Анастасия Новых – Исконный Шамбалы

Назад на главную: Холотропное дыхание, ребефинг, пранаямы в Киеве

 

Анастасия Новых – Исконный Шамбалы

 Повествование Юности о столкновении с Мудростью на первый взгляд кажется наивностью. Но это обыденное восприятие — лишь иллюзорный барьер, искусная ловушка, расставленная нашим Эго на пути к безупречности Духа. Тот, кто преодолеет её, откроет для себя гораздо большее, нежели он мог надеяться. Хвала Победителю — ибо Знание будет ему наградой, ибо тайное станет для него явью.

Книга составлена по заметкам из личного дневника бывшей десятиклассницы, отражающим события 1990 —1991 годов.

Пролог

Тихая, теплая летняя ночь давно уже вступила в свои полновластные права, сменив суматошный день со всей его важной хлопотливостью и мелочной суетой. Ее темное покрывало успокаивало и сладко убаюкивало все живое, медленно погружая в глубокий сон. Не действовали эти чары разве что на влюбленные сердца, у которых вечность пролетала как мгновение. На морском берегу в безлюдном месте сиротливо мерцал костер, отбрасывая причудливые таинственные тени. Возле него одиноко сидело бесформенное существо. Свидетелем его присутствия была лишь бесконечная Вселенная, ярко иллюминирующая звездными мирами, да Луна, приглашающая в вечность своей серебристо-блестящей на водяной глади дорожкой. Вокруг стояла такая тишина, что даже море не решалось потревожить ее своим легким шелестом волн. Казалось, время навеки остановилось, потеряв весь свой смысл. Это был сам миг вечности.

Существо зашевелилось, издавая непонятные звуки, и стало медленно разделяться на две копошащиеся части. В воздухе послышалась человеческая речь:

— Боже, до чего же хорошо иногда бывает в этом грешном мире.

— Если честно, то даже уходить не хочется.

— Вот и я о том же.

Пламя костра ярко полыхало, ревностно пытаясь отвоевать у ночи кусочек пространства. Его светлые блики с переменным успехом то поглощались тьмой, то смело вырывались далеко вперед, освещая природу ее естественными тонами.

— Так какое решение будет твое, Ригден?

— Мои выводы, конечно, печальны. Но все же я думаю повременить с окончательным решением… Пожалуй, стоит еще задержаться.

— Но не все ж так плохо. Тем более, раз ты решил остаться, дай им еще один шанс и позволь мне…

В этот момент невесть откуда над морем пронесся легкий ветерок, оживляя лунную дорожку. Последняя завораживающе заискрилась своими серебристыми переливами, маня в таинственную даль. Природа как будто специально дразнила существо, с одной стороны окружая его своей вечностью, а с другой – естественной земной красотой. Видимо, в этом ненавязчивом порыве скрывалась какая-то сокровенная, ведомая только ей одной, тайна.

Не секрет, что Судьба ведет человека по известному только ей сложному пути тончайших взаимосвязей, природных явлений, хитроумных переплетений тропинок отдельных случайностей и совпадений. В конце концов, это приводит к конкретному событию, решающему перекрестку жизненной дороги. И здесь человек смеет надеяться, что ему предоставлен шанс выбора. Но все та же неумолимая сила Судьбы, с помощью логического сплетения обстоятельств, незаметно помогает человеку делать свой выбор. Ведь ряд событий, по ее замыслу, неизбежно должен сблизить совершенно чужих людей, которые, живя в своем маленьком мирке, в данный момент даже не подозревают об этом. Но это сближение заставит их действовать совместно в общих поисках одной и той же цели, порождая при этом массу решающих событий в жизни других людей.

Не миновала эта участь и меня. Родилась я в далекой российской глубинке. Мои родители были военными, честно и добросовестно выполняли свой долг. Поэтому их начальство, так же честно и добросовестно, посылало нас в разные уголки нашей необъятной тогдашней Родины – Советского Союза. Так наша семья попала на Украину, в «страну цветущих каштанов», где мы и обосновались в благоухающем розами шахтерском крае.

Надо сказать, что человек я довольно компанейский, с разносторонними интересами. Для меня никогда не составляло особого труда найти общий язык с новыми людьми. Поэтому на новом месте моя особа быстро влилась в коллектив единомышленников. Мы вместе посещали различные кружки, в том числе бальные танцы, ходили в кино, кафе, театр. В общем, жизнь шла, как говорится, своим чередом.

Все было прекрасно, только… до определенного момента. Ведь у Судьбы свои планы. Неожиданно для моих близких, и тем более для меня, в самый расцвет моей молодости, она кинула меня в омут таких тяжелых испытаний, что я чуть было не погибла в нем от полной безнадежности и животного страха смерти.

 

В начале учебного года последнего выпускного класса я стала замечать постоянные головные боли, причем сильные и продолжительные. Родители повели меня на обследование. Результаты, по большей части, врачи обсуждали с ними наедине. Это меня сильно насторожило. И смутные сомнения одно за другим стали терзать мою душу. Ведь полная неизвестность была хуже всего.

И все эти обстоятельства страшно пугали до определенного момента, пока я случайно не подслушала разговор матери с профессором:

— … но ведь должен быть какой-то выход?

— Конечно, выход всегда можно найти. Понимаете, эта небольшая опухоль может со временем перейти в прогрессирующую стадию. А это очень опасно. Желательно сделать операцию сейчас, пока еще не поздно… В Москве, кстати, есть очень хорошая клиника по этим проблемам с отличными специалистами. Да только туда трудно попасть. Запись на годы вперед. А девочке необходимо, сами понимаете, как можно быстрей. Иначе… предсказать развитие болезни трудно, особенно если опухоль в головном мозге. Иногда человек проживает год, а иногда и дольше…. Но, в любом случае, отчаиваться не стоит. Может, вам удастся пробиться по знакомству или связям…

Дальнейшие слова пролетели мимо ушей. В голове стучала только одна фраза: «Год… И все!» Вокруг витала обреченность и пустота. Шумная больничная суета стала постепенно отдаляться, уступая место нарастающему шквалу мыслей: «Умереть в самом расцвете лет! Но ведь я даже еще не пожила…. Почему именно я? Что я такого плохого в жизни сделала?!» Это был крик отчаяния. Слезы градом покатились по щекам. Стало невыносимо душно в этом больничном склепе, и я побежала к выходу. А в ушах как грозное эхо звучал голос профессора: «Один год! Один год… Один!»

Свежий воздух ударил мне в лицо своим опьяняющим ароматом. Постепенно я пришла в себя и огляделась. После дождя деревья стояли, как в сказке, с бриллиантовыми сверкающими подвесками. Вокруг сияла чистота и новизна. Тепло, исходящее из земли, покрывало асфальт легкой дымкой, создавая впечатление нереальности происходящего. Боже, до чего же было вокруг хорошо! Та красота природы, которую раньше не замечала, сейчас приобрела для меня какой-то новый смысл, какую-то свою новую прелесть. Все мелочные проблемы, из-за которых я так переживала каждый день, показались теперь такими дурацкими и никчемными. С горечью и тоской глядя на яркое солнце, свежую зелень, веселую перекличку птиц, я подумала: «Как глупо я потратила свою жизнь. Как обидно, что ничего не успела сделать в ней действительно стоящего!» Все прежние обиды, сплетни, суета — все потеряло смысл. Теперь окружающие люди были для меня счастливчиками, а я — узником замка Смерти.

Некоторое время я находилась в жуткой депрессии. Меня перестали интересовать учеба, быт, мои прежние увлечения. От ненавязчивых вопросов родителей я просто уходила, закрывшись в своей комнате и безразлично перелистывая книги и журналы. Мне очень хотелось поплакаться, как говорится, «в жилетку», рассказать кому-нибудь, как мне страшно умирать, когда я еще даже не начинала жить. Самым близким человеком, конечно же, была мама. Но какое материнское сердце выдержит из уст собственного ребенка такую щемящую душу исповедь. Как-то сидя за столом наедине со своими тягостными думами, я взяла ручку и описала все свои ощущения на клочке тетрадного листочка. Мне стало гораздо легче. Тогда я завела себе дневник. Впоследствии он стал для меня лучшим другом, который терпеливо выносил все размышления по поводу моей неординарной судьбы.

Единственное, что еще как-то отвлекало от тяжелых мыслей, — это общение с друзьями. Естественно, я им ничего не говорила о моем заболевании. Просто не хотелось видеть еще и их со скорбными лицами и глазами, полными сочувствия, как у моих родителей. Это бы добило меня окончательно. Меня забавляла их веселая болтовня, обсуждение проблем, которые мне казались полным абсурдом в этой жизни. На все я теперь смотрела через призму какого-то нового видения, с завистью человека, который в самом расцвете своей молодости должен покинуть этот загадочный, так и не познанный мир. Что-то во мне определенно изменилось, надломилось.

 

Когда друзьям все-таки удалось вытащить меня в кино из моего домашнего добровольного заточения, я с удивлением обнаружила, что и фильмы теперь воспринимаю совершенно по-другому. Тогда в моду только стали входить восточные боевые искусства. В новоявленных кафе за рубль или «трешку» крутили по видео самые популярные боевики. Мастерство спортсменов, необычные случаи их самоисцеления, сила и воля духа заинтриговали меня. Я знала, что все это актерская игра. Однако меня не покидала мысль, что многие сюжеты основаны на реальных феноменальных фактах из истории человечества. Это побудило мою особу к поискам соответствующих статей, книжек и журналов. Моя явная заинтересованность феноменами перекинулась и на моих друзей. Они с азартом охотников стали, кто где мог, доставать «дефицитную» литературу.

Восхищение неординарными способностями этих людей, а также глубиной понимания ими этого мира пробудило во мне какую-то внутреннюю скрытую силу… надежды, смутное предчувствие того, что смерть моего тела – это еще не мой конец! Это озарение настолько поразило, настолько внутренне воодушевило, что я не только быстро стала выходить из депрессии, но даже почувствовала какой-то новый вкус к жизни. Хотя мой разум по-прежнему, как и раньше, осознавал неминуемую гибель, ведь от рака мало кто излечивался. Но в новом понимании эта формулировка уже не угнетала, не порождала страх. Что-то внутри меня просто отказывалось в это верить. И что самое интересное, оно стало неосознанно сопротивляться моим тяжким, темным мыслям.

Это новое чувство вновь заставило меня еще раз пересмотреть мою прошлую жизнь, то, как глупо я ее прожила. Я ничего в ней плохого не сделала. Но совершенно очевидно, что каждый день, каждый час защищала собственный эгоизм, оправдывала собственную лень, стремилась не к самопознанию, а к собственному престижу в обществе через эти знания. Короче говоря, во всей моей жизни, учебе, быте скрывалась только одна мысль: «Я, обо мне и только мне». И осознание того, что этой маленькой телесной империи моего «я» приходит большой конец, то есть настоящая смерть, и породило во мне весь тот животный страх, ужас, отчаяние и безысходность, которые я так тяжко переживала за последние недели. Я поняла, что не так страшна смерть, как глупое ожидание ее. Ведь на самом деле ты ожидаешь не телесную смерть, а крах своего эгоистичного мира, то, на что с таким «трудом» потратил всю свою жизнь.

После такого осознания я четко поняла, что жизнь, которую прожила, и то, что в ней сделала, — это песочный домик на морском берегу, где любая волна начисто смоет все мои старания за одну секунду. И ничего не останется, только пустота, та, которая и была до меня. Мне показалось, что большинство окружающих людей также тратят жизнь на песочные домики, замки, дворцы, тщательно строя их, кто дальше, кто ближе к береговой волне. Но результат у них у всех неизменно одинаковый — когда-нибудь это будет разрушено волной времени. Но есть люди, которые сидят на суше и просто отстраненно наблюдают за этой человеческой иллюзией. А может быть, даже не наблюдают, а смотрят вдаль, поверх нее, на что-то вечное и незыблемое. Интересно, о чем они думают, каков их внутренний мир? Ведь если они поняли эту бренность, значит, они познали что-то действительно важное, действительно стоящее того, чтобы потратить на это свою жизнь?!

Эти вопросы стали волновать меня больше всего. Но ответы на них я не находила. Тогда я обратилась к книжным источникам основных мировых религий человечества. Но великие, такие как Будда, Иисус, Магомет — это были люди, уже наблюдавшие с берега. А каким путем они достигли этого? Везде пишут: сосредоточением, верой, молитвой. Но как? Объяснения их последователей настолько путанны, непонятны и завуалированы, что мой мозг просто «засыпал», когда зрение силилось прочитать одни и те же строчки по десять раз. Сами же учения этих гениев человечества были интересны, но они отражали лишь общечеловеческие истины. Возможно, основное зерно знаний было скрыто между строк. Но, увы, я же простой человек, а не «посвященный» и понять этого своим разумом не могла. Хотя чтение отдельных строчек действительно вызывало во мне какой-то внутренний трепет.

Затем у меня возник новый вопрос. Почему такое большое количество людей на земном шаре – верующие? Если они верят, значит, они на что-то надеются в будущем. Во всех мировых религиях пишется о существовании жизни после смерти. Если отбросить скорлупу легенд и мифов, то, возможно, действительно существует Нечто, но что? Как оно выражается? В чем оно проявляется?

Я попыталась углубиться в проблемы религии, но только больше в них запуталась. Единственное, что поняла, так это то, что все мировые религии объединяет одно — сила веры самих людей, их стремление познать Бога и самих себя. И тут я с удивлением обнаружила, что то же самое искали в своих познаниях и люди-феномены, которые уже добились первых реальных результатов на своем пути, причем многие из них не принадлежали к религии. Это были просто умные и талантливые личности.

Так в чем же тут дело? Почему такое явление присуще природе человека? Что за ним стоит? Было множество вопросов и мизерный процент ответов. Это побуждало искать дальше.

Постепенно повседневная жизнь начала нормализоваться. Более того, на меня нахлынуло какое-то небывалое мужество. Ведь терять-то в моем положении уже было нечего. Следовательно, нужно было срочно реализовывать все свои желания. «Если каждый день использовать плодотворно, то они заменят мне целую жизнь», — бросив такой боевой клич, я стала усиленно искать интересующую литературу, заниматься спортом, наверстывать учебу в школе, посещать различные кружки. Все дни были забиты до отказа, и не было времени думать о плохом. Хотя приступы головной боли все ж напоминали о страшном, но, несмотря на это, я все равно упорно продолжала с жадностью искать и познавать все новое, что еще не знала и не умела.

Пока родители пытались найти разные лазейки к московской клинике, необузданные стремления привели меня к занятиям кунг-фу. Наша компания не пропускала ни одной киноленты о своих восточных боевых кумирах, следя с замиранием сердца за тройными сальто, переворотами, подсечками и прыжками спортсменов. А когда в нашем городе стали открываться секции по гимнастике ушу, в которых практически занимались кунг-фу, нашей компанией окончательно завладел боевой азарт. И мы стали посещать одну секцию за другой. Но в одной секции учитель был слишком злой и неграмотный; во второй считал себя чуть ли не Брюсом Ли, хотя обучал обычной борьбе, смешанной с боксом; а в третьей – вообще был какой-то шарлатан и пьяница. Мы искали такого Учителя, стереотип которого сформировался у нас под воздействием фильмов о восточных боевых искусствах. И, как говорится, кто ищет, тот всегда найдет. Но то, что мы нашли, было для нас более чем неожиданным, ибо превзошло все наши идеалы даже в мечтах.

 

Обойдя безуспешно еще несколько мест, нам посоветовали секцию, расположенную на окраине города, в районе какой-то доисторической шахты. Мы не верили, что узрим нечто лучшее, чем видели в центре, но что-то нас туда определенно тянуло. Потратив полдня на поиски и опросив целый батальон местных жителей, мы наконец достигли желаемой цели.

— Да, — негромко призналась моя подруга Татьяна, — место, конечно, жутковатое. Если мы будем здесь еще и заниматься, то я умру со страха. У меня уже сейчас мурашки по коже бегают.

Я тоже ощущала легкий озноб, хотя на улице стояла довольно-таки теплая погода. Подойдя к обшарпанному, зацветшему от времени зданию, даже все время молчавший Славик не выдержал:

— Ну и ну! По-моему, мы зря потратили время. Неужели в этой «дыре» кто-то еще и занимается? Да тут, наверное, только мыши по ночам тренируются.

Андрей, лицо и фигура которого отдаленно напоминали русский проект Шварценеггера, многозначительно заключил:

— В общем-то говорят, что форма всегда соответствует содержанию. Пожалуй, сейчас в этом лишний разок убедимся.

И дернув на себя ручку ветхой двери, услышал лукавые слова, с сожалением произнесенные Костей:

— О, как в тебе еще заметно

Сидит ученый кабинетный.

Со звонким хохотом мы ввалились в спортзал. Но наша веселость мгновенно сменилась немым удивлением, ибо в зале находилось около шестидесяти человек.

— Ого, — присвистнул Славик. — Вот это да.

Но я уже не слушала недоумевающие реплики ребят. Мой взгляд буквально сразу замер на белокуром человеке. Хотя этот блондин ничем не отличался от остальных, стоящих в толпе, но что-то в нем определенно сильно волновало. «Боже, до чего же знакомое лицо», — подумала я. Его облик напоминал мне кого-то, кого я очень давно и очень хорошо знала. Но кого? Я начала усиленно рыться в памяти, вспоминая всех знакомых в разных городах, всю свою многочисленную родню и всех друзей моих родных. Но мои попытки были тщетны. Из этого бурного потока лихорадочного осмысления меня выбил мелодичный голос Сэнсэя (Учителя), которым оказался тот загадочный молодой мужчина.

— Ну что, новобранцы, — с улыбкой сказал он, — стоите, как девушка после первого поцелуя. У нас или занимаются, или за дверь. Выбор за вами.

Этот голос!… Моему удивлению не было предела. Уж его-то я точно где-то слышала. Но где и когда?

Наша маленькая компания дружно пошла к раздевалкам. В это время назойливые мысли нахально продолжали требовать удовлетворения своего праздного любопытства. Готовясь к занятию, я попыталась расспросить окружающих о Сэнсэе, узнать, откуда он родом. Но оказалось, что никто толком ничего не знал. Это меня еще больше заинтриговало.

По сравнению с медлительной Татьяной, я быстренько накинула белое кимоно и направилась в спортзал в надежде найти ответы там. Но там возникали лишь очередные вопросы. Что меня поразило в первую очередь — это то, что народ здесь был разновозрастный, приблизительно от четырнадцати до пятидесяти лет, что само по себе было странным. Такого моя особа не видела ни в одной из предыдущих секций. Я подумала: «Что может объединять таких разных по образу мышления, возрасту и опыту жизни людей? Если только боевое искусство, то каким же надо быть мастером и психологом, чтобы с азартом увлечь и заинтересовать их всех?»

Когда началась тренировка, второе, что меня поразило — это идеальная дисциплина и дружелюбная атмосфера, которая окружала нас. Здесь никто ничего не заставлял делать, но никто и не думал нарушать дисциплину. Каждый неподдельно старался заниматься на полную силу, что было удивительно по сравнению с нашими предыдущими неудачными опытами. Глядя на такую массовую работу над своими телами, наша компания также пыталась показать себя только с наилучшей стороны, усиленно пыхтя, кряхтя и потея. Но даже во время этого акта (многострадального для моих, как оказалось, малотренированных конечностей) меня не покидала мысль: «Как можно было создать такую дисциплину, как говорится, без кнута и пряника? Что могли здесь узнать и увидеть для себя эти разные люди, чтобы потом с таким энтузиазмом тренировать свое тело? И почему все занимаются молча?! — вскричал напоследок мой возмущенный женский разум. — Ну хоть бы кто слово сказал!» Для моей любопытной, болтливой натуры это была целая катастрофа. Ведь я надеялась хоть что-нибудь прояснить для себя во время тренировки.

По окончании разминки раздались три сильных хлопка сэмпая (старшего ученика). Это был как бы своеобразный сигнал. Люди стали образовывать круг, присаживаясь на пол на колени. Когда все расселись, в центр его просто и легко вышел Учитель. Он начал рассказывать историю стиля «Тигра» так, как будто рассказывал ее не толпе глупых учеников, а своим добрым, старым знакомым. Я впервые узнала, что стиль «Тигр» — это единственный стиль, который сохранил свой боевой дух изначально, не претерпев изменений. Зародился он в Китае. Один из мастеров Шаолиня, наблюдавший за поведением тигров, создал свой собственный стиль, отличавшийся повышенной агрессивностью и опасностью. Стиль не имеет спортивного начала. Его боевой дух передается от Учителя к ученику, доводя сознание последнего до того, что тот начинает чувствовать и «думать», как тигр. Единственное, по своей мудрости стиль уступает более древнему стилю — «Дракон».

— Ну ладно, теория теорией, а пора немножко и размяться, — сказал Сэнсэй.

Он вызвал на татами трех бойцов, крепких и рослых ребят спортивного телосложения, продемонстрировав несколько приемов из этого стиля для защиты и нападения. Сначала он показал в таком темпе, в каком происходят, по его мнению, настоящие удары. Честно говоря, я, наверное, как и многие, не смогла даже заметить, когда Учитель нанес удары. Всё, что успели зафиксировать мои глаза, — это то, что Сэнсэй прошел мимо трех бойцов, взмахнув на какую-то долю секунды руками. Я даже не поняла, когда ребята успели упасть. То же случилось и при демонстрации приемов защиты. Мне показалась эта скорость ударов нереальной. И мой мозг, не желая этому верить, хитро намекнул: «Может, они сами упали, наверное, притворяются». Но исказившиеся лица парней от жуткой, невыносимой боли, подделать было невозможно. Сэнсэй спокойно подошел к ним и помог восстановить дыхание, ткнув в них пальцем по каким-то точкам на теле. После чего ребята смогли оправиться от болевого шока и продолжить тренировку дальше. Причем вся эта сцена сопровождалась немым созерцанием удивленной толпы.

После Учитель стал подробно рассказывать технику стиля «Тигр», медленно показывая каждое движение и места нанесения ударов. Я подумала, что эти движения были слишком сложными, чтобы успеть нанести их за какую-то долю секунды.

Разбившись по парам, народ стал целеустремленно учиться воспроизводить увиденное, кто как мог. Недалеко от меня, смешно выбрасывая коротенькие ножки и ручки, кряхтел толстенький мужчина лет пятидесяти. Его лицо с пухлой, выпяченной губой, напоминающее большой вареник было аккуратно выбрито. Сквозь толстые очки смотрели умные глаза. На голове поблескивала небольшая лысина с редкими седеющими волосами. «А его-то как сюда занесло? — подумала я. — По виду не скажешь, что всю жизнь единоборствами увлекался… Ему-то что здесь надо? Неужели решил на старости лет кунг-фу освоить?!»

Мои размышления прервал голос Сэнсэя, который рядом поправлял технику удара паре крепких молодых ребят.

– Ну кто так бьет? Ну что вы делаете, Валентин Леонидович! Вы же будущий доктор. Ты же должен понимать, зачем ты бьешь, куда ты бьешь, и что при этом происходит. Твоя задача – вызвать болевой шок, а не впустую махать руками. Удар должен приходиться в конкретное место прохождения нерва или нервного сплетения. Он должен быть моментальный, мгновенный. Чем быстрей, тем лучше. Для чего? Для того, чтобы вызвать спазм в мышечной ткани. Посланный нервный импульс, в свою очередь, по рефлекторным каналам нервной системы вызовет мощное раздражение нервного узла, что неминуемо приведет к торможению определенной зоны коры головного мозга. То есть человек впадет в своеобразный ступор из-за болевого шока…

Во время разговора вокруг стала собираться толпа любопытных. Сэнсэй продолжал объяснять:

— Но удар должен проходить с учетом того, что у каждого человека есть свои анатомические особенности. Поэтому не у каждого обычный удар в данную точку может вызвать эти определенные явления. Для, как говорится, стопроцентной гарантии нужно бить не прямой «цки», а с поворотом кисти в момент соприкосновения, чтобы удар ушел вглубь. Тогда образуется обширная зона «поражения»…

…Этот удар идет в точку между диафрагмой и солнечным сплетением. Почему именно туда? Потому что там проходит один из двенадцати пар черепных нервов, так называемый nerva Vagus, то есть блуждающий нерв. В этом месте он не только проходит, но и образует нервное сплетение, которое вблизи пищеводного отверстия диафрагмы формирует два блуждающие ствола. А что такое блуждающий нерв? Это, в первую очередь, иннервация дыхательных органов, пищеварительной системы, щитовидной и паращитовидных желез, надпочечников, почек. Он также участвует в иннервации сердца и сосудов. Следовательно, при правильном нанесении удара в данное место идет мощное раздражение нервной системы, которое временно нарушает функцию мозжечка головного мозга. А мозжечок, как ты знаешь, — это координация всех двигательных функций. Человек мгновенно дезориентируется. То есть это значит, что у тебя есть время для того, чтобы принять какое-то определенное решение. К примеру, нанести еще удар или убежать.

Последнее слово вызвало массу самодовольных ухмылок на лицах окружающих людей, в том числе и у меня. «Как же, убежать, сейчас! — подумала я размечтавшись: — Да если бы я обладала таким могущественным ударом, да я бы, да я бы… ну, не струсила уж точно!»

В это время Учитель посмотрел на улыбающуюся толпу и серьезно сказал:

— А почему бы и не убежать, если это самый лучший выход… в данной ситуации. В некоторых случаях гораздо лучше получить десять раз по собственной физиономии, чем кого-то убить… лишить жизни.

Эти слова заставили меня вздрогнуть и покраснеть от стыда собственных эгоистичных мыслей и мании величия. Они с горечью возвратили к жесткой реальности моего существования.

— Ведь человеческая жизнь бесценна, — продолжал Сэнсэй. — Ваша задача вызвать только мышечный спазм, болевой шок для того, чтобы предотвратить развитие нежелательной ситуации. Но ни в коем случае не повредить внутренние органы, не сломать ребра или еще что-то, то есть не вызвать тяжелых последствий для человека. Для этого мы так много времени здесь и тратим, чтобы выучить правильную технику удара. В противном случае, если нанести мощный неконтролируемый удар, то можно причинить огромный вред организму и даже смерть. А смысл?!… Надо ценить человеческую жизнь, потому что на его месте можешь оказаться ты… А может быть этот человек когда-нибудь спасет твою жизнь. Ведь не исключено, что с тобой может случиться беда и именно этот человек окажется рядом, чтобы протянуть тебе руку помощи и спасти тебя. Ведь жизнь непредсказуема и в ней всякое может произойти, даже самое невероятное, то, что и представить себе не можешь.

Все последующее время тренировки моя особа находилась под впечатлением этой своеобразной ненавязчивой лекции по углубленной анатомии и необычной для меня философии. Она полностью захватила мои мысли, и я вновь и вновь обдумывала услышанное.

Три хлопка старшего сэмпая возвестили об окончании занятий. Когда все по традиции построились, он объявил:

— До-дзё, рей (что означает поклон боевому духу спортзала).

— Сэнсэю, рей.

Учитель также вежливо поклонился в ответ и сказал:

— Встретимся как обычно в то же время. А теперь кому надо, тот переодевается, а кому надо, тот остается.

«Вот тебе раз! А кому куда надо? Кто остается? И я хочу», — подумала я. Но основная толпа гуськом побежала к раздевалкам, увлекая меня за собой. Пробегая мимо Сэнсэя, я увидела, как к нему подошел тот полненький мужчина в очках, которого заприметила еще во время тренировки.

— Игорь Михайлович, — с уважением сказал он Учителю. — Я по поводу нашего с вами предыдущего разговора. Вот тут принес кое-что, чтобы вы…

Дальнейшие слова я уже не расслышала в шуме смеха и шуток бежавших рядом со мной ребят. В женской раздевалке уже вовсю бушевал шквал эмоций по обсуждению наиболее ярких моментов занятия и реплик Сэнсэя. Все это происходило в процессе усиленного натягивания на мокрое тело многослойной женской одежды. 

Рядом со мной одевалась девчонка со светлыми кудряшками. Познакомившись с ней, я спросила:

— А ты долго здесь занимаешься?

— Да нет. Всего три месяца.

— И что, часто Сэнсэй такое показывает и рассказывает?

— Ну, когда это, наверное, необходимо… А когда у него хорошее настроение, то и не такое можно узреть… Сегодня были так, цветочки.

«Ничего себе цветочки, — подумала я. — Что же тогда представляют собой ягодки?!»

— А каким стилем он владеет, «Тигр»?

— Не только. Я слышала от старших ребят, которые давно тут занимаются, что Сэнсэй в совершенстве знает стили «Дракон», «Змея», «Винь-чунь», «Кошка», «Богомол», «Обезьяна», и еще целый перечень других стилей, которые я просто не запомнила.

Я недоверчиво покосилась на собеседницу:

— Да когда же он успел это все выучить? Ведь на вид молодой мужчина. А люди иногда всю жизнь тратят, чтобы познать всего один стиль.

— Я сама также вначале удивилась, — продолжала она. — Но ребята говорят, что, со слов Учителя, «молодое тело — это вовсе не показатель возраста души», — пожав плечами, ответила моя новая знакомая.

— Да кто же он такой?! — занервничала я, и старые мысли вместе с новой информацией вновь стали терзать мое неудовлетворенное любопытство.

— Обыкновенный человек, — прозвучал ответ.

Переодевшись, наша компания столпилась у входа, с восхищением созерцая необычную технику нескольких ребят спортивного телосложения, которые работали в спортзале вместе с другими оставшимися. Такой неподдельной, естественной красоты подсечек, переворотов, изворотливых плавных уходов мы не видели даже в фильмах. Но больше всего поражала их скорость движения. «Неужели при такой скорости можно еще и так хорошо ориентироваться в пространстве, — подумала я. — Здорово! А где же среди них Сэнсэй?»

А Сэнсэй, оказывается, мирно сидел в сторонке, перебирая ворох каких-то бумаг и книжек с закладками, которые ему подкладывал «Вареник». Рядом сидели еще двое мужчин, внимательно слушая пояснения Учителя. Потом «Вареник» развернул пожелтевшую от времени карту, и все четверо склонились над ней, как над бесценным сокровищем. Сэнсэй стал что-то там отмечать карандашом, постоянно комментируя это и объясняя. Мне страсть как захотелось сунуть туда и свой любопытный нос, но в это время нас легонько подтолкнули сзади высокие парни, которые пытались выйти на улицу.

— Эй, ребята! Чего вы тут стоите? Вы что, не знаете закон зала: «Тут или занимаются, или за дверь». Хотите, возвращайтесь, а если выходите, так выходите, не мешайте другим.

Мы дружно вывалились толпой на улицу. «Ага! — с завистью подумала моя особа. — Те так остались, а нам что ли нельзя». Но вслух, естественно, ничего не произнесла.

Почти целый час мы потратили на ожидание единственного в тех краях автобуса, усиленно утрамбовывая при этом земляную местность под названием «остановка». Но так и не дождались. Пришлось идти на трамвай, конечная остановка которого, по здешним меркам прохожих, была совсем рядом, всего каких-то тридцать-сорок минут пешего хода. Правда, с непривычки, изучая на собственном неудачном опыте достопримечательности местных ям и колдобин, мы потратили целых полтора часа. Но на эти малоприятные обстоятельства почти никто не обращал внимания. Все взахлеб делились своими впечатлениями от увиденного.

— Ну, что, — с улыбкой сказал Костик, — идем на следующую тренировку?

Все дружно, как сговорившись, ответили «Да!»

— Не знаю как вы, — с восхищением произнес Андрей, самый увлеченный среди нас единоборствами, — но, мне кажется, я нашел то, что хотел, во всяком случае, на данном этапе. Классная тренировка!

— Да, — перебил его Костик, — за сегодня и я узнал гораздо больше, чем за месяц наших скитаний по секциям.

Ребята одобрительно закивали головами. Неожиданно Славик остановился и, хлопнув себя рукой по лбу, с ужасом произнес:

— Елки-палки! Мы же забыли спросить, какова оплата тренировок?!

Андрей положил руку ему на плечо, добродушно успокоил:

— Не переживай, старина. Я спрашивал у Сэнсэя. Знаешь, что он сказал: «Чем больше, тем лучше. Но не более пяти рублей, желательно червонным золотом царской чеканки».

Все засмеялись, а Славик даже облегченно вздохнул. И это понятно. Он был неплохим парнем, но из неблагополучной семьи. Практически, занятия в других секциях ему были финансово недоступны. Для него достать пятнадцать-двадцать рублей в месяц означало достать целое состояние. Так, шумно вспоминая отдельные моменты тренировки, веселые шутки Учителя, мы не заметили, как добрались до остановки.

 

Наступили рабочие будни. Нас очень заинтересовал рассказ о блуждающем нерве и иннервации организма вообще. Поэтому все последующие дни наша компания пыталась выяснить подробности у учителей по биологии и анатомии. Но они ничего конкретного по этому поводу не ответили, сказав лишь, что, скорее всего это относится к углубленной анатомии, которую изучают в высших медицинских учебных заведениях. Это еще больше разожгло наш интерес к предмету и побудило искать через знакомых соответствующие книжки.

Тем временем моя память усердно пыталась докопаться до истины, где же я видела Сэнсэя. Для этого даже не поленилась, на всякий случай, перелистать все семейные фотоальбомы. Но мои усилия были напрасны. В общем, жизнь продолжала кипеть в сплошных поисках ответов на неведомые вопросы.

Еле дождавшись следующей тренировки, мы предусмотрительно выехали на два часа раньше, чтобы не опоздать. Когда наша компания добралась до спортзала, то с удивлением обнаружила, что была не первой, хотя оставалось еще полчаса до занятия. Там уже стояло человек тридцать, видать таких же, как и мы, не желавших пропустить что-нибудь интересное с самого начала. Наши ребята, перезнакомившись с некоторыми из них, с юмором потом констатировали, что, оказывается, мы, по сравнению с этими бедолагами, еще довольно удачно добираемся. Поскольку те живут в таких отдаленных районах, что им приходится на свое путешествие тратить почти полдня, поменяв при этом несколько видов транспорта и стерев подошву не об один километр. И лишь некоторые счастливчики приезжают на личном авто.

— Так что, ребята, — заключил Андрей, — можете выпячивать грудь колесом и во всю глотку орать, что мы местные!

Вскоре подошел и сам Сэнсэй в окружении группы ребят. На лицах людей появились приветливые улыбки. И прежде разрозненные группки слились в единый коллектив, по-дружески здороваясь с Учителем и входя в открытый зал. Мы тоже заразились этой волной хорошего настроения. Но наша радость длилась недолго.

В самом начале разминки в спортзал вошли двое солидно одетых мужчин и, подойдя к Сэнсэю, по-свойски начали с ним о чем-то шептаться. Договорившись, Учитель поручил старшему сэмпаю вести тренировку и, накинув пальто прямо на кимоно, вышел вместе с ними. Здесь и начались все наши нескончаемые страдания конечностей.

Старший сэмпай, явно определяя нагрузку по своему мускулистому телу, провел разминку в таком жестком ритме, что, казалось, нас готовили к золотой медали. Вот тут-то мы, как говорится, на своей шкуре почувствовали огромную разницу между Сэнсэем с его дозированными нагрузками и старшим сэмпаем, который к приходу Учителя старался сделать из нас олимпийских чемпионов с полным комплектом наград. Так или иначе, но когда в конце разминки прозвучала команда на расслабление, названная сэмпаем почему-то «поза трупа», люди в зале свалились на пол с таким грохотом, в том числе и моя особа, что, казалось, и в самом деле вокруг валялись обессиленные трупы. Позже я узнала, что необычная трактовка некоторых команд у старшего сэмпая была связана с его профессиональной деятельностью в органах внутренних дел.

После этой изнурительной работы мы стали повторять под руководством нашего ведущего базовые упражнения по наработке ударов, блоков, стоек. У меня создалось такое впечатление, что я находилась в японской армии, где солдаты четко, одновременно выполняли команды с громким ответным счетом на их родном языке.

Когда в зал вошел Сэнсэй, моя особа с облегчением вздохнула. Он, как ни в чем не бывало, скинул пальто и продолжил тренировку. Заметив ошибку у юноши, стоящего в первом ряду, он корректно поправил:

— Правильный удар должен наноситься вот этой частью, — он обвел область начала косточек указательного и среднего пальцев. — Вот так… Нельзя использовать эти два соседних пальца (IV и V), потому что при неправильном ударе можно серьезно повредить запястье.

И, уже обращаясь к толпе, добавил:

— Необходимо долго и упорно работать над собой, чтобы не только верно наносить удары, но и не причинить себе вреда, не причинить себе боли. Прямой удар кулаком — как я уже раньше говорил – это один из основных приемов боевых искусств. И без тщательной подготовки кулак легко повредить. Если вы ежедневно будете тренировать правильный удар, то можете добиться того, что сухожилия мышцы разгибателей пальцев кисти, находящихся вот здесь, разойдутся по бокам пястно-фаланговых суставов II и III пальцев таким образом, что кости станут защищенными и уплотненными. Тогда вы сможете смело наносить удары, не причиняя себе вреда.

Кто-то спросил:

— А чтобы так разработать суставы, нужно сразу бить по чему-то очень твердому?

— Зачем такие жертвы, — возразил Игорь Михайлович. — Наносите удары для начала по груше. Или у кого ее нет, то по мешку с песком. Я думаю, такое приспособление каждый может дома себе сделать. Но, главное, нарабатывайте удар каждый день, постепенно увеличивая скорость. И не лениться, а добросовестно, на полную отдачу. Тогда и результат не заставит себя ждать.

Закончилась тренировка очередной демонстрацией новых приемов из стиля «Тигр» и отработкой старых ударов. И опять-таки после занятия к Сэнсэю с расспросами прилип (иначе это не назовешь) этот толстенький «Вареник». Надо сказать, что вокруг было много желающих потолковать с Сэнсэем или его послушать. Но этот мужичок нахально пробрался сквозь окружающую толпу, в которой, кстати, стояли и мы, и отвел Учителя в сторону, считая, очевидно, свой вопрос важнее всего. Отчаявшись дождаться конца их разговора, мы ушли домой.

 

Несколько дней спустя нас ожидала приятная новость: Костя как-то умудрился достать через знакомых своих родителей анатомию для высших учебных заведений. Нашему ликованию не было предела. Сначала мы, естественно, удовлетворили свое любопытство о блуждающем нерве, прощупав на своих телах его приблизительное прохождение вдоль организма. А Костик, не растерявшись, провел свои диагностические опыты прямо на Татьяне, вызвав при этом ее писк и шквал наших шуток. Затем мы более внимательно обследовали строение кистей рук. А уж после стали подробнее, с явным интересом рассматривать кости, мышцы, сухожилия, нервы, органы, головной мозг. Нельзя сказать, что раньше я этого не знала. В общих чертах мы проходили все по анатомии. Но впервые я смотрела на это другими глазами. И впервые мне было интересно это познать не для школьной отметки, а для самой себя.

Мне захотелось изучить свои мышцы, суставы, понять, как и почему происходит движение. Как мышцы участвуют в процессе наших разминок и как это отражается на внутренних органах? Что происходит во время удара? Что такое боль с точки зрения физиологии? Почему человек вообще страдает? И что, в конце концов, происходит в моем собственном мозге? Пожалуй, последняя мысль была главней всего, ибо подсознательно постоянно меня преследовала.

В это время ребята так же восхищенно, но руководствуясь своими соображениями, комментировали увиденное. Мы единодушно решили, что являемся полными профанами в данной области и необходимо коллективными усилиями срочно наверстать упущенное. Для этого даже, как-то спонтанно, придумали своеобразную карточную игру. Чтобы легче запоминалось, мы нарисовали отдельные карточки по костям, мышцам, кровеносным и нервным сосудам, лимфе, органам и отдельно по головному мозгу. А затем пытались сложить эту головоломку воедино, одно на другое, точно называя при этом не только наименование, но и соответствующие функции. Вначале, конечно, было трудно. Но у нас все сопровождалось такими шутками, такой азартной атмосферой, что хочешь не хочешь, а запомнишь.

Перед новой тренировкой мы сформировали пару вопросов по биомеханике движения во время удара. Решили задать их Сэнсэю после занятия, дабы найти повод остаться. Но в тот день жизнь сама предоставила нам эту возможность и без наших планов тайного «заговора».

В конце тренировки Сэнсэй организовал спарринги. Люди присели на пол, образовав большой круг, в центр которого по выбору Сэнсэя выходили двое учеников. Нашего Андрея тоже не миновала эта участь. В соперники Учитель выбрал ему какого-то новичка, такого же мускулистого и слаженного. Совершив ритуальный поклон, ребята начали бой. Некоторое время он продолжался на равных. Но Андрей оказался более изворотлив и быстр, благодаря чему и смог победить. Одобрительный хлопок Сэнсэя означал конец спарринга. Наш парень помог подняться своему недавнему сопернику. Поклонившись друг другу и Учителю, они заняли свои места.

А когда на импровизированный ринг стали выходить более серьезные бойцы, Андрей не выдержал. Окрыленный своим недавним успехом, он добровольно выставил свою кандидатуру. И… проиграл, почти сразу же. Это обстоятельство только еще больше распылило его неудовлетворенность собой. Зараженная его эмоциональным настроением, наша компания, набравшись смелости, напросилась к Сэнсэю на дополнительные занятия. На что Учитель без возражения с улыбкой ответил:

— Вы же знаете закон зала: «Кто хочет заниматься, тот остается и занимается».

В этот день фортуна явно была на нашей стороне, потому что, в дополнение ко всему случившемуся, отсутствовал на занятии «Вареник», доставший всех нас своей назойливостью. Доступ к Сэнсэю был свободен, и можно было спокойно расспросить его об интересующих моментах тренировки.

Пока уходила основная толпа, каждый из оставшихся занимался наработкой своих погрешностей в ударах. Те парни, которых мы прозвали «скоростные ребята», работали на своем уровне, мы и остальные — на своем. Но Сэнсэй внимательно следил за всеми и корректировал замеченные неточности. Уже в опустевшем зале он показал нашей компании новые ката (бой с тенью), где сочеталась скорость подсечек, ударов, блоков и резкость уходов, переворотов. Когда я начала их самостоятельно выполнять, Сэнсэй неожиданно подошел ко мне сзади и, положив руку на плечо, произнес:

— А тебе не нужно этого делать.

Я с удивлением повернулась:

— Почему?

Но в этот момент наши взгляды пересеклись на близком расстоянии. У меня появилось такое свербящее чувство, как будто меня просматривают изнутри с головы до пят, словно рентгеном. Такого взгляда я еще не видела. Он был какой-то необычный, пронзительный и странный.

— Потому.

Этот ответ меня несколько озадачил. Я стояла в некоторой растерянности, не зная, что и сказать.

Помолчав немного, он добавил:

— Выполняй лучше вот эти ката.

Сэнсэй показал начало плавно переходящих друг в друга движений с проработкой глубокого дыхания. Все это время я повторяла за ним почти автоматически. А когда он пошел помогать другим, в голове у меня стали появляться сплошные вопросы: «Что он имел в виду? Неужели знает про мой диагноз? Но как?! Я никому из друзей не рассказывала, да и до сих пор ничем себя не выдала на тренировках». И в этих раздумьях неожиданно для себя сделала поразительное открытие. Если в школе, дома, на бальных танцах у меня появлялась внезапная, продолжительная головная боль, то здесь, сколько я ни «издевалась» над своим телом, еще ни разу эта боль никак себя не проявила. Почему? В чем тут причина?

Так, погрузившись в свои мысли в процессе работы над новыми упражнениями, я не заметила, как вокруг Учителя столпились ребята, прервав свои занятия. И когда моя особа наконец-то это обнаружила, то поспешила присоединиться к слушателям, чтоб не пропустить чего-нибудь важного и для себя.

— Скажите, а как достигается техника настоящего удара, только лишь тренированностью мышц? — спросил Андрей.

— Нет. Это, в первую очередь, тренированность мозга, — ответил Сэнсэй.

— А это как?

— Ну, чтобы вам было более понятно, скажем так… Мышца – это тот же механизм, который выполняет свою функцию. У нее есть определенная программа, поступающая из мозга в виде нейроимпульсов. В результате работы таких программ в головном мозге возникают сигналы, вызывающие сокращение группы мышц. Таким образом, происходит не только движение конечностей, но и сложные двигательные акты. То есть наша тренировка есть не что иное, как целенаправленное совершенствование нашего мозга а, следовательно, и наших мышц. Смысл заключается в том, что чем лучше и быстрее работает «натренированный» мозг, тем лучше и быстрее работают мышцы.

— А вот насчет высшего мастерства спортсменов в боевых искусствах, — вступил в беседу Костя. — Я где-то читал, что мастера даже не успевают подумать, как уже наносят удар. Это как происходит и почему?

— Да, ребята. Вы затрагиваете такую серьезную тему…. Но постараюсь вкратце объяснить…. Весь фокус заключается не в том, чтобы просто натренировать свои мышцы, а в том, чтобы представить конкретную ситуацию, образ соперника. И самое главное — четко знать при этом, куда ты бьешь, в какую ткань, что при этом происходит внутри того организма, какова сила удара и так далее. Если человек наносит удар просто так, чтобы его наработать, то все его старания до лампочки! Настоящий боец, работая на макиваре, в первую очередь работает с образом. Он реально представляет, как соперник открывается, и в этот момент наносит удар, осознавая при этом его возможные последствия. То есть он тренирует свой мозг.

— А что при этом происходит в мозге? — спросил кто-то из старших парней.

— Мозг через зрительное восприятие оценивает ситуацию, анализируя ее, и принимает решение. Затем он передает эту команду в мозжечок, то есть в двигательный центр. А из него, уже через нервы, поступает соответствующий сигнал в мышцы. Вся эта деятельность фиксируется в памяти. Затем, в бою, у бойца неосознанно срабатывает эта память, но уже без всех сложных цепочек анализа и команд в мозге. То есть соперник только открылся, а у мастера уже идет непроизвольное движение. Скажем так, это просто уже другая работа психики, другая работа иннервации, другая работа головного мозга.

— Это как бы идет на подсознательном уровне, с физиологической точки зрения? — блеснул своей эрудицией Костик.

— Совершенно верно. Сложные рефлекторные двигательные реакции осуществляются уже на уровне безусловного рефлекса, — с улыбкой произнес Сэнсэй, а потом добавил: — В школьной программе по анатомии есть такие понятия, как условные и безусловные рефлексы. Безусловные — это генетически заложенные самой природой рефлексы. Именно благодаря им происходит регуляция внутренней среды организма, сохранение особи. А к условным относятся приобретенные рефлексы, в результате накопления опыта, новых навыков. Но и они создаются на базе безусловных рефлексов. У человека вообще существует масса безусловных рефлексов, связей, реакций, которые осуществляются посредством спинного, заднего и среднего мозга, подкорковых отделов коры больших полушарий и мозжечка…

— Так то, что вы нам вначале рассказали, это и есть большое Искусство? — все никак не мог успокоиться Андрей.

— Нет. Это всего лишь начальная ступень настоящего мастерства… В большом Искусстве основная работа идет на предвидение. Это работа эпифиза, который находится над мозжечком в надбугорной области промежуточного мозга.

— А эпифиз — это просто участок белого вещества? — спросил Костя.

— Нет. Это так называемая шишковидная железа, весом всего лишь в один карат. Но она играет огромную роль в жизнедеятельности организма. Это одна из самых загадочных частей головного мозга и человека в целом. К сожалению, пока науке об ее истинных функциях ничего не известно.

— А кому известно? – полюбопытствовал Костя.

— Кому надо, тому и известно, — с хитрой улыбкой ответил Сэнсэй, а затем продолжил: — Так вот, работая на предвидение, мастер подсознательно вырабатывает способность улавливать мысли соперника. То есть тот только подумал, что надо нанести удар вот туда-то, как мастер принимает уже контрмеру, и именно такую, которая необходима. Все это происходит неосознанно, в какое-то мгновенье.

— Интересно, а с такими неосознанными явлениями «мгновенной скорости» сталкиваются только мастера боевых искусств? — задумчиво спросил Андрей.

— Почему? Не только. Многие люди очень часто в жизни сталкиваются с этими явлениями психики. У одних это происходит из-за долгих специальных тренировок. К примеру, взять тех же циркачей, которые ловят на огромной скорости ножи, стрелы и тому подобное. Другие люди на себе ощущали действие таких безусловных рефлексов в жизни. Скажем, когда человека что-то или кто-то сильно напугает, та же собака. Он может мгновенно выполнить серию движений. И только потом, уже минуя опасность, осознает, насколько быстро он это сделал. Эта способность заложена изначально в человеке. Иначе бы он не выжил в те далекие времена, когда спасался бегством от мамонта, саблезубого тигра или другого хищника.

Мы стояли молча, завороженные рассказом Сэнсэя. В этот момент в дверь кто-то постучал. От неожиданности все внутри меня сжалось на какую-то секунду. Время-то уже было не для вечерних прогулок. Сэнсэй спокойно подошел и открыл дверь, под бдительными взглядами нашей компании.

— О, хорошо, что я тебя застал, — пожав руку, поприветствовал его какой-то мужчина. – А то уже думал ехать к тебе домой. Тут такое дело…

— Сейчас, подожди минуточку, — сказал Сэнсэй, и уже обратившись к нам, произнес: – Ребята, у вас есть еще пятнадцать минут для работы и по домам.

Через полчаса мы уже стояли на улице, ожидая последних. Игорь Михайлович закрыл спортзал и, спешно попрощавшись с нами, уехал на машине с тем мужчиной.

«Ну вот, — сердилась я сама на себя, — хотела Сэнсэя после занятия расспросить об его загадочном “Потому”, но не вышло. Надо было в спортзале это сделать. Так там повсюду любопытные слушатели. Вот так незадача!»

Когда мы ехали домой, каждый размышлял о своем. И это не удивительно, после таких тренировок есть о чем задуматься. Но кто думал молча, а кое-кто и вслух. Андрей чуть ли не полпути пытался убедить нас, а скорее всего себя, что сегодняшний проигрыш в спарринге — это чистая случайность.

— Жалко, у меня не было с собой нунчак. Но ничего, я их захвачу на следующую тренировку. Вот тогда и покажу настоящий класс!

Зрелище обещало быть по-настоящему захватывающим, так как мы знали, насколько хорошо Андрей работал с нунчаками. Это был его «конек».

 

Эту тренировку наша компания ждала как никогда. Мы заблаговременно приехали пораньше. Спортзал был открыт. Некоторые ребята, уже переодевшись, слегка разминались. Сэнсэй стоял в сторонке, увлеченно беседуя с каким-то долговязым пожилым человеком. Этот старичок был такой худой, что кимоно на нем висело, как на вешалке. Невдалеке, вместе с группой мужчин, стоял «Вареник». Но выражение его лица говорило о том, что он даже не слышал смешных шуток своих собеседников. Казалось, уши его превратились в единый эхолокатор, улавливающий малейший звук со стороны Сэнсэя и долговязого старика. «Ух, — возмущенно подумала я. — Опять он тут!»

Вслед за нами шумно вошли несколько парней, занимающихся в нашей секции, в приподнятом настроении. С ними гордо вышагивал неопрятного вида мужичок, лет сорока, в замусоленной одежде, с недельной щетиной на лице. Ребята поздоровались с Сэнсэем и объявили с явным удовольствием:

— Мы тут встретили такого интересного человека, экстрасенса… Знакомьтесь, Виталий Яковлевич.

При этих словах взлохмаченный мужчина чинно сделал поклон головой и вновь занял свою самодовольную позу.

— Он обладает необычными способностями, которые любезно согласился продемонстрировать нашему коллективу…

Сэнсэй сделал вежливый ответный кивок:

— Это было бы весьма занимательно посмотреть.

— И весьма поучительно, — многозначительно добавил Виталий Яковлевич, подняв при этом указательный палец.

Вокруг начала собираться вся наша огромная любопытная толпа. Тем временем «экстрасенс», с видом непревзойденного знатока своего дела, достал из надорванного кармана куртки с десяток обычных столовых ложек, перевязанных полоской грязного лоскутка.

— Как ты думаешь, — тихо шепнул Костик Андрею, — откуда у этого неандертальца взялись предметы человеческой цивилизации?

— Спер, наверное, где-то, — просто ответил Андрей.

— Интересно, а он хоть знает, как ими пользоваться? — усмехнулся Костя.

В этот момент Виталий Яковлевич, демонстративно раздевшись до пояса и оголив свой заплывший жировыми складками живот, начал с усердием налепливать ложки тыльной стороной на грудь. Наши парни прыснули со смеха, а Костя добавил:

— Вот это да! Не зря же говорят, что техника в руках дикаря — это груда металла!

По толпе пробежался легкий ропот удивления. Ложки действительно прилипли, и «экстрасенс» уже важно прохаживался, выпятив грудь, как будто она была увешана медалями «За отвагу».

Кто-то из ребят спросил:

— А как вы это делаете? Как это можно объяснить?

Похоже, именно этого вопроса Виталий Яковлевич и ждал. Он с видимым удовольствием поучительно стал рассказывать про биоэнергоинформационные поля, биологический магнетизм человека, о феноменальных проявлениях его только у избранных людей и о всемогущей силе этого воздействия. Его речь постепенно достигла апогея. Расхаживая перед удивленной толпой с голым торсом, увешанным ложками, и утверждающе размахивая руками, «экстрасенс» возбужденно декламировал:

—…этот мощный пульсирующий флюид, порожденный силой Мирового Космического Разума, олицетворяет последнюю ступень совершенства духа. Он способен окружать силой своей ауры сознание человека. И не только отделяться от тела человеческого, но и вести вместе с его душой внетелесное существование. Я бы сказал, запредельное существование, вполне осознанно.

Аккумулировав энергию этого космического флюида, я открыл в себе небывалые сверхспособности. Я получил бесценный дар к магнетизму, ясновидению, исцелению больных. Моему чудодейственному лечению подвластны все болезни. Я исцеляю через взаимопроникающий вездесущий двойной поток флюидов, который является первопричиной всего энергоинформационного поля великого Космоса. Своим положительным полюсом я восстанавливаю силы, тело, ауру человека, а также снимаю порчу, сглазы…

Я заметила, что хотя эта своеобразная лекция была для меня не совсем понятной, но мои мысли стали отыскивать в ней варианты моего возможного исцеления. «А вдруг он сможет меня вылечить?! Хотя, конечно, в это очень трудно поверить, но вдруг…» Окрыленная призрачной надеждой, я стала с большим усердием слушать убеждающую речь «экстрасенса», уже не обращая никакого внимания на его внешний вид.

—…Моя мощь, по мере моего совершенствования, стала огромной… Вот, убедитесь сами. Это одно из ее проявлений, — указал он на прилипшие ложки.

При этом наблюдалась странная картина. С каждым кругом вдоль слушающей толпы, он все больше и больше выпячивал живот, слегка отклоняясь назад, как пингвин. Я посмотрела на Сэнсэя. Он стоял, скрестив руки на груди и слегка наклонив голову, вероятно, уже устав слушать. На его лице была ироническая улыбка.

—…Я достиг этого совершенства благодаря тайным знаниям, которые никому не известны на Земле, кроме избранных. На основе этой засекреченной информации я разработал свою собственную систему духовного развития. Но она доступна не каждому простому смертному. Даже тот, кто тяжелейшим трудом своих греховных искуплений и лишений дойдет до десятой ступени моей лестницы совершенства, не сможет самостоятельно постичь великую тайну этого знания. Потому что она раскрывается только избранным из избранных. Ибо только такие люди, как я, сумевшие соединить бренное тело с великим духом, духом Вселенского Разума, обладают всемогуществом Бога!!!

Кажется, при этих словах нервы у Сэнсэя не выдержали. Судя по его легкой волне движений, мне показалось, что он сейчас сорвется и врежет от души так, что этого «засланца» не спасет даже хваленая сила. Но вопреки моим прогнозам, Сэнсэй лишь отчетливо, чеканя каждое слово, произнес:

— Уважаемый, не слишком ли большую ответственность вы на себя берете? Пока что вы до сих пор не продемонстрировали еще ничего такого, что бы подтверждало ваши слова.

— Как не продемонстрировал?! — обрушился с негодованием Виталий Яковлевич. — А ты что, этого не видишь?!

— Да все это ерунда, — продолжал Сэнсэй. — Это может любой и каждый. И ничего здесь неординарного и сверхъестественного нет… Мыться просто надо чаще.

Вся толпа грохнула со смеху. А Костик, хлопнув себя по лбу, с восклицанием произнес:

— Точно! Вспомнил, я читал про этот фокус. У него же просто тело липкое и мокрое, поэтому ложки и прилипли.

«Вседержитель Космоса и всея Земли» еще больше вскипел от ярости и на весь зал чуть ли не заорал, обращаясь к Сэнсэю:

— Да ты еще слишком молодой, чтобы судить об этих великих знаниях! Что ты вообще умеешь, кроме как махать ногами…

Сэнсэй пристально на него взглянул. Затем подошел и легко снял одну из сползающих с груди ложек. Все вокруг замерли. Учитель вытянул вперед руку, держась за узенький кончик ложки, и начал выполнять серию дыхательных упражнений, с проработкой глубокого дыхания. Через минуту лицо его расслабилось, эмоции исчезли. Глаза изменились и как мне показалось, стали бездонными. Он застыл на какие-то секунды, пристально всматриваясь в ложку. Его облик стал похож на величественное скульптурное изваяние. И в этот момент ложка начала быстро гнуться, как мягкий, увядающий стебелек. Создавалось впечатление, что она была сделана не из твердого металла, а из какой-то пластичной структуры. Я не верила своим глазам. Невероятно, но факт!

Сэнсэй же за какие-то доли секунды вновь возвратился обратно в свой прежний облик и спокойно сказал ошалевшему Виталию Яковлевичу, вручая согнутую ложку:

— Когда вы нам сможете продемонстрировать хотя бы этот фокус, тогда мы с удовольствием послушаем вас дальше.

И резко развернувшись к толпе, Сэнсэй добавил:

— К сведению тех, кто не переоделся. Тренировка начинается через две минуты. Кто не успеет, будет отжимать штрафные (так у нас назывались двадцать отжиманий от пола за опоздание).

Услышав такие слова, мы помчались к раздевалкам, обгоняя друг друга, так и не досмотрев самого интересного: как же выходил из ступора этот новоявленный «бомжок-божок».

— Старший сэмпай! Почему посторонние в зале?! — раздался позади голос Сэнсэя.

Всю разминку я размышляла: «Как же меня угораздило даже допустить мысль о том, что этот бомж чем-то может мне помочь?! Эх…. Но с другой стороны, в моей безвыходной ситуации только и приходится верить в чудо да надеяться на авось. Тут уже цепляешься за любую соломинку, лишь бы уцелеть. Поэтому и возникают такие глупые мысли из-за внутреннего, почти панического страха. Нет. Надо взять себя в руки. Я все равно найду спасительную лазейку. Я постараюсь выжить. Нужно только не терять надежды и бороться до самого конца!» Самое удивительное было то, что моя твердая уверенность строилась на каком-то глубоком, подсознательном чувстве, на том Нечто, что я так усердно искала. Но все это проявлялось в смутных догадках.

В это время разминка окончилась, и мы принялись отрабатывать «базу» под руководством старшего сэмпая. Сэнсэй сидел на спортивной скамеечке, обсуждая что-то с долговязым стариком. «Вот бы послушать, о чем они говорят», – подумала моя особа. Но, очевидно, такие любопытные мысли были не только в моей голове. «Вареник», хоть мужчина и с сединой, но все время пытался как бы случайно занять в процессе тренировки место поближе к Учителю. В каждом таком случае он вызывал у меня неописуемое чувство зависти и ревности. И, судя по осуждающим взглядам наших ребят, не только у меня одной.

В шуме и монотонности исполнения основных базовых ударов и громогласного счета их последовательности я опять ушла в свои мысли. «Как же Сэнсэй умудрился согнуть ложку? И почему он назвал этот феномен просто фокусом? Ведь если это был фокус, то, в моем понимании, его нужно тщательно подготовить. А он вот так, взял и согнул одним лишь взглядом».

Можно сказать, что я в это верила и не верила одновременно. Верила, потому что где-то читала о людях-феноменах, которые обладали такими способностями. Я вспомнила, что там же были описаны люди-магниты. Но к ним прилипали любые предметы, вне зависимости из какого материала они были сделаны: дерева, металла, пластмассы. Помню, что меня поразило при этом, какой вес эти люди выдерживали — более десяти килограммов!

Парадоксально, но не верила я именно своим глазам, в то, что видела это, как говорят, «вживую». Точнее, это неверие больше относилось к области моего осознания реальности самого факта. Кругом были сплошные загадки. Я понимаю, если бы нашу толпу загипнотизировали, предварительно рассказав, что сейчас мы увидим. Но Сэнсэй просто молча взял и сделал это. Как?!

Тем не менее, сам факт возможности такого явления был для меня очень важен. Это была некая, неведомая мне пока еще, твердая платформа, сформированная знаниями Сэнсэя. За нее-то усиленно и цеплялось мое подсознание, всячески сопротивляясь отталкивающим мыслям. Не знаю почему, но я начала доверять этому интересному человеку. По крайней мере, он явно знал: где правда, а где вымысел.

После «базы» наконец-то настал долгожданный момент для нашей компании. Эту часть тренировки мы условно назвали «вольной программой», так как здесь люди, разбившись по парам, по своему желанию отрабатывали старые приемы или какие-то особые удары из предыдущих занятий. Андрей взял нунчаки и под нашими любопытными взорами подошел к Учителю.

— А можно что-нибудь предпринять против нунчак?

— А ты умеешь ими вертеть? — в свою очередь с улыбкой спросил Сэнсэй.

— Еще как! — самодовольно похвастался Андрей. — Я уже четыре года их из рук не выпускаю. Можно сказать, сплю и ем с ними.

И Андрей демонстративно прокрутил несколько сложных, на наш взгляд, движений.

— Неплохо, — ответил Сэнсэй.

— А все-таки можно что-нибудь предпринять против нунчак? — повторил свой вопрос Андрей, явно провоцируя Учителя.

— Конечно… На каждого Виджая найдется Раджа.

— Что-что? — не поняв, переспросил Андрей.

— Я говорю, на каждую силу есть ответная сила. Нунчаки тоже не исключение.

— А вы можете это показать?

— Могу… Но так будет нечестно, ты с нунчаками против меня… Бери тогда еще кого-нибудь.

Мы с удивлением переглянулись. Тем не менее Андрей пошел искать себе напарника, а наша компания добывать второе орудие битвы. К сожалению, нунчак больше ни у кого не оказалось. Зато в комнате для спортивного инвентаря мы обнаружили много двухметровых шестов.

Но если орудие нашли легко, то с напарником у Андрея было куда посложнее. Старшие ребята категорически «отмахивались» от предложения поучаствовать в этом бое, исподтишка посмеиваясь: «Нет, парень. Ты уж как-нибудь сам».

Наконец, Андрею удалось уговорить какого-то мужичка из новеньких. В это время Сэнсэй мирно беседовал с тем худым стариком в белом кимоно.

— Вот, нашел! — радостно объявил Андрей Учителю.

— Нашел, хорошо. Пусть старший сэмпай будет нашим секундантом… По его хлопку начинайте атаковать в полный контакт. Все понятно?

Андрей только этого и ждал. Он с видимым удовольствием закивал головой. Сэнсэй вышел на середину. Андрей стал напротив Сэнсэя, а мужичок с шестом выбрал позицию справа сзади от Учителя. Настала захватывающая минута. Все участники были в боевом напряжении, кроме Сэнсэя. Он стоял расслабленно, задумавшись о чем-то своем, и слегка поигрывая кончиками черного пояса, расшитого золотыми иероглифами.

По хлопку старшего сэмпая Андрей рьяно двинулся в лобовую атаку, крутя нунчаками со скоростью вращения лопастей работающего пропеллера. В это время мужичок резко подскочил и замахнулся в ударе шестом. То, что произошло дальше, случилось в какие-то мгновения. Сэнсэй с начала атаки вообще не переменил позиции, как стоял в глубокомысленной позе, так и остался. Но как только соперники достигли критического расстояния относительно его тела, он, не меняя стойки, резко выпустил руку вперед. Если это, конечно, можно так назвать «выпустил», потому что на самом деле его рука вылетела, словно атакующая змея. Нунчаки завернулись, прокрутились на ней и полетели в сторону второго бойца. Учитель сопроводил их проворотом кисти, слегка изменив траекторию полета. Нунчаки в воздухе сделали пол-оборота, выровнялись, как палка, и торцом попали точно в лоб нападающего сзади мужчины. Вторая палка нунчак, продолжая полет, ударила по шесту. И шест, соответственно изменяя траекторию движения, попал прямо по голове Андрея. В результате два горе-бойца неуклюже распластались на полу, даже не осознав, что случилось. А Сэнсэй продолжал стоять задумавшись, как будто вся заварушка вокруг его явно не касалась. Затем, встрепенувшись, он заботливо спросил у своих бывших «противников»:

— Ну как, ребята, не сильно ушиблись?

— Не, — ответил растерянно Андрей, усиленно растирая вздувшуюся шишку на лбу. — Нормально…

Мужик тоже кивнул.

— Извините, я немного не рассчитал.

И, подходя к своему бывшему собеседнику, произнес как ни в чем не бывало:

— Вы знаете, у меня появилась грандиозная идея! А что, если…

В это время наблюдавшая за боем толпа загудела в шуме обсуждений, смеха и удивления по поводу скоротечного боя. А один из старших парней, которому Андрей предлагал быть напарником, со смешком произнес:

— Как же, Сэнсэй не рассчитал, жди! Ничего, мужики, крепитесь. Мы через такие «неверные» расчеты, по своей глупости, уже не один раз проходили.

Когда до Андрея наконец-то дошло, что произошло, он просто затиранил Костика и Славика одним и тем же вопросом: «Как же такое может быть? Раз… и одним движением, даже не ударом?!» На что Костик недоуменно отвечал:

— Да откуда мы знаем? Вон Сэнсэй, у него и спрашивай.

Но Учитель до конца тренировки постоянно был занят то показом новых приемов, то работой над сложными ударами со старшими ребятами, то ответами на бесконечные вопросы, а в конце тренировки беседой со стариком. Однако Андрей задался целью во что бы то ни стало именно сегодня все выяснить.

И такой шанс выпал нашей компании только тогда, когда закончились дополнительные занятия. Мы быстро переоделись и стали у выхода, как стража, твердо решив добиться своего. Но оказалось, что нам с Игорем Михайловичем и его ребятами по пути до самой остановки. По дороге мы и приступили к расспросам.

— А как вы это так одним движением смогли победить двух противников с таким вооружением? — задал свой выстраданный вопрос Андрей.

— Да вооружение здесь не при чем. Это техника на использование силы противника. Кстати, применяется во многих стилях, например «Айкидо», «Джиу-джицу», «Винь-чунь» и других. Надо лишь уловить момент и тут же его использовать.

— Это, в общем, понятно. А в вашем случае, какой стиль вы использовали?

— Да так, — пожав плечами, лукаво ответил Сэнсэй, — всего понемножку.

— А все-таки? — не унимался Андрей.

— Ну, здесь всего-то надо знать закон инерции по физике, распределение центра тяжести по биомеханике и немного стиль «Змеи».

— Ого! — присвистнул Андрей.

— А как ты хотел? Все великое до смешного простое, но дается оно нелегким трудом.

Пока Андрей раздумывал над этой фразой, Славик быстро спросил:

— А эффект с ложкой возможно как-то объяснить?

— Конечно, возможно, — с улыбкой произнес Сэнсэй. — Ничего нет тайного на земле, чтоб когда-нибудь не сделалось явью.

— А что это было?

— Да все это пустяки. Ничего здесь особенного нет, обыкновенный цигун, вернее, одна из его модификаций.

— А что такое цигун? — в свою очередь заинтересовалась я.

— Я где-то читал, что это просто дыхательная гимнастика, — вставил Костя.

— Да, многие так считают, — ответил Игорь Михайлович. — Но на самом деле цигун — это дыхательно-медитативная система, с помощью которой человек может управлять скрытыми психофизическими возможностями. Хотя по сути, это одна из самых простых разновидностей духовных практик.

Эта фраза заинтересовала всю компанию. А у меня внутри что-то встрепенулось от этих слов. Но только я раскрыла рот, чтобы спросить, как же этому научиться, как тут влез Костя со своей любимой манерой словоблудия.

— Да,

Я б многого достигнуть мог,

Имей я твердую основу.

— О, увлекаешься Иоганном Вольфгангом Гёте, — подхватил Игорь Михайлович. — Тогда, если ты читал, там есть и такое:

…мудрец изрек:

Мир духов рядом, дверь не на запоре,

Но сам ты слеп, и все в тебе мертво.

Умойся в утренней заре, как в море,

Очнись, — вот этот мир, войди в него.

В эту минуту надо было видеть удивленное выражение Костиного лица. Он был настолько поражен услышанным, что не сразу нашелся, что и сказать. Ведь это первый в его жизни человек (после родителей, конечно), который дал отпор на его же «высокоинтеллектуальном» уровне. «Так ему и надо, — позлорадствовала я в мыслях. — А то зазнался в доску, думает, он один такой эрудит».

— Я прочитал довольно-таки немало книг, — начал защищаться «Философ», больше отстаивая свою гордость, чем тему разговора. — В них мир духов — это всего лишь сказка для детей.

— Кто знает, — равнодушно проговорил Сэнсэй, продолжая цитировать Гёте:

Пергаменты не утоляют жажды.

Ключ мудрости не на страницах книг.

Кто к тайнам жизни рвется мыслью каждой,

В своей душе находит их родник.

— Хм, легко сказать «найти родник», — хмыкнул Костик и, немного помолчав, добавил: — Как говорил Мольер:

Не все сбывается, чего душа хотела,

И путь не короток от замысла до дела.

— Что я слышу? — шутливо произнес Сэнсэй, —

Благоразумие от крайности бежит

И даже мудрым быть умеренно — велит.

— Что-то знакомое…

— Это тоже Поклен, его выражение из «Мизантропа».

— Кто-кто?

— Ну, Жан Батист Мольер. Его же настоящая фамилия Поклен.

Даже в свете уличных фонарей было видно, как Костик весь покраснел до кончиков ушей.

— Но…но… восточная мудрость гласит, что истинное благоразумие состоит в том, чтобы при начале какого-либо дела предусмотреть его конец.

— Совершенно верно. То есть, это говорит о том, что человек есть мыслящее существо, и его основная сила заключена в мысли. Даже в современном мире, говоря словами ученых, например того же Циолковского, можно найти этому подтверждение: «Исполнению предшествует мысль, а точному расчету — фантазия». Как ты видишь, в человеческом факторе ничего не изменилось на протяжении веков. А почему? Потому что, как верно подметил Валентин Сидоров:

Природа мысли есть твоя

     природа.

Постигнешь мысль — себя

     постигнешь ты.

И будешь властен над самим

     собою.

Все дело в силе разума.

— Да, — промолвил Костя и многозначительно заключил: — «Голова без ума, что фонарь без свечи».

— Замечательные слова Льва Николаевича Толстого, — согласился Игорь Михайлович к полной неожиданности «Философа». — Если ты помнишь, у него есть еще и такое прекрасное выражение: «Мысль — начало всего. И мыслями можно управлять. И поэтому, главное дело совершенствования – работать над мыслями».

Костик неуверенно кивнул головой. Но это обстоятельство, как оказалось, еще больше задело его самолюбие. В общем, в течение последующих двадцати минут мы стали свидетелями грандиозной битвы афоризмами, цитатами, изречениями отечественных и зарубежных писателей, поэтов, философов, ученых, фамилии которых в большинстве своем мне были даже неизвестны. В это время моя особа пыталась хоть как-то вклиниться в данный диалог со своим жизненно важным вопросом, который мне не терпелось задать. Но полемика Сэнсэя с нашим «Философом» шла безостановочно, постепенно достигая своего апогея. Я уже окончательно разозлилась на Костика за то, что он занимает столь ценное время ради удовлетворения своей мании блестящего эрудита. Но он настолько был поглощен этим процессом, что, казалось, для него ничего в мире больше не существовало.

В конце концов, уже подходя к остановке, Костик, видимо, перебрал по памяти всех, кого мог, поскольку произнес свою коронную фразу:

– Да, говоря словами Вийона: «Я знаю все, но только не себя».

– Так

…оглянись на себя и подумай о том,

Кто ты есть, где ты есть и – куда же

      потом?

– А это еще кто такой?! – окончательно выйдя из себя, чуть ли не вскрикнул Костя.

– О, – с наслаждением протянул Сэнсэй, – это Омар Хайям. Знаменитый персидский поэт и философ. Великий ученый, намного опередивший свое время. Его полное имя Гиясаддин Абу-ль-Фатх Омар ибн Ибрахим Хайям Нишапури. Он жил в XI веке. К его мудрости прислушивались даже некоторые сельджукские властители Ирана, хотя родом он был из Хорасона, деревушки возле Нишапура. У него очень интересные философские мысли. Согласно его воззрениям, душа бессмертна. Она пришла из Небытия в человеческое тело и вернется в Небытие после смерти. Для нее этот мир – чужбина.

– Интересно, – вступила в разговор Татьяна, – а где находится душа в теле человека? Как думает этот философ, в сердце или нет?

– Нет. Он считает, что сердце родилось на земле и является только частью смертной человеческой плоти, хотя и наилучшей, самой «одухотворенной» ее частью. Именно через Сердце общается Душа. Но Сердце, по его мнению, знает только этот мир, Бытие… У него есть такие занимательные строчки, когда Сердце интересуется у Души тайнами Небытия.

Сэнсэй немного задумался и произнес:

– Сказало Сердце мне: «Учить меня начни.

Науки – таинства, но что таят они?»

Я начал с азбуки: «Алеф…» И слышу: «Хватит!

Свой своего поймет, лишь буквой намекни.

– А что такое «Алеф»?

– «Алеф» – это первая буква в его родном языке, она же – цифра «один». Как он считает, это символ Единого Сущего, и символ единства мироздания, – и, глянув на Костика, Сэнсэй иронически произнес: – О чем еще тут можно говорить?!

Костик окончательно сконфузился, не зная, что и вправду ответить. Я поспешила этим воспользоваться, выпалив на одном дыхании:

– А как можно научиться этой системе упражнений, которая управляет скрытыми психофизическими возможностями?

– Да очень просто. Здесь нет никакого секрета. Главное, как говорится, иметь большое желание, а возможности приложатся.

– Так можно у вас этому научиться?

– Конечно.

– А когда можно начать? – задал вопрос Андрей, видимо такой же мой единомышленник.

– Ну, если есть такой интерес, то пожалуйста. Я уделяю полтора часа для этих занятий два раза в неделю.

– А сколько это стоит? – поинтересовался Славик.

– А что, разве духовные знания можно измерить деньгами? – удивился Сэнсэй. – Вы, ребята, прямо зациклились на этих фантиках. Мы тренируемся просто для себя, ради собственного духовного развития. Хотите заниматься – занимайтесь.

Наша компания подробнее договорилась, где и когда встретиться.

– Женя вас проведет, – добавил Учитель.

Женей оказался высокий, светловолосый парень спортивного телосложения, один из тех «скоростных» ребят, которые были в попутчиках у Сэнсэя.

– Мы обязательно придем, – ответил за всех Андрей.

На том и попрощались. Я была вне себя от радости. Наконец-то моя особа приблизилась к тому, что так долго искала. Казалось, осталось сделать всего один шаг, и может быть, мне удастся преодолеть эту пропасть и выкарабкаться на твердую почву Бытия. Я чувствовала это интуитивно, каким-то шестым чувством. Хотя разум мой не видел в этом никакого реального шанса на спасение. Тем не менее, душа, как говорится, пела.

Всю дорогу ребята восхищенно обсуждали сегодняшнюю тренировку и то, что ожидает нас послезавтра на духовных занятиях. Энтузиазм переполнял всех, кроме Костика. Тот был надутый, как индюк, мрачно сдвинув брови.

– Костик, а ты поедешь? – толкнул его в бок Андрей.

– Я вот тут думаю, может нам всем не стоит ехать, – недовольно пробурчал «Философ». – Что мы, циркачи что ли, каким-то фокусам учиться. Только зря время потратим.

– Ты что, Костик, дурак, – «вежливо» заявил Андрей. – Да где ты найдешь даже циркача, чтоб ложки взглядом гнул?!

– Да еще обучал этому бесплатно, – вставил свое веское слово Славик.

– Вот, вот. Ну, ты лопух, вообще!

– Я каюсь, глуп. Однако в меру своих сил любвеобильность вашу оценил, – съязвил недовольный «Философ».

– Ладно, ребята, не ссорьтесь, – сказала Татьяна. – Лучше подскажите, как мне родаков уговорить, чтоб отпустили на эти занятия.

– Как-как, – ответил за всех Андрей, – как в анекдоте: «Дочь пришла домой поздно. Отец спрашивает: «Как это называется?» А дочь и говорит: «Я не знаю, как это называется, но теперь это будет моим хобби».

Все одобрительно засмеялись. Договорившись о новой встрече, наша компания разошлась по домам.

 

Мы с нетерпением ожидали этого дня. Наконец, в четверг наша компания в отличном настроении прибыла в полном составе к месту назначения. Подъезжая к остановке, мы разглядели два мужских силуэта в темноте.

– О, вон и Женя, – весело сказал Андрей.

Как оказалось, Женя был со своим другом Стасом. Поздоровавшись, мы двинулись в неизвестность, а точнее, в непроглядную темень.

– Хоть бы фонари здесь повесили что ли, – заметила Татьяна, спотыкнувшись очередной раз.

– Ага, – подтвердил Костик, – не местность, а сплошная полоса препятствий какая-то.

– Зачем же транжирить лишнее государственное электричество? – усмехнулся Женька. – Мы и так на ощупь здесь все знаем как свои пять пальцев… А чужие в эти края вряд ли захотят попасть, да еще по своей воле.

– Это почему же? – осторожно спросил Славик.

– Место здесь необычное, глухое. Тут не всякий зверь пробежит, не то что человек пройдет. Да и собаки, слышите, как воют.

И, действительно, где-то недалеко в частном секторе, протяжно выла пара собак. Татьяна слегка поежилась, вцепившись в мою руку.

– А собака, она тварь такая, – продолжал парень, – чует неладное.

– Да что ты народ сказками пугаешь! – пытался пошутить Андрей.

– А это вовсе не сказки. Поживешь здесь, узнаешь, какая чертовщина тут творится.., если выживешь, конечно.

После этого заявления хорошее настроение у нас как рукой сняло. Некоторое время мы шли молча, озираясь по сторонам. Но в кромешном мраке, как мы ни старались, как ни всматривались, ничего не было видно. Лишь очертания силуэтов старых домов. И что странно, нигде не было света. Одни лишь собаки своим жалобным воем подавали какие-то признаки жизни в этом убогом месте.

– А куда мы идем? – запаниковал Костя.

– Куда-куда, – передразнил его Женька. – Куда заказывали… на черную поляну.

– Куда?! – с ужасом воскликнули мы почти все вместе.

– Тьфу ты, да не кричите вы так, – произнес Женька, потирая оглушенное нашими дикими возгласами ухо. – Говорю же вам, на поляну… черную.

И спотыкнувшись об очередную колдобину, слегка выругался:

– Вот елки-палки! Нечистая сила прямо-таки кругом подножки подставляет. Того и гляди, кого-то из отстающих утащит.

Татьяна, державшая меня под руку, для надежности схватилась другой рукой за Костика. Ее стала бить мелкая дрожь, которая передавалась и мне. Славик при этих словах, слегка отстававший, быстро переместился вперед нас. Андрей же шел молча, озираясь по сторонам.

– Да какая тут нечистая сила, какая черная поляна, – проговорил с опаской Костя. – Откуда им тут взяться? Бред какой-то…

– Откуда-откуда? Оттуда, – уверенно махнул рукой Женька куда-то в сторону.

– Чего мы вообще сюда пришли, – со страхом запричитала Татьяна. – Сидели бы сейчас дома, горя бы не знали.

– Сами же пожелали с черной магией ознакомиться, а теперь: «Чего пришли?», – пожав плечами, ответил Женька.

– С чем?! – в изумлении опять хором спросили мы.

– Во дают! – сделал удивленное лицо Женька. – Вы что, не знали, что Сэнсэй – самый сильный колдун, так сказать, правая рука Люцифера?!

Теперь пришла очередь и нам округлить глаза.

– Чего? Кого? А кто это Люцифер? – посыпалась лавина вопросов.

– Так, – важно остановил наш словесный поток новоявленный гид. – Объясняю конкретно. Во-первых, Люцифер в переводе – это ангел Света, правая рука Бога. Для большинства людей он известен под разными именами. Например, Сатана или Дьявол, как вам больше нравится. Это властелин Земли. Во-вторых, еще раз подчеркиваю, что Сэнсэй его правая рука. И его могущество не имеет границ. Для него гнуть ложки – это так, тьфу, пустяки. Он способен на такое, что вам и не снилось даже в самом кошмарном сне! И в-третьих, вам крупно повезло. Сверхъестественные возможности, которые вы так хотите приобрести, вы можете получить здесь почти даром… Всего лишь за какую-то душу, о которой вы ничего не знаете и которую даже не чувствуете… Да что я вам рассказываю, вон, сами сейчас все увидите.

– Вот это да! Вот так влипли, – по-настоящему запаниковала Татьяна.

– Вот! – чуть ли не взахлеб тихо воскликнул Костя. – Что я вам говорил! Не надо было идти, не послушали меня. А я вам сразу сказал, что дело тут нечистое. И я тоже хорош, дурья башка, поплелся с вами. Вот что теперь делать?

Этот панический ужас Костика перекинулся на Славика, и он заговорщицки шепнул:

– По-моему, надо ноги уносить.

– Куда? – зашипел Костик. – Ты помнишь сколько раз мы поворачивали? Петляли по каким-то закоулкам…

– А мне по барабану! – заявил Андрей. – Ну и пускай Сэнсэй колдун, это его личная проблема. Главное, он знает в десять раз больше, чем я. И я не упущу возможность этому научиться.

– И я тоже, – ответила моя особа.

А про себя подумала: «А мне тем более по барабану, если это мой шанс выжить. А если нет, то все равно терять уже нечего. А вдруг поможет…»

Мы вышли на извивающуюся тропинку вдоль длинного глухого забора. В этот момент из-за туч стал пробиваться лунный свет. И вдруг, перед нами на забор запрыгнул большой черный кот, с горящими как два фонаря желто-зелеными глазами. От неожиданности мы с Татьяной вскрикнули и спрятались за спинами ребят. Однако наши «защитники» тоже как-то застопорились, остановившись как вкопанные. Одни только провожатые спокойно продолжали свой путь. А Женька, увидев наш «столбняк», таинственно произнес: «То ли еще будет». Кот же, не обращая на нас никакого внимания, важно пошел по глухому забору и, как назло, в том же направлении, в котором вели и нас.

– Тьфу, тьфу, тьфу, – поплевал Славик через левое плечо.

– Ты б еще перекрестился, – съязвил Андрей.

– Неплохо бы, – облизнула пересохшие губы Татьяна. – Говорят, если черный кот дорогу перебегает, надо за пуговицу держаться. Тогда нечистая сила не заметит.

Я, так, на всякий случай, нащупала дрожащими руками пуговицу. Наша компания поспешила догнать своих попутчиков, постоянно косясь на черную тень кота.

Тропинка вывела нас на небольшую поляну. Из-за туч зловеще выползала огромная полная луна. То, что мы там увидели, потрясло наше воображение до глубины души. Посредине поляны, спиной к нам, стоял человек в черном одеянии с накинутым капюшоном. Его фигура фосфорицировала бледно-холодным лунным светом. А над ней поднимался легкий дым. Вокруг стояла давящая, жуткая тишина. От такого вида мы вообще потеряли дар речи. В это мгновенье большой черный кот прыгнул прямо к нам под ноги, остановив от неожиданности все возможные движения наших конечностей. Последнее, что успела сделать наша испуганная кучка – это инстинктивно схватиться за свои спасительные пуговицы. Спрыгнув таким наглым образом, эта тварь помчалась к темной фигуре и к нашему неописуемому ужасу стала тереться о ее ноги.

От такой жуткой картины у меня во рту все пересохло, холодок пробежался по всему телу. Вопреки желанию бежать отсюда куда глаза глядят, моя особа стояла, даже не в силах пошевелиться. Я покосилась на ребят. Татьяна чуть ли не взобралась на Костика и вцепилась в него мертвой хваткой. Сам же Костя выглядел, как гипсовый постамент. Славик стоял с открытым ртом и округленными глазами. Даже Андрей, несмотря на свой недавнишний оптимизм, выбивал зубами мелкую нервную дрожь. Лицо его покрылось испариной.

Женя, оглянувшись на нас, с покорной головой подошел к темной фигуре. Подняв руки вверх, он торжественно громко произнес:

– О великий маг и чародей, колдун и повелитель всех народов, чья мощь и сила над землей, водой, воздухом и огнем простирается во всей Вселенной. Твои верные ученики выполнили свой священный долг. Прими же в лоно твое этих чад заблудших, дабы восстановить на Земле единственную твою справедливую власть и могущество!!!

И Женя поклонился до пояса. Еще во время речи парня Сэнсэй с удивлением обернулся в его сторону.

– Чего-чего? – произнес он. – Какое могущество, какая власть? Что ты плетешь?

Женька покатился от хохота вместе с прыснувшим от смеха Стасом.

– В чем дело? Чему вы так бурно радуетесь? – спросил Сэнсэй, покуривая сигарету. – А где ребята, вы их встретили?

Захлебываясь от смеха, Женька махнул рукой в нашу сторону:

– Да вон они стоят… из ступора никак не выйдут.

– Из какого ступора? – не понял Сэнсэй, всматриваясь в темноту. – …Что ты там уже успел набедокурить?!

Но Женька не мог остановиться от хохота, безнадежно махая рукой.

– Вот шут гороховый!

– Сэнсэй, ты что, Женьку не знаешь, – от души смеясь, ответил Стас.

Глядя на всю эту заварушку, до Андрея первым дошло, в чем тут дело. Отдернув стыдливо руку от пуговицы, он с видимым облегчением вздохнул.

– Ну, ребята, – сказал Андрей, выходя к ним из темноты. – Ну, вы даете. Хорошая шутка, только кто ж теперь штаны стирать будет!

От этого те еще больше затряслись в новом приступе смеха. А Сэнсэй с улыбкой произнес:

– Ну и что этот клоун на сей раз выдумал?

Андрей в подробностях начал рассказывать, как этот Сусанин вел нас по поселку, видоизменившемуся, благодаря его рассказам, в Лысую гору. Мы также присоединились к нему, дополняя своими впечатлениями. В конце концов, вся наша большая компания вместе с Сэнсэем зашлась нескончаемым смехом, вспоминая свои недавние ощущения.

– Да я сегодня просто подошел пораньше, – объяснял Сэнсэй, смеясь сквозь слезы: – Свет у нас на поселке отключили, наверное, где-то обрыв проводов.

– Вот так история, – промолвила своим звонким голосом Татьяна. – Мало того, что мы от Жени натерпелись, так еще этот кот!

В это время этот небольшой комок нашего большого страха мирно сидел в сторонке, напуганный людским смехом.

– Да это Самурай, – махнул рукой Стас. – Кот Сэнсэя. Он всегда за ним ходит.

– Стас, ну хоть бы ты мимикой подсказал, в чем тут дело, – улыбаясь, изрек Андрей.

– Как? – пожал плечами тот. – Вы и так от каждого столба шарахались, а если б я еще и рожи стал корчить, нам бы потом долго пришлось искать вас по всему поселку.

Ребята засмеялись, дружно представив себе эту картину.

– А что, – оправдывался Женька, – шутка, как шутка. Как говорил Остап Бендер: «Самое главное – это внести смятение в лагерь противника… Ведь люди больше всего пугаются непонятного».

– Да, – проговорил Сэнсэй, – страх, порожденный воображением, видит опасность даже там, где ее вовсе нет… Есть одна такая древняя восточная притча о страхе. «Один мудрец повстречал на своем пути Чуму и спросил: «Куда ты идешь?» Она ответила: «В большой город. Мне нужно уморить там пять тысяч человек». Через несколько дней тот же мудрец снова встретил Чуму. «Ты сказала, что уморишь пять тысяч человек, а уморила все пятьдесят», – упрекнул он ее. «Нет, – возразила она, – я погубила только пять тысяч, остальные умерли от страха»...

Так, выяснив для себя все пикантные подробности этих приключений и рассеяв миф наших неоправданных страхов в юморе и смехе, мы перешли на более серьезные темы. К группе присоединились еще трое подошедших ребят — Руслан, Юра и Виктор (старший сэмпай). А чуть позже и Николай Андреевич, как потом оказалось, психотерапевт. В это время мы говорили о цигуне.

– А что означает само слово «цигун»? – спросил Славик у Сэнсэя.

– Ну, если дословно перевести данное слово с китайского, то цигун означает работу с энергией воздуха, ибо «Ци» – это «ветер», «газ», «дыхание», а слог «гун» – «работа», «действие», «подвиг».

– И опять эту систему придумали китайцы, – со вздохом произнес Андрей.

– Не совсем, – ответил Учитель. – Это индийская система саморегуляции, которая перекочевала в Китай в начале новой эры.

– А я читал, что цигун бывает разный, – как всегда вставил свое словцо Костя. – По-моему, там говорилось о двух разных школах.

– Их гораздо больше, – сказал Игорь Михайлович. – В современном мире существует масса различных школ цигуна. Например, конфуцианский, буддийский, медицинский, военный…

– Медицинский? – встрепенулась я. – А что он лечит?

– Очень многие заболевания.

– Так что, нужно только правильно дышать? – перебил мой очередной вопрос Андрей.

– Не только. Нужно еще и правильно мыслить. Есть такое выражение «мысль ведет Ци, а Ци ведет кровь». А кровь, как известно, – это скорая помощь организма со всем необходимым набором медикаментов. В древнейшем медицинском трактате «Хуанди Нэйцзин» говорится, что когда мысль пребывает в состоянии покоя и она вольна – это означает, что вы сможете покорить себе Ци. Человек, который владеет здоровой мыслью, владеет здоровьем.

– Короче говоря, в здоровом теле — здоровый дух, – заключил для себя Костя.

– Не совсем. Я бы сказал, при здоровых мыслях – здоровый дух, а при здоровом духе – здоровое тело.

– Скажите, а вот вы все время подчеркиваете важность того, что надо правильно мыслить, и на физических тренировках, и сейчас, – заметил Андрей. – Но я почему-то раньше думал, что нужно всегда лишь правильно действовать. А мысли-то могут быть разные при выборе действия: и хорошие, и плохие.

– Вот тут-то ты и тратишь драгоценное время на борьбу с самим собой. У тебя не должно быть выбора между плохой и хорошей мыслью. Потому что в твоей голове вообще не должно быть негативной мысли. Смысл самого высшего Искусства, Искусства Лотоса и заключается в том, чтобы научиться правильно мыслить, то есть «убить в себе Дракона», «победить Дракона». Слышал такое выражение?

– Да.

– Вот в этом и есть весь смысл. Самая величайшая победа – это победа над самим собой. Что это означает? Это означает победить свои негативные мысли, научиться их контролировать, научиться контролировать свои эмоции. Я еще раз повторяю, в твоей голове не должно быть ничего не-га-тив-но-го. Только положительный фактор! Тогда тебе не придется тратить время на борьбу с самим собой и поступки твои всегда будут положительными. Мир, в первую очередь, должен быть внутри тебя. Мир и согласие.

– Так, получается, в любом поступке человека отражена его мысль? – думая о чем-то своем, спросил Андрей.

– Она не только отражена, она руководит его действием. Ведь мысль материальна.

– Материальна? – удивился в свою очередь Николай Андреевич.

– Конечно. Это более тонкая материя, пока еще не достаточно изученная. Но она же существует, она реальна, ее движение фиксируют. Даже на сегодняшний день есть масса результативных экспериментов по феномену мысли. Взять хотя бы опыты отечественных феноменов, например Нинэль Кулагиной, Юлии Воробьевой и других. Я уже не говорю об огромной мировой практике. Эти исследования ведутся по всему миру, хотя и называются по-разному. Например, в Англии – это психические исследования, во Франции – метапсихика, в странах Восточной Европы – психотроника, в США – парапсихология, в Китае – исследования необычных функций тела человека и так далее.

А если вы копнете вглубь историю человечества, то найдете там множество доказательств того, что об этом знали издревле. Во всех мифологических, магических и религиозных воззрениях и учениях людей присутствует несокрушимая вера в возможность оказывать мысленное влияние на кого-либо или на что-либо, вне зависимости от расстояния, времени и пространства. То есть, по большому счету эти знания существовали всегда.

Николай Андреевич вновь вступил в полемику:

– Хорошо, вот вы привели сейчас примеры отечественных феноменов, которые стали известны всем буквально за последнее время. Почему же тогда раньше в Советском Союзе не было таких людей? Я занимаюсь психотерапией не один год. Но, изучая психику разных людей, я и мои коллеги ни разу не сталкивались с феноменами. Да, к нам попадали в последнее время люди, несущие всякий бред и считающие себя экстрасенсами. И даже пытались нам что-то продемонстрировать. Но на самом деле это была игра их больного воображения. А настоящих-то феноменов в Союзе не было.

– Как это не было? – удивился Игорь Михайлович. – Было, еще и сколько! Испокон веков в России существовала масса таких людей. Только как к ним относились? В древние, темные времена их, в единичных случаях, возводили в ранг святых, а в большинстве своем тех, кто отказывался подчиняться церкви, жгли на кострах или сажали на кол, в зависимости от прихоти тогдашнего царя.

Только со второй половины XVIII века, после открытия Академии наук, явления психической жизни человека начали исследовать в России более серьезно, с медицинской точки зрения. И уже через каких-то сто лет разработки в этом направлении велись многими выдающимися учеными. Взять хотя бы одного из основоположников вашей же науки Владимира Михайловича Бехтерева. Будучи начальником Петербургской императорской военно-медицинской академии, он на свои личные средства построил целый исследовательский институт по изучению мозга и психической деятельности.

А в годы Советской власти? Да ведь практически с начала ее существования изучению психических феноменов мозга и одной из его главнейших загадок – мысли придавали первостепенное значение. Об этом свидетельствует хотя бы такой исторический факт, что эти исследования, по приказу Владимира Ильича Ленина и под личным контролем Феликса Эдмундовича Дзержинского, осуществлял первый Спецотдел ОГПУ, который занимался режимом секретности и охраны государственной тайны. При этом отделе существовала даже специальная нейроэнергетическая лаборатория. Этот элитный Спецотдел использовал в своей работе всевозможных знахарей, медиумов, шаманов, гипнотизеров.

– Господи, а эти-то «народные целители» зачем им понадобились? – искренне удивился Николай Андреевич.

– Да все по той же причине – неординарных способностей их личностей. Они умели манипулировать такими скрытыми силами человека, которые значительно превышают возможности любой техники. Все эти явления изучали и очень серьезно изучали! Проводились целые научные экспедиции в поисках этих знаний: от изучения загадок древнейших цивилизаций до поиска легендарной Шамбалы.

– Шамбала … что-то знакомое название…

– А что это? – нетерпеливо спросил Андрей.

– Шамбала? Ну, это своеобразная обитель, расположенная высоко в горах. Но знаменита она коллективом ученых, проживающих там, которые по своему духовному и научно-техническому уровню давно опережают современное человечество.

– Вспомнил, – проговорил Николай Андреевич. – Я читал, что по преданию Шамбала – это обитель Мудрецов. Но причем здесь наука? Что, эти Мудрецы изучают что-то конкретно: астрономию или математику, или просто философию?

– В Шамбале изучается одна древнейшая изначальная наука «Беляо Дзы», то есть наука «Белого Лотоса», которая включает в себя все, в том числе и точные науки. Более того, именно она является единственным источником всех наук, когда-либо изучавшихся человечеством.

Николай Андреевич недоверчиво посмотрел на Сэнсэя.

– Что значит древнейшая и единственная? Ведь большинство точных наук появилось совсем недавно, ну двести, триста лет назад!

– Вы ошибаетесь. Все эти знания неоднократно давались людям для развития их цивилизации и в глубокой древности. До известной вам истории были и другие человеческие цивилизации, которые достигли гораздо высшего уровня, чем сейчас. Некоторые из них были уничтожены, некоторые дошли до Абсолюта. Однако следы их пребывания находят и по сей день. Почитайте про загадочные археологические находки, исследования и вы убедитесь сами. А в будущем люди будут находить еще больше интересного из того, что происходило давным-давно на Земном шаре. О существовании этих знаний много пишут в древней литературе. К примеру, о подобиях ядерных взрывов, последствия которых ученые сейчас находят в древнейших слоях, о точных картах звездного неба, обозначенные планеты на которых до сих пор еще не все открыты, о «виманах» – летательных аппаратах и тому подобное. То есть все эти знания давались людям и раньше и все они исходили из одного источника – науки Шамбалы.

– Ну и насколько эта наука опережает современное человечество? – надменно спросил Николай Андреевич, скрестив руки на груди.

– Намного, – просто ответил Сэнсэй. – Гораздо больше, чем вы себе можете представить. Но чтобы вы имели хоть какое-то малейшее понятие, приведу такой пример. В то время, когда люди еще свято верили, что Земля стоит на трех китах, а Солнце вращается вокруг нее, ученые Шамбалы уже проводили научные эксперименты и различные опыты на самом Солнце. А современной цивилизации до этого еще очень далеко, и дойдет ли она до такого уровня, еще не известно… Вы думаете, почему Шамбалу так усердно искали люди, находившиеся на пике власти? Взять хотя бы отрезок времени известной вам истории человечества, от например, Александра Македонского, Наполеона, Гитлера, Муссолини, Сталина и так далее. Потому что, согласно всем древнейшим легендам и мифологии различных народов, в Шамбале скрыты все знания мироздания и сокровища культур исчезнувших цивилизаций.

– Интересно, а почему ее искали одни тираны?

– Не тираны, а люди, стремящиеся к неограниченной власти над миром. Все, кто стоит наверху и обладает действительной информацией, знали и знают о существовании этой обители, о существовании тех могучих знаний, которые заключены в ней. Они прекрасно понимают, что в Шамбале сосредоточена реальная власть над миром, поэтому многие и искали и до сих пор ищут ее… Однако сама Шамбала никому не давала возможности захватить весь мир. Она как бы уравновешивала определенные силы. И если человек, стоящий на пике своей огромной власти, рьяно пытался реализовать свою мечту господства над миром, он просто прекращал свое существование… Многие, стоящие у власти, в ходе своей деятельности сами сталкивались с людьми Шамбалы, выполняя их «просьбы». Все старались помочь, потому что отказаться от соблазна узнать больше, чем знает человечество, просто невозможно… Также, помимо общественных лидеров, многие простые люди были в поисках знаний Шамбалы.

– И что, ее так никто и не нашел? – поинтересовался Костя.

– Почему же. Парадокс в том, что Шамбала никогда не скрывала своего существования. Она не вмешивается активно в дела людей, если это не касается чего-то глобально важного для человечества в целом и конкретно для Шамбалы. Но если нужно, ее научное сообщество само решает, с кем имеет смысл устанавливать контакт.

– Ну, допустим. Но если эта обитель Мудрецов не скрывает своего существования, то почему же ее не могли найти люди, находящиеся на пике власти? Ведь в их распоряжении было все: техника, финансы, людские ресурсы? – недоумевал Николай Андреевич.

– Да, вы перечислили все, кроме их черствого сердца и алчных мыслей. А непременным условием контакта Шамбалы для ищущих ее людей является их высокая нравственность и чистота помыслов. Только обладая в первую очередь этими качествами, человек может получить интересующие его знания.

Вот видите, и здесь опять-таки мы возвращаемся к нашей изначальной точке. Почему человек не может развить в себе все те же феноменальные способности осознанно, хотя это ему вполне под силу? Потому что в нем слишком много эгоцентризма, тщеславия, жадности, злобы, зависти. То есть слишком много качеств, присущих звериному, животному началу. И если он сталкивается с этими необъяснимыми для него феноменальными явлениями психики, то животное начало включает свою логику, боясь потерять империю власти, созданную в разуме человека на паразитирующих мыслях. То есть для сохранения своей власти над человеком оно пытается найти какой-то здравый смысл или критически осмыслить там, где нужна простая детская вера.

Бывают, конечно, случаи, когда у человека спонтанно открываются феноменальные способности, вследствие, например, каких-нибудь травм, сильного стресса и тому подобного. Но… если в сознании человека преобладают негативные качества, это будет равносильно тому, что неандерталец найдет разводной ключ и, не зная истинного предназначения, применит его, со своей негативной точки зрения, к соплеменникам.

Ребята заулыбались, а Женька лукаво спросил:

– Что, по голове будет бить?

– Хуже, по большому пальцу ноги. Тогда соплеменник вообще забудет про голову.

– А если в человеке на тот момент преобладает хорошее, доброе начало? – поинтересовалась я.

– А если в человеке преобладает духовное начало, то он будет правильно воспринимать новую информацию на подсознательном уровне, применяя свои феноменальные способности в благих целях. Поскольку в этом случае вера порождает знания, а знания усиливают веру. А без веры нет и чудес на свете.

– Интересная мысль, – проговорил Николай Андреевич, и немного помолчав, добавил: – Любопытно, а с приходом Сталина в нашей стране исследования феноменов прекратились?

– Напротив, эти исследования как раз активизировались. Даже после него они продолжались. И этот интерес не спадает и по сей день. Эту тему разрабатывают многие научные институты.

– Хм, но я изучал труды достаточно известных авторов разных институтов и по своей специальности, но что-то не сталкивался с подобной тематикой.

– Это не удивительно, поскольку эта тема относится к разделу изучения скрытых способов управления массами. Я думаю, вы сами прекрасно понимаете, насколько эти работы засекречены. Я могу привести вам в пример хотя бы Ленинградский институт имени Владимира Михайловича Бехтерева. Кстати говоря, дело Бехтерева продолжила его внучка Наталья Петровна Бехтерева. Так вот, там вплотную занимаются изучением мозга. И одним из приоритетных направлений этого института является как раз изучение феноменов психики людей.

– Но Ленинградский институт – это же один из лидирующих в…, – Николай Андреевич замер на полуслове, явно пораженный какой-то своей догадкой.

Справившись с волнением, он продолжил:

– Ну хорошо, но если это долго изучалось, если к этому проявляют такой интерес военные и на это тратятся колоссальные средства, значит, по идее, в области изучения феноменов психики должен быть грандиозный научный прорыв.

– Прорыв?! – Сэнсэй усмехнулся. – Да какой может быть прорыв с такой подоплекой. Их институт до сих пор не может объяснить феноменальные явления этой биомассы, весом всего лишь чуть больше килограмма, под названием головной мозг, впрочем, как и другие ученые мира. Это осталось, несмотря на все усилия, загадкой из загадок. Космос людьми больше изучен, чем сам мозг человека.

– Согласен… Но вы вот утверждаете, что сокровенные знания доступны высоконравственным людям. Но не все же ученые сплошные эгоисты с раздутой манией величия. Взять хотя бы ту же Бехтереву…

– Совершенно верно. И если вы внимательно следите за работой академика Бехтеревой как человека и ученого, то увидите, что, изучая всю свою жизнь мозг человека, она приходит к выводу, что знает практически малую толику о нем, о его возможностях. И, тем не менее, чем больше она углубляется в изучение мозга, тем больше и больше, базируясь на исключительной сложности и сверхизбыточности мозга, склоняется к идее о его внеземном происхождении, то есть к истинному первоисточнику. И я больше чем уверен, что скоро она публично об этом заявит. Так же, как заявили об этом великие ученые всего мира и не только в сфере изучения психики, но и других естественных наук. К примеру, Эйнштейн, Тесла, Вернадский, Циолковский и остальные ученые с большой буквы. Этот список огромен и его можно долго перечислять. Но все эти люди пришли к тому, что человек уникальное и очень загадочное существо и никак не мог эволюционно зародиться на Земле от какой-то там инфузории-туфельки!

Мы стояли молча, слегка ошарашенные услышанным.

– Так что, получается, сила неординарных, феноменальных людей скрывается всего лишь в их мысли? – переспросил Костя.

– Совершенно верно. Мысль – это реальная сила. Гораздо большая, чем человек может себе представить. Мысль способна двигать планеты, создавать и разрушать целые галактики, что изначально было доказано самим Богом.

Николай Андреевич улыбнулся и с иронией произнес:

– Очень убедительный ответ, главное, даже не поспоришь.

– Надо же?! – в свою очередь выразил всеобщее удивление Андрей. – А почему мы тогда не ощущаем присутствие этой огромной силы в себе?

– Потому что вы в нее не верите.

– Вот так! Все так сложно начиналось и такой простой конец, – констатировал Костя.

– Что поделаешь, такова природа познания, – с улыбкой ответил Сэнсэй.

– Нет, ну а как это, – не мог понять Славик, – если я почувствую такую силу, то я в нее не поверю что ли?

– Весь фокус заключается в том, что вначале нужно поверить, а потом почувствовать.

– А если я поверю, но не почувствую, – не унимался Славик. – Что тогда?

– Если ты действительно поверишь, то обязательно почувствуешь, – ответил Сэнсэй и добавил: – Ну ладно, дискутировать можно достаточно долго, но пора заняться и медитацией.

– А что такое медитация? – спросила Татьяна. – Я читала, что это тренировка психики в состоянии транса. Но что это, так и не поняла…

– Проще говоря, простая медитация – это тренировка мысли, а уже более углубленная духовная практика – это тренировка духа.

– А что, дух и мысли это не одно и то же? – опять влез Костя.

– Нет.

Я заметила, что кот, сидящий невдалеке, заерзал на месте, как бы устраиваясь поудобнее.

– Сейчас мы сделаем самую простую медитацию на концентрацию внимания, для того чтобы научиться управлять энергией Ци. Но прежде я хотел бы немного повториться для тех, кто пришел позже. Кроме материального тела, у человека есть еще и энергетическое. Энергетическое «тело» состоит из ауры, чакранов, энергетических каналов, меридианов, особых резервуаров накопления энергии. Каждый имеет свое название. Я буду вас подробнее знакомить с ними по ходу дела, в зависимости от медитации.

– А что такое чакран? – спросила я.

– Чакран – это такая малюсенькая точка на теле человека, через которую выходят и входят разные энергии. Он работает… ну, чтоб вам было более понятно… по типу диафрагмы в фотоаппарате, видели?

Мы утвердительно закивали головами.

– Вот так же и чакран, мгновенно открывается и мгновенно закрывается.

– И что, вся энергия за это время успевает выйти? – удивился Славик.

– Ну, это же не ведро воды вылить. Ведь человек – существо энергоматериальное, где энергия и материя существуют по своим законам и времени, однако находятся в полной взаимосвязи и взаимозависимости… Еще вопросы есть? – Все молчали. – Тогда приступим. Сейчас ваша задача научиться чувствовать внутри себя движение воздуха, движение Ци. Вы все считаете, что прекрасно себя понимаете и чувствуете. Но я больше чем уверен, вы не можете сейчас увидеть, к примеру… пальцы своих ног. Почему? Потому что у вас нет внутреннего зрения. А внутреннее зрение, оно так же, как и внутреннее ощущение, нарабатывается со временем в ежедневных занятиях. Поэтому мы начнем с самого легкого, самого элементарного. Попытаемся научиться контролировать мысль и ощущения: вызывать их и руководить ими.

Итак, встаньте поудобнее, расслабьтесь… Успокойте свои эмоции. Можете закрыть глаза, чтоб вас ничто не отвлекало. Растворите все ваши мысли и житейские проблемы в пустоте…

Только прозвучала эта фраза, как я тут же вспомнила о целой куче мелочных домашних делишек. «Тьфу ты! Вот же нахальные мысли, – подумала я. – Говорят же вам, растворитесь». Моя особа вновь попыталась не думать ни о чем.

– Сосредоточьтесь на кончике вашего носа…

С закрытыми глазами я попыталась «увидеть» свой кончик носа, руководствуясь больше внутренними ощущениями. В глазах почувствовалось легкое напряжение.

– Медленно, потихоньку глубоко вдыхаем. Сначала низом живота, потом животом, грудью, приподнимая плечи… Слегка задерживаем дыхание… Медленный выдох… Внутренним зрением концентрируемся только на кончике носа… Вы должны чувствовать, представлять, ощущать, что ваш кончик носа как маленькая лампочка или маленький огонек, который разгорается при каждом вашем выдохе… Вдох… выдох… Вдох… выдох… Огонек разгорается все сильнее и сильнее…

Сначала я почувствовала легкое жжение и покалывание в носоглотке. Было такое ощущение, что меня наполнили чем-то материальным, как будто кувшин с водой. Потом мне показалось, что в месте, где приблизительно находится кончик носа, появился в темноте контур с отдаленными его внутренними фрагментами, какого-то багрового маленького пятна. Но первое время я не могла его четко сфокусировать. Наконец, когда мне удалось его зафиксировать, оно начало светлеть изнутри. Причем при вдохе свет сужался, а при выдохе — расширялся. Только я приноровилась так дышать, как прозвучали слова Сэнсэя.

– Теперь переключите свое внимание на другую часть медитации. Поднимите слегка руки чуть вперед, ладонями к земле. Вдох делаем как обычно: через низ живота, живот, грудь. А выдох направляем через плечи, руки, к центру ваших ладоней, где находятся чакраны рук. А через них в землю. Представьте, что что-то льется у вас по рукам, энергия Ци, или свет, или вода, а затем выливается в землю, выходит. Поднимается этот поток с низа живота до вашей груди, в груди разделяется на два ручейка и через плечи, руки, ладони вытекает в землю. Сосредоточьте все ваше внимание на ощущении этого движения… Вдох… выдох… Вдох… выдох…

У меня промелькнула мысль: «Что значит дышать через руки? Это как?» Я даже немного запаниковала. Сэнсэй, очевидно чувствуя мое замешательство, подошел и поднес свои ладони к моим, не касаясь кожи. Через некоторое время мои ладони разогрелись, как печки, распространяя тепло от своего центра к периферии. И что самое удивительное, я реально почувствовала, как по моим плечам струятся маленькие теплые ручейки. В районе локтей они терялись, но зато хорошо ощущала их выход из ладоней. Поглощенная новыми необычными ощущениями, я даже не заметила, как отошел Учитель. «Вот это да! – подумала моя особа и задала сама себе вопрос. – А как я это делаю?» Пока разбиралась со своими мыслями, пропало ощущение ручейков. Пришлось снова сосредотачиваться. В общем, получалось с переменным успехом. После очередной моей попытки я вновь услышала голос Сэнсэя.

– Сомкнули ладони рук перед собой. Крепко, крепко их сжали, чтоб закрылись чакраны рук и прекратилось движение энергии. Сделали два глубоких, быстрых вдоха – выдоха… Опустили руки, открыли глаза.

После медитации, когда стали делиться впечатлениями, я поняла, что каждый чувствовал ее по-разному. Татьяна, например, не видела «огонька», но зато чувствовала какое-то легкое движение по рукам. У Андрея была дрожь в ногах и легкое головокружение. Костя, пожав плечами, ответил:

– Ничего такого особенного я не почувствовал, только разве ощущения каких-то мурашек. Так это вполне нормальная реакция перенасыщения организма кислородом.

– После третьего, четвертого вздоха – да, – ответил Учитель. – Но вначале идет фиксация мозгом мысли, непосредственно перед движением Ци. И если прислушаться к себе, расслабиться и сделать глубокий вдох, то человек сразу почувствует распирание или ощущение мурашек в голове, то есть того, что там начинает происходить определенный процесс. Это как раз и есть то, что вам нужно понять, что там шевелится, и научиться им управлять.

– А почему у меня ничего не получилось? – спросил раздосадованный Славик.

– А о чем ты думал? – полушутя спросил Сэнсэй.

Как выяснилось из дальнейшей речи парня, он сам непонятно чего ожидал, какого-то чуда. На что Сэнсэй ответил:

– Правильно, потому и не получилось, ведь ты сосредоточил мысли не на том, чтобы работать над собой, а на ожидании какого-то сверхъестественного чуда. Но чуда не будет, пока сам его не сотворишь… Не надо ждать ничего сверхъестественного от того, что ты будешь правильно дышать или где-то на чем-то сосредотачиваться. Нет. Самое главное чудо – это есть ты, именно как Человек! Ведь к чему сводится все большое духовное Искусство? К тому, чтоб человек стал Человеком, чтоб он постепенно просыпался и вспоминал те знания, которые были даны ему изначально. Эти медитации – всего лишь способ пробуждения от духовной спячки и вспоминание того, что в нем давно скрыто и забыто, того, что он когда-то умел и знал как использовать.

– Как это знал? – не понял Славик.

– Ну как. К примеру, любой человек умеет читать, писать, считать, если, конечно, он нормальный, без психических отклонений. Так?

– Так.

– Но его же прежде надо научить. А в дальнейшем, он уже элементарно читает, считает и так далее. То есть уже точно знает, что, к примеру, один плюс один – будет два, что дважды два – четыре. Это ему кажется потом настолько просто и реально! Но его же вначале научили этому всему, хотя на самом деле он просто вспомнил. Это скрытые, подсознательные возможности. Или вот другой пример, более простой, связанный с физиологическим уровнем. Человека, не умеющего плавать, бросают в воду, он тонет. А новорожденного младенца, и это уже неоднократно доказано и подтверждено родами в воде, когда опускают в бассейн, он плывет как любая зверюшка. Значит, эти рефлексы у него есть? Есть. А потом это просто забывается. Так и человек, в нем много чего есть, о чем он даже не подозревает.

Но… это все работает только на положительном факторе. А если у него преобладают какие-то меркантильные интересы, к примеру, научиться для того, чтобы разводить кого-то или кому-нибудь как дать энергией на расстоянии, или он будет у всех ложки гнуть, а они ему деньги кидать за это, то у него ничего никогда не получится. Только когда человек научится контролировать свои мысли, когда он сделает из себя Человека с большой буквы, только тогда он что-то сможет.

– Так, получается, духовные практики – это средство пробуждения человека? – переспросил Андрей.

– Совершенно верно. Духовные практики – это всего лишь инструмент для починки своего разума. И как будешь использовать этот инструмент, таков и будет результат. То есть все зависит от желания и умения самого мастера. А чтобы научиться держать в руках этот инструмент, необходимо научиться контролировать свою мысль, сосредотачивать ее, видеть внутренним зрением. В нашем случае научиться контролировать свое дыхание, чувствовать, что ты выдыхаешь через чакраны рук. Надо научиться вызывать определенные ощущения, чтобы потом управлять внутренней, скрытой энергией.

– А, по-моему, это галлюцинация, – вставил Костя.

– Да, галлюцинация, если воспринимать будешь как галлюцинацию. Если же ты воспримешь эту энергию как реальную силу, то это и будет на самом деле реальная сила.

– Странно, почему?

– Потому что, я еще раз повторяю, мысль контролирует действие. А энергия – это и есть действие. Вот и все. Все очень просто.

Мы немного помолчали, а Николай Андреевич спросил:

– А с точки зрения психологии, это все-таки объективный фактор или субъективное ощущение? Вот я, например, четко ощущал концентрацию на кончике носа. Но движение по рукам ощущал частично, только там, где фокусировал внимание.

Сэнсэй начал объяснять психотерапевту, используя в разговоре какие-то специфические, непонятные для меня термины, очевидно на его профессиональном языке. И как я поняла из их речи, они коснулись впоследствии проблем экстрасенсорики, включая сюда тематику лечения и диагностирования различных заболеваний. Последнее меня очень заинтересовало.

Во время этой дискуссии, пока другие ребята слушали, Славик внимательно рассматривал ладони своих рук. И как только в беседе появилась затяжная пауза, парень поспешил спросить:

– Что-то я не совсем понял насчет чакран. Вы говорили, что там должны быть открывающиеся точки. Но там же ничего нету!

Старшие ребята усмехнулись.

– Естественно, – сказал Сэнсэй. – Визуально там ничего подобного нет.

Женька, стоящий рядом со Славиком, не удержался и, повертев его руки, как доктор, серьезно спросил:

– Так, пациент. А кости и жилы вы там видите?

– Нет, – все еще недоумевая, проговорил Славик.

Женька причмокнул и скорбно произнес:

– Безнадежен!

Ребята засмеялись.

– Понимаешь, чакраны – это определенные зоны на теле человека, – терпеливо объяснял Учитель, – где повышено восприятие к теплу. Их, конечно, не видно, но это реально можно зарегистрировать современными приборами. Для ученых, так же, как и для тебя, данные зоны пока загадка: клетки те же, связи те же, а чувствительность выше. Почему? Потому что здесь находятся чакраны. А чакран – это уже относится к астральному телу, то есть к другой, более углубленной физике. Мысль является связующим звеном между астральным и материальным телами. Поэтому очень важно научиться контролировать мысли… Именно тогда ты и будешь производить в действительности само движение Ци по твоему телу.

Дальше в разговор подключились старшие ребята, обсуждая какие-то свои медитационные моменты. В конце нашей встречи Сэнсэй обязал Женьку и Стаса лично проводить нас до остановки и посадить в транспорт.

– И чтоб без всяких фокусов, – шутя пригрозил Сэнсэй Женьке.

– Так точно, – отрапортовал тот под козырек, – есть без всяких кусофов!

Сэнсэй безнадежно махнул рукой. Когда вся толпа, засмеявшись, двинулась к тропинке, Учитель позвал кота. Но тот важно пошел в другом направлении. Сэнсэй попытался догнать его, намереваясь словить, но не тут-то было. Этот проказник шмыгнул в ближайшие кусты. Присев на корточки, Сэнсэй попробовал его оттуда вытащить. Воспользовавшись этим замешательством, я подошла к Учителю, вроде бы помогая ловить кота.

– А вы можете диагностировать.., – не успела я договорить, как Сэнсэй ответил.

– Ты про свою вавку в голове, солнце мое… Самурай! Ты еще карябаться вздумал. Вот же негодник. А ну давай, вылезай!

«Откуда он знает!» – я была просто поражена. И окрыленная надеждой, подумала: «Если уже знает про нее, то может и поможет с ней бороться!» Тем временем Игорь Михайлович спросил:

– А какой тебе диагноз ставят эскулапы?

– Родители говорят, ничего страшного, что-то с сосудами. Но насколько я поняла, подслушав разговор матери с профессором, у меня злокачественное образование в головном мозге. И неизвестно, как оно поведет себя в ближайшее время.

– Веский аргумент, – сказал Сэнсэй, отряхивая руки, и глянув в сторону кустов, произнес: – Ну и ладно, сиди здесь, сколько хочешь. Замерзнешь, сам придешь!

Толпа, заметив «разборки» Сэнсэя с котом, начала возвращаться назад, предлагая свои услуги по поимке.

– Да ну его! – махнул рукой Сэнсэй. – Сам домой прибежит.

К моему полному разочарованию, тот небольшой промежуток времени, который можно было использовать для разговора, мы с Сэнсэем прошли молча, присоединяясь к остальным. Я ожидала от него какой-то реакции, какого-то сочувствия, какой-то надежды на возможное лечение. Но напрасно я думала, что он вот-вот что-то скажет. Ответом на все была лишь тишина. Во мне таилась маленькая надежда, что я услышу хоть какой-то намек на совет или моральную поддержку во время общего разговора с ребятами. Но он просто шел и шутил вместе со всеми, рассказывая какие-то анекдоты под общий гогот толпы. Это взбесило меня окончательно.

 

Всю дорогу я ужасно злилась. А дома просто не находила себе места. «Все пропало, все пропало! – причитала я в мыслях. – Только появилась хоть какая-то реальная надежда и опять все рухнуло. Как меня все достало, как все надоело. Все в этом мире бессмысленно! Я больше так не могу, просто нет уже никаких сил. Гори оно все синим пламенем, эта борьба за жизнь с этой дурацкой учебой, бессмысленными занятиями и равнодушным Сэнсэем. Все равно один конец!»

Через некоторое время мое воображение уже рисовало ужасную, пугающую картину моих собственных похорон, горькие слезы матери, близких и друзей. Я ясно представила, как в мой гроб заколачивают гвозди и, опустив в сырую яму, забрасывают землей. Вокруг сплошная давящая темнота, пустота и безысходность. И все!

А что же дальше будет там, наверху, где полноводной рекой бурлит жизнь? И здесь в моем сознании появилась другая картина. Все было как и прежде, ничего не изменилось. Родители как обычно продолжали посещать свою работу. Друзья ходили на занятия, на лицах у них была все та же жизнерадостность, веселый смех лился потоком с их уст от нескончаемых шуток. А Сэнсэй, как и прежде, проводил свои интересные тренировки, демонстрируя и рассказывая удивленным ребятам об их же возможностях.

Ничего не изменилось в этом мире! Единственное, что меня не стало. Вот в чем соль, обида и горе. Это была лишь моя личная трагедия. И по большому счету мои мысли, мои переживания, мои знания и моя жизнь никому не нужны и никого не волнуют, кроме меня самой. Я родилась в одиночестве и умираю в одиночестве. Тогда в чем же смысл этого бесполезного существования? Зачем люди вообще рождаются? Для чего дается жизнь?

Вот такой «кисель» из философии жизни и, по большей части, философии страха смерти творился в моей голове. На меня напала жуткая хандра, быстро переходящая в депрессию. Причем я быстро «завяла» под давлением своих угнетающих мыслей в течение каких-то суток. Мое здоровье резко ухудшилось, опять появились ужасные головные боли, из-за которых пропустила учебу и все занятия в школьных кружках, в том числе и любимые танцы. Мне уже ничего не было нужно в этом мире. Но…

Подходило время новой тренировки. И, несмотря на внешний шквал негативных эмоций, где-то глубоко во мне оставалось какое-то постоянное неизменное чувство уверенности в своих силах и полного спокойствия. Именно из-за него я спорила сама с собой, идти мне или не идти. И именно это внутреннее чувство почему-то больше всего меня раздражало.

Решающую точку в моих сомнениях поставили ребята, заявившись ко мне домой всей гурьбой. До этого я и не думала даже собираться. Их заразительный смех, обсуждение простых проблем, а также обмен впечатлениями от того, как дома получилась медитация, отвлекли меня от тяжелых мыслей, подняв чуть-чуть настроение. В конце концов ребятам удалось вытащить меня с моего «кладбища» на тренировку, объявив меня неисправимой симулянткой. А Андрей еще и прочитал мне целую лекцию по этому поводу на своих красноречивых примерах, сделав вывод в конце:

– Я понимаю, там еще учебу пропустить. Это ясно, скучно. Но тренировку?! Это же настоящее приключение, которое ни в одной книге не прочитаешь и ни в одном фильме не увидишь! Это же настолько интересно и познавательно! А ты, соня, «не хочу, не пойду». Так и проспишь все самые лучшие годы своей жизни и вспоминать потом будет нечего.

«Угу, – мрачно подумала моя особа. – Если это “потом” когда-нибудь наступит».

 

Мы пришли как обычно пораньше. Ребята, поздоровавшись с Сэнсэем, побежали к раздевалкам. А я нехотя плелась позади всех, опустив голову. И тут совсем рядом прозвучал голос Сэнсэя.

– Переборола себя, молодец!

Я даже растерялась от неожиданности, удивленно глядя ему в глаза. В его внимательном взгляде светилась неизменная доброта и участие. И как всегда, не давая возможности до конца опомниться, он добавил:

– Ну, беги переодевайся.

В это время к нему подошла, здороваясь, новая группа ребят. Они начали рассказывать ему о каких-то своих проблемах.

«Вот те раз! – промелькнуло у меня в голове. – Неужели он знал обо всех моих мыслях, сомнениях и терзаниях?! Но если знал, так может это нормально, может так оно и должно быть? Он назвал меня молодцом, значит еще не все потеряно». Слова Сэнсэя подействовали на меня как эликсир молодости на старуху. Я резво помчалась к раздевалке, забыв, что совсем недавно ковыляла вся разбитая и уставшая от этой жизни.

– Куда ты так спешишь? – недоуменно спросила Татьяна, глядя на мою бешеную скорость облачения в кимоно. – Во дает, только что умирала, а теперь несется сломя голову в спортзал.

– Эх, Татьяна! – улыбнулась я. – Правильно сказал Андрей, нам ли быть в печали.

И, глянув на ее удивленное выражение лица, добавила:

– Спешу жить, «чтоб не было мучительно больно за бесцельно прожитые годы…»

Татьяна засмеялась, а я выскочила в спортзал с переполнявшим меня чувством бурной деятельности, присоединившись к другим разминающимся ребятам. Честно говоря, такой прыти от только что чахнувшего тела я и сама не ожидала. И откуда что взялось?

Когда до начала тренировки оставалось около пяти минут, Женька, занимающийся рядом со Стасом, глянув в сторону двери, засиял в лучах своей ослепительной голливудской улыбки.

– Ба, кого я вижу! Какие люди в наших краях, – развел он руками.

В зал зашел крепкий парень невысокого роста, с волевым лицом и военной выправкой. Удивленный возглас Женьки заставил обернуться и других ребят. Сэнсэй вместе со старшими ребятами подошел к вновь прибывшему:

– Здорово, Володя!

– С возвращением!

– Рады тебя видеть!

Когда восторг от встречи несколько улегся, Сэнсэй спросил:

– Ну и как прошла командировка в теплые края? Прогрел косточки на курорте?!

– Угу, аж поджарился. Ну их в баню, такие поездки. Называется, не было печали, так начальство помогло.

– А что там? – поинтересовался Женя.

– Ты что, телевизор не смотришь, деревня, – с улыбкой сказал Стас.

– Чаво, чаво? Какой такой телявизор? Да будет тебе ведомо, что у нас на деревне новости распространяются одним макаром – на слуху. А ежели кто не понимает или мыслию не разумеет, кулаком бац в ухо, и в головах братцев наступает прояснение. Во как!

Ребята засмеялись. А Женька обратился к Володе, уже перевоплотившись в роль попа:

– А ты поведай, сын мой, поведай экстрактно, о страданиях своих заморских, о делах прискорбных преисподни. Облегчись.

– Ну Женька! Тебя, наверное, и могила не исправит, – произнес Володя, смеясь со всеми, и серьезнее добавил: – Да что там говорить, чурки бесятся, между собой кусок земли не могут поделить… Такой курорт испоганили!

– Эти умеют бурю в стакане делать, – согласился Витя. – Это у них в крови.

– Да, – протянул Женька, – не миновал народ купели кровавой, не миновал… Поди и ты зубами в страхе-то нащелкался?

– Так нам, батюшка, не привыкать. Чай не впервой, – смешно передразнил его Володя.

– Ладно, ребята, еще наговоримся, – остановил этот юморной поток обмена впечатлениями Сэнсэй. – Иди переодевайся, а то уже тренировку пора начинать.

Разминку провели в активном темпе, с умеренными нагрузками. Я обратила внимание, что Володя, хотя и был парень коренастый, но двигался мягко и легко, как снежный барс. Когда основная толпа закончила повторять базу, Володя со «скоростными» ребятами начал эмоционально беседовать о чем-то с Сэнсэем. Закончив свои упражнения, мы тоже поспешили присоединиться к ним, вникая в суть разговора.

– Разве можно там было что-то предпринять? – горячо спорил Володя. – Работать приходилось в основном ночью, в полной темноте, а зачастую в подвалах. Там не только фонариком присветить, прикурить нельзя, моментально свинцовую пулю получишь. Сколько из-за этого наших ребят погибло! Тут уже пытаешься отстреливаться на любой шум в темноте.

– Но у вас же должно быть спецоборудование для ночного видения, – сказал Стас.

– Ага, это только в кино показывают. А на самом деле, в «Альфе» может оно и есть, а у нас откуда?

– А зачем тебе спецоборудование? – пожав плечами, произнес Сэнсэй. – Человек гораздо совершеннее любой железяки.

Володя задумался и, немного помолчав, добавил:

– Да я уже что только ни делал. И глаза вначале зажмуривал, чтоб зрение быстрее привыкало, и с ребятами пытались тренироваться в темноте на развитие восприятия слуха. Но тщетно. Все равно в большинстве случаев срабатывал фактор внезапности, несмотря на то, что вроде бы и были готовы.

– Зрение и слух здесь абсолютно не при чем, – констатировал Учитель. – У человека есть совершенно другое чувственное восприятие, благодаря которому ты можешь контролировать все окружающее пространство на желаемом расстоянии вокруг тебя.

Володя оживленно глянул на Сэнсэя:

– Сэнсэй, покажи, – приложив ладонь к сердцу, произнес он и с улыбкой добавил: – Больно истосковалась душа по твоим примерам.

Сэнсэй усмехнулся, махнув рукой в знак согласия:

– Ну ладно, камикадзе, давай…

Володя вместе с ребятами разработали целый план, как дезориентировать Сэнсэя. Тем временем этот азарт необычной демонстрации уже охватил всю толпу. Кто-то принес плотный шарф, чтоб завязать Сэнсэю глаза, неоднократно проверяя на себе его непроницаемость к свету. Другие обсуждали, как же лучше создать шумовые помехи и колебания воздуха. Наша же компания с интересом наблюдала за этим процессом, стоя рядом со Стасом.

– А кто этот Володя? – спросил у него Андрей.

– Володя? Это друг Сэнсэя. Один из его давнишних учеников.

– А как давно он у Сэнсэя занимается?

– Ну, я уже пятый год. Когда я попал к Сэнсэю, Володя только пришел из армии. А так, он еще до армии у него тренировался.

– Серьезный мужик, спортивный, – подметил Андрей.

– Да уж, я думаю. Володя мастер спорта по самбо. Служил в морской пехоте в разведке. А после армии – в МВД.

– А кем он работает? – спросила я.

– Сейчас он занимается боевой подготовкой какого-то недавно созданного спецподразделения.

И, помолчав немного, добавил:

– Этот гусь еще тот!

Весь наш большой коллектив под руководством Володи расположился по краям спортзала, образовав огромный круг. Сэнсэй вышел на середину. Володя самолично завязал ему глаза шарфом, тщательно закрыв все возможные щелки. После такой подготовки он скрылся в толпе. И тут Сэнсэй принял какую-то странную стойку. Она была похожа на уставшего странника, который отдыхает, опершись на воображаемый посох.

– Ух ты! – восхищенно произнес Женька, потирая руки в предвкушении чего-то ожидаемого: – Вот сейчас будет что-то очень интересное.

– Это точно, – подтвердил Стас, внимательно глядя на Сэнсэя.

– А что это за стойка? – поинтересовался Андрей.

– Если я правильно понял, это из стиля «Старый лама», – тихо ответил Стас.

– Что-то про такой стиль никогда не слышал.

– Хм, и вряд ли услышишь. Это древний мертвый стиль. Как говорил Сэнсэй, о нем забыли еще до рождения Христа. До наших дней дошло лишь жалкое подобие этой школы. В Китае оно известно как стиль «Дракон».

– Ничего себе, – удивился Андрей, – жалкое подобие! Насколько мне известно, стиль «Дракон» самый сильный стиль, так как он вобрал в себя мудрость и силу всех школ боевых искусств…

И, глянув опять на Сэнсэя, добавил:

– А ты то откуда знаешь про этот древний стиль?

– Да имел случай лицезреть его два года назад. Тут какие-то туристы заезжали к нам. Так Сэнсэй их гостеприимно потчевал стилем «Старый лама». Вот это было зрелище, я вам скажу, глаз не оторвать!

После такой рекламы, чтобы чего-то не пропустить сверхзахватывающего и для своей истории, мы уставились на Сэнсэя во все глаза. Тем временем Володя дал сигнал, после которого вся наша огромная толпа начала производить невероятный шум, беспорядочно хлопая в ладоши и громко топая ногами.

Воспользовавшись таким прикрытием, Володя начал приближаться к Сэнсэю, обходя по часовой стрелке. Его движения были мягкими и легкими. Он ступал, словно пантера перед прыжком, все ближе и ближе подходя к условному противнику. Когда Володя зашел с правой стороны сзади Сэнсэя, то с быстрым, легким подшагом стал наносить удар маваши-гэри в голову. Практически одновременно Сэнсэй отставил правую ногу назад и тут же в развороте его правая рука, изящно описав дугу, слегка прикоснулась ребром ладони к лицу Володи. Именно прикоснулась, как легкое перышко, а не ударила, как я ожидала. Судя по тому, что мы с округленными глазами наблюдали дальше, это не было случайностью или промашкой. Все движения были выполнены Сэнсэем легко, плавно и с особой аккуратностью. Володя же от этого легкого прикосновения полетел так, будто в него попало пушечное ядро. Ноги у него резко взметнулись вверх, и сам он перекинулся через голову, с силой грохнувшись о пол. В зале водрузилась полная тишина. Володя зашевелился, присаживаясь на пол. Народ с облегчением вздохнул и загудел, как улей, в обсуждении произошедшего.

– Как это он умудрился упасть? – поинтересовался у Андрея Костя.

Тот пожал плечами.

– Наверное, просто равновесие потерял. Он же стоял на одной ноге. Скорее всего так, ведь удар был вроде бы очень легкий. Да и ударом это не назовешь.

Сэнсэй, избавившись от шарфа, спросил Володю:

– Жив, суицидник?

– Жив, – протянул тот, держась за правый глаз рукой. – Не пойму, где же я ошибся?

– Твоя ошибка заключается в том, что ты пытался достать меня именно с самой незащищенной стороны, по твоему разумению, то есть с самого уязвимого места.

– Ну да!

– Поэтому ты и попал впросак! Если б ты атаковал в лоб сразу, у тебя было б больше шансов, чем атаковать сзади или справа. А если б ты атаковал сзади слева, то тебе было бы еще хуже.

– Но почему?

– Потому что ты думаешь как человек, обладающий зрением и слухом. Сколько раз я тебе говорил, что в противнике надо учитывать ход его мышления. Ведь если я ничего не вижу и не слышу, значит логически можно хотя бы предположить, что мое сознание контролирует самые слабозащищенные места гораздо лучше и сильнее.

– А как же фронт?

– А впереди контроль слабее, потому что здесь и так готовность тела была номер один. Человек, лишенный естественного восприятия, впереди физически готов к бою, а сзади духовно, а это гораздо опаснее. Получается, чем более кажется сопернику уязвимым место, тем больше оно защищено и, соответственно, неожиданнее может быть контратака.

– А если бы я был со «стволом»?

– Если бы ты был со «стволом», то нам было бы гораздо больше пользы от тебя завтра, чем сейчас.

– В каком смысле?

– В прямом. Мы хоть бы пирожков от души наелись.

Володя улыбнулся в ответ на черный юмор Сэнсэя:

– Да ладно, пирожки я вам и так принесу…

Когда Володя убрал руку от лица, мы даже немного опешили. У него под глазом раздулся огромный синяк. Даже синяком это не назовешь. Кожа вокруг глаза просто стала иссиня-черная и покрылась волдырями, как после ожога. Женская часть нашего коллектива быстро подсуетилась, принесла Володе полотенце, смоченное холодной водой. Но даже этот компресс ему не помог. Тем не менее, казалось, меньше всего своим глазом был озабочен сам Володя. Он поднялся, отряхивая одежду и весело перешучиваясь с Сэнсэем. А для всех нас прозвучала команда на отработку приемов.

После тренировки, почти в самом конце дополнительных занятий, мы вновь услышали нечто интересное и для себя.

– Сэнсэй, а существует техника тренировки контроля окружающего пространства в более простом варианте? Скажем, чтоб это могли понять и сделать мои ребята из подразделения, – спросил Володя.

Учитель подумал и немного погодя ответил:

– Да, имеется такая. Правда, здесь нужен напарник. Лучше всего заниматься, сидя в позе «лотоса»… Суть этого упражнения заключается в следующем. На уровне головы подвешивается мягкий теннисный мячик на веревке так, чтобы при раскачивании или толкании его напарником траектория его полета совпадала с местонахождением твоей головы. Твоя задача просто научиться уклоняться, исключив при этом привычные органы контроля в окружающем пространстве, и больше полагаться на интуицию. Мячик нужно воспринимать в духовной его интерпретации. Попытаться почувствовать приближение предмета к твоему затылку и по подсказке внутренней интуиции убрать вовремя голову. Главное заключается в тренированности твоего сознания, и опять-таки мы возвращаемся к нашим баранам, – улыбнулся Сэнсэй. – …А если серьезно, то ты должен привести состояние своего разума в полный штиль, чтоб он напоминал гладь озера. И в этой полной тишине твоего сознания приближающийся предмет, в нашем случае мячик, будет как камешек, который кидают по этой глади озера, создавая рябь, или как лодка, или как катер – как хочешь это назови. Но он будет рассекать твое пространство. Все остальное, что находится дальше, как, например, стоящие люди в кругу – это будут деревья или люди на берегу, как тебе больше нравится. А именно ты – середина этого озера. И ты должен научиться улавливать любое колебание на твоей поверхности, любое проникновение в твое пространство. В конечном счете ты научишься чувствовать приближение чужеродного предмета и все, что происходит вокруг.

Андрей, стоявший как и мы рядом с Сэнсэем, спросил:

– А нам можно так тренироваться?

– Если есть такое желание, пожалуйста, тренируйтесь на здоровье, – ответил Сэнсэй.

– А здесь какое восприятие срабатывает? – задал вопрос Володя.

– Почти то же самое, что и при демонстрации. Главное здесь – это выйти своим сознанием за грань своего тела.

– А как это? – не понял Андрей.

– Ну, приведу такой простой пример. Любой человек, когда перестанет думать, то есть сядет, расслабится и постарается максимально успокоить свои мысли, он начинает чувствовать, что его сознание расширяется и выходит далеко за пределы своего тела. Сознание становится объемным. Оно захватывает огромные пространства. А здесь ты просто ограничиваешь его определенным местом. В том примере, что я показывал, был спортзал. Хотя, если упорно тренироваться, ты сможешь почувствовать, что делается и на другом конце района. В принципе, это не сложно.

– То есть главное в упражнении с мячиком – добиться полного покоя сознания, как на примере с озером? – переспросил Андрей.

– Совершенно верно, и постараться так, чтобы ни одна твоя мысль не проникла в это пространство.

– Это сложно.

– Сложно, но можно.

– Скажите, а вот Стас говорил, что стиль «Старый лама» очень древний. Это правда?

– Да.

– А в истории сохранились имена тех, кто им владел? – спросил Костя.

Сэнсэй усмехнулся, подумав о чем-то своем, и ответил:

– Из известных тебе, разве что Будда. Ну и естественно его первые адепты.

– Будда? – удивился Костик. – Но ведь у него же вроде бы была другая философия, философия добра. При чем тут кулаки?

– И добро бывает с кулаками, – спокойно ответил Сэнсэй. – Но владеть этим Искусством еще не значит нападать на кого-то. Для них это была своеобразная ступень в духовном познании…

Так закончились наши дополнительные занятия, на которых мы в очередной раз стали свидетелями столь ценных, по нашему мнению, знаний и способностей Сэнсэя… Нашему восторгу не было предела. Переодевшись, мы ожидали остальных возле спортзала. Когда толпа вышла на улицу, Женька случайно взглянул на Володю и с ужасом воскликнул:

– Мама моя родная! М-да… Ну и рожа у тебя, Шарапов…

После этих слов уже все обратили внимание на Володю. Его глаз совершенно заплыл, превратившись в одно большое черное пятно.

– Ну ничего, – подбодрил его Женька и, выпятив грудь, с пафосом продекламировал: – Синяки украшают мужчину!

На что Володя с улыбкой ответил:

– А ты не желаешь стать красавцем?

Все ребята покатились со смеху.

– Желает, желает. А я буду как свидетель в том анекдоте, – развивал ситуацию Стас. – Когда у него спросили: «Видел ли он, как один другого ударил по голове?» Тот отвечает: «Видеть не видел, но слышал звук, будто кто-то ударил по чему-то пустому».

А Виктор добавил:

– А я буду вторым свидетелем. И если меня спросят, почему не пришел на помощь потерпевшему во время драки, с чистой совестью отвечу: «Откуда же я мог знать, кто из них потерпевший. Они так лихо метелили друг друга!»

Новая волна хохота раскатилась по округе.

– Ой, ой, ой, – передразнил всех Женька. – От ваших шуток за версту несет казармой… Нет, Сэнсэй, ты видел, не успел человек слово сказать, как ему уже дело шьют! …

 

Так, весело шутя и подтрунивая друг над другом, ребята двинулись в путь. Стояла тихая погода. Небо было усыпано звездной россыпью. Наслаждаясь вечерней прохладой после усиленной тренировки, мы не заметили, как наш коллектив несколько растянулся. Костик и Татьяна ушли далеко вперед. Володя, Женька и Стас плелись где-то позади. А Виктор, Андрей, я, Славик и Юра шли в середине с Сэнсэем, болтая по пустякам.

Из-за поворота навстречу нам вышла бригада шахтеров, человек восемь, уже прилично выпивших. Вероятно, они крепко зацепили самолюбие Костика, проходя мимо парочки, поскольку, когда мы подошли поближе, лицо парня было красным от злости. Он отчаянно продолжал огрызаться в ответ, не на шутку рассердив пьяных мужиков. А Андрей еще и полез вступаться за своего друга, подлив тем самым масло в огонь. Один из бригады, самый рьяный, кинулся в драку. Андрей вместе с Костиком бросились на него. Но Сэнсэй вовремя преградил им путь, обращаясь к шахтерам:

– Мужики, успокойтесь! Зачем же так матом крыть, здесь же женщины… Не подобает мужам благородным браниться…

– А это еще что за … здесь нарисовался?! – схватив Сэнсэя за грудки, прохрипел рассвирепевший мужик: – Топай своей дорогой, пока я тебе все кости не переломал!

Тут уж и мы не выдержали, двинувшись всей толпой на заводилу. Даже я вся вскипела от охватившей ярости к этим алкашам и готова была в тот миг разорвать их на клочки. Сзади подбежали старшие ребята. Но Сэнсэй, неожиданно для всех, остановил все наши попытки, дав понять знаком Виктору, чтобы все отошли. Мы возмущенно зароптали. Но Виктор вместе со Стасом, Женькой и Володей повели нас дальше по дороге, словно усердные пастухи стадо блеющих баранов, не давая возможности остановиться.

Я все время оглядывалась назад, ожидая, что Учитель вот-вот применит какой-нибудь суперприем против восьмерых противников. Но Сэнсэй только стоял, что-то с улыбкой объясняя мужикам и жестикулируя так, словно оправдывался. Когда я оглянулась в следующий раз, то увидела, что улыбающиеся шахтеры вовсю братались с ним, прощаясь, как хорошие друзья. «Вот это да! – подумала я. – А зачем тогда столько лет кунг-фу заниматься?» Судя по недоуменным высказываниям моих друзей, об этом подумала не только я. Когда Сэнсэй поравнялся с нами, Андрей возмущенно произнес:

– Зачем вы перед ними оправдывались. Они ведь первые пристали и сами всю кашу заварили. Надо было им морды набить, чтоб в следующий раз неповадно было. Если бы вы меня не остановили, я бы их так…

– Конечно, – перебил его Сэнсэй, – если бы я тебя не остановил, они как минимум получили бы тяжелые травмы, ушибы не только мягких тканей, но и органов, а, возможно, и сотрясение мозга. А ты подумал о том, что это мужики, у которых дома есть свои семьи, и они могут быть единственными кормильцами этой семьи… Ты подумал о том, что это – шахтеры! Ты был когда-нибудь в шахте?

– Нет, – ответил Андрей.

– А я был… Вот эти ребята, которым ты хотел переломать ребра, они опускаются в шахту, как в ад, на глубину до километра и более. Представь, какое давление испытывает их организм. Плюс, – Сэнсэй начал перечислять по пальцам, – там жара, очень мало кислорода, там очень много вредного для организма метана, угольная пыль… И при всем этом они осознают, что ежесекундно рискуют жизнью. Потому что в любой момент может произойти завал, может чем-то стукнуть или вообще убить. Ведь на шахте травмы случаются постоянно. И человек все это глубоко переживает. То есть, его психика на пределе, можно сказать, зашкаливает. Такое состояние сравнимо разве что с состоянием солдат на передовой во время войны. Не зря Сталин говорил: «Шахта – второй фронт».

Ты думаешь, почему они пьют? Чтобы хоть как-то снять этот стресс, это внутреннее напряжение постоянного страха. Ведь для того чтобы преодолеть этот психологический барьер, с шахтерами постоянно должны работать высококвалифицированные специалисты в области психологии и медицины. Но такой помощи они, естественно, не получают. Поэтому многие и пьют.

– Да, – вздохнул Костя, –

«Когда не пьянство, то вовек

Не знал бы рабства человек!»

– Совершенно верно… Кроме того, любой шахтер, достаточно долго проработавший в шахте, прекрасно понимает, что перспективы у него никакой. Вот у тебя есть перспектива, ты можешь окончить институт, сделать какую-то карьеру. А у них перспектива одна: или сдохнуть в шахте, или умереть от тех болезней, которые они там заработали. Они все это понимают, осознают. Но у них же есть своя гордость, своя мания величия, такая же, как и у тебя.

– Да какая у меня мания величия, – махнул рукой Андрей. – У меня ее вовсе нет.

– Как это нет?! Ты же сейчас их хотел избить только за то, что они тебя затронули… Это же и есть твоя мания величия, что тебя, такого вот царя, оскорбили… Такая же гордыня есть и у них. Но, в отличие от тебя, у них нет будущего. И ты хочешь лишить их последнего?! Вот представь, что бы было с ними при всех их стрессах, переживаниях, нереализованных мечтах и упущенных возможностях, если б они еще вдобавок ко всему очнулись в реанимации после твоих побоев… Это же дополнительные страдания и гораздо сильнее, чем физические. Зачем?!

Мы виновато опустили головы. Хоть Сэнсэй разговаривал с ребятами, все это в равной степени относилось и ко мне. Его слова просто потрясли меня. Внутри был какой-то дискомфорт из-за своих недавних, воинственно настроенных мыслей. И мне стало очень стыдно перед собой за саму же себя… Неожиданно я ощутила всю глубину мыслей Сэнсэя и осознала, насколько он понимает и чувствует каждого человека.

– Зачем?! – повторил Учитель. – Ты что, пострадал от того, что попросил извинения, успокоил их и ушел… Нет. С тобой ничего не случилось. Ты прекрасно понимаешь, что способен одними ногами изуродовать их всех.

– Конечно, да я бы… – снова начал вскипать Андрей.

– Вот видишь, опять говорит твоя мания величия. А ведь я же учу тебя ногами махать не для того, чтобы ты людей избивал на улице. Смысл боевого искусