохо себя ведут, ломают свои судьбы. И, всё только с одной целью, чтобы мамочка вернулась своей душой обратно. В свою семью.

У дочери в родительской семье бывает ещё одна важная роль – роль психологической жены для отца. Если мама не справляется со своими обязанностями, будучи максимально включённой в свою родительскую семью, то для того, чтобы муж оставался в семье, она как бы бессознательно делегирует все права жены своей дочери. И дочь из любви к матери принимает возложенную на неё роль. Вырастая, такая женщина будет иметь большую популярность у противоположного пола (так же как и мужчина “мамин муж”), но создать семью надолго и с одним партнером будет крайне сложно, ведь место партнёра в её душе уже занято отцом – самым лучшим мужчиной на свете.

В семье существует ещё одна динамика, которая заставляет взрослых детей оставаться со своими матерями навсегда. Когда у матери есть тенденция ухода в смерть. Т.е. в своей душе мама стремиться уйти к дорогим ей умершим людям: рано умершим родителям, братьям или сёстрам, детям и т.п. Тогда, чувствуя мамино желаниё уйти из жизни, ребёнок бессознательно принимает решение – остановить маму любой ценой. И остаётся рядом с ней. Бессознательно контролируя её присутствие. Примером тому являются взрослые дети, которые остаются жить со своими матерьми до самой их смерти. В начале, они говорят: “ Я живу с мамой”. А потом: “Мама живёт со мной”. Такие дети разрушают свои семьи, чтобы вернуться к матери. Или вообще не создают семью, не обзаводятся детьми. Или, наоборот, отдают своих детей матери. Ожидая, что когда-нибудь мама вернётся из своего тяжёлого, увидит их и одарит своей любовью. Но этого не происходит.

Это далеко не все проекции, которые мать накладывает на собственную дочь. Например, если матери не удалось реализовать свои мечты и чаяния (работа, супружество, хобби и т.п.), то дочь воспринимается, как продолжение себя самой, но уже с новым ресурсом и энергией. Т.е. мама как бы переигрывает свою судьбу через дочь. Мама с огромной энергией включатся в судьбу дочери, бросает всё, жертвуя своей жизнью, ради реализации дочери, а точнее своей мечты. Только дочь, приняв такие жертвы матери, будет чувствовать невыносимую вину, за которую можно расплатиться только собственной жизнью, например, не создать или разрушить свою семью. Отцы подобным образом ожидают от своих сыновей, что они пойдут по их стопам и станут продолжателями и хранителями их дела. Чаще всего, из лояльности к родителю, дети готовы исполнить его волю. И тогда появляется “миссия” – реализовать личные надежды и чаянья родителя.

Трагедия дочери состоит в том, что нужны очень болезненные обстоятельства, чтобы она решилась отказать матери в материнской роли. За этим стоит страх, что мама отвергнет, ведь выполнение этой роли было единственным условием контакта с матерью. Теперь уход из этой роли вызовет неминуемый конфликт в отношениях, обиды и агрессию со стороны матери. Ведь, глядя на свою девочку, мама видит свою мать, но не дочь. Поэтому пережить очередное “предательство” (теперь и от дочери) для мамы невыносимо. Это очень часто останавливает дочерей от движения в свою жизнь.

В нашей стране это частая история, когда родители ждут от своих детей, что те им дадут все то, что они не получили от собственных родителей. Ребёнок может дать родителям только то, что может дать ребенок – уважение и благодарность, результатом чего является его удачно сложившаяся жизнь.

С рождением ребёнка женщина получает очень много: в социуме и роду она получает статус, ценность и значимость. В душе – глубокое удовлетворение от женской природной самореализации, которая ощущается как внутреннее счастье, уверенность и комфорт. Не многие знают, какие душевные муки проживают женщины, не способные иметь детей, сколько душевных и социальных трудностей им приходится преодолевать. И какую душевную работу им приходится проделывать, чтобы принять свою бездетность и оставаться в социуме без боли для себя.

Таким образом, своим появлением ребёнок делает мать по-настоящему счастливой. Но это ещё не всё, ребёнок продолжает поднимать статус своей матери в социуме по мере своего взросления и достижения успехов в жизни, создавая уже свою семью, рожая детей. И даже тогда, когда ребёнок неизлечимо болен, или у него тяжёлая судьба, или даже если ребёнок умер, женщина всё равно не теряет своего почётного статуса матери. Поэтому, когда на детей смотрят как на неблагодарных существ, которые приносят только проблемы, тревоги и тяжесть в жизнь родителей, за что потом дети и “должны родителям пожизненно” – это и есть яркий показатель нарушения системных законов уже во многих поколениях.

Когда у тебя в душе есть сила, любовь и поддержка своих собственных родителей, т.е. родовая энергия течёт правильно – от предков к потомкам, то дети не могут быть в тягость. Давать детям легко и радостно, а вот быть родителем для собственных родителей – это действительно непосильная ноша.

Если ребёнку не удалось быть ребёнком в своей родительской системе, то он испытывает огромную душевную боль и большое количество претензий к своим родителям. Став взрослым, даже если родители уже умерли, он продолжает в душе ждать, что что-то произойдёт и родители наконец-то изменятся, наконец-то они его заметят и восполнят ему всё то, что не дали когда–то. Но если ребенок настаивает на своих претензиях к родителям, он не может от них отделиться. Он продолжает ждать, он продолжает смотреть на них, но не в свою жизнь. Эти претензии привязывают его к родителям. Связь становится очень сильной и негативно окрашенной. В этом состоянии родителей для него нет, а для родителей нет ребенка.

Для взрослого человека возможно только одно решение – это оставить родителей их судьбе. Согласившись с их выбором. Это не сможет сделать ребёнок, но взрослый человек может. У взрослого человека есть своя семья, дети, которым он нужен. Очень важно отпустить родителей туда, куда они стремятся, с любовью и уважением. Тогда жизнь сможет продолжиться.

В природе так устроено, что мама отпускает ребёнка в жизнь поэтапно. По мере взросления – всё дальше и дальше. Первый шаг, когда ребёнок только что родился. Теперь у мамы и ребёнка разные тела. У каждого есть свои границы. Теперь ребёнок рядом, но не внутри. Следующий шаг – в три года, когда мама отпускает ребёнка к папе исследовать мир. Это возраст, который в психологии называют “Я сам!”. Потом начальная школа, когда большим авторитетом становится первая учительница и то, что говорит и делает она, для ребёнка важнее, чем то, что говорит и делает мама. Потом в подростковом возрасте, когда авторитетом становятся друзья. Возраст, когда подросток исследует и пробует на прочность свои и чужие границы, свои возможности. Именно этого возраста, чаще всего, боятся родители. Но сложным этот период становится не из-за того, что ребёнок стал подростком и ему в голову “ударили” гормоны, а потому, что своевременно не устранены нарушения системных законов, а значит у подростка теперь дефицит внутренней уверенности, стабильности и родительской поддержки. А так же были проигнорированы и пропущены предыдущие этапы сепарации. Теперь подросток сможет отделиться и отстоять свои границы только через конфликт.

Ну, и последний этап – это юношеский возраст, когда взрослые дети начинают искать себе партнёра и создавать семью. Новая семья–это последний рубеж, когда родители отпускают детей навсегда. Теперь ребенок, как говорят в народе, “отрезанный ломоть”.

В природе животные и птицы сами выталкивают своих взрослых детей из родительского гнезда. Это продолжает жизнь.

По исследованиям американских психологов 85% семей не дают детям всего нужного. Идеальных родителей не бывает. Более того, мы развиваемся и растем благодаря несовершенству наших родителей. Конечно, невозможно забыть и игнорировать ту боль, которую причинила мать или отец, эта боль живёт внутри. Во многом эта детская душевная боль и определяет нашу жизнь. В решении этого вопроса может помочь психотерапия. Но если смотреть на факты, а они, как известно, бескомпромиссны, то самое главное родители сделали – дали жизнь. Это то, что нам теперь принадлежит до самой смерти. И теперь остальное мы можем сделать сами. А это уже выбор взрослого человека.

Каждый из нас что-то получил от своих родителей и всем нам чего-то не хватает. В этом смысле мы все равны. Дальше дело только в самом человеке. Какую жизненную позицию мы выберем? Что нам многого не хватает, или то, что у нас есть, этого вполне достаточно для начала пути? В первом варианте мы будем конфликтовать со всем миром, предъявлять претензии, впадать в депрессию от собственного бессилия. Будет сложно в межличностных отношениях, так как велик страх оценки, сильна критичность к миру и неудовлетворённость им.

Или наоборот, соединяясь в своей душе с тем, что мы что-то получили, мы можем это принять, чувствуя себя одаренными. В этом случае можно давать другим. Это согласие и гармония с родителями такими, как есть. “Важно отказаться от того, что ты не мог получить от родителей. От тоски по близости с родителями. У кого меньше притязаний – тот больше получает”, сказал Ш. Хаузнер. Мама может сделать многое для своего ребенка, но когда мама не может нам дать больше, важным является с благодарностью принять то, что нам уже дано. Именно это дает силу остальное сделать для себя самому.

Статистика показывает, что среди людей, выросших в детских домах, очень маленький процент людей, ставших в своей жизни успешными и благополучными. Но среди тех, кто чего-то добился в своей жизни и удачно социализировался, основной внутренней установкой была опора именно на тот факт, что ему дана жизнь и она в его руках. А у тех, у кого жизнь не сложилась, внутренний акцент был смещён в сторону того, что жизнь очень многим его обделила. Поэтому жить незачем. Так и происходит.

Во взрослой жизни главную роль играют уже не сами родители, а тот образ, который у нас есть в душе по поводу них. Вот он то и имеет значение. Мы формируем нашу реальность в соответствии с нашими внутренними образами. Меняется образ – меняется реальность. Не обязательно, что отношения с родителями станут идеальными, хотя результатом расстановок для многих клиентов часто оказывается улучшение отношений с родителями. Изменившийся внутренний образ собственных родителей даёт человеку возможность чувствовать силу, тепло и поддержку независимо от того, что родители по-прежнему в тяжёлом. Появляется внутреннее различение переплетённой части родителей, которая к ребёнку не имеет отношения, и дающей, то есть той родительской части, которая только и принадлежит ребёнку. Это большая и плодотворная душевная работа. Результатом которой становится глубокое внутреннее взросление. Тогда то и возможно сказать маме: “Да, ты моя мама”. И душа успокаивается.

Со временем приходит ощущение, что наша мама – это правильная мама для нас. Именно та, которая нужна именно нам – со всем тем, что у неё есть, и с тем – чего у неё нет. Именно она и есть лучшая для нас.

Как сказал Берт Хеллингер: “Отцом и матерью становятся не благодаря каким-то моральным качествам, а путем особого исполнения, которое нам предназначено. Это некое служение, великий порядок бытия, которому мы служим”. Когда Берта Хеллингера спросили, как он относится к своей матери? Он ответил: “Философски”.

Хотелось бы привести, как пример, уникальную народную сказку “Матушкина куколка”. Эту сказку часто анализируют психологи, этнографы, фольклористы. Это сакральная сказка, в ней в образной форме зашифровано множество посланий, но одно самое важное послание обычно упускается: родительский поток любви и позитивный образ родителя намного сильнее всех тягот жизни. И даже смерть родителя не может разлучить ребёнка с его любовью. И если ребёнок берёт, то родительское благословение продолжает охранять, помогать и вести по жизни, наполняя силой. Это не прекращающийся поток любви, который течёт через мать к ребёнку. Именно он даёт девочке силу, красоту, мудрость, женскую ловкость, смелость, выносливость и, главное, любовь ко всему, с чем она сталкивается в жизни. А в итоге - удачное партнёрство и судьбу.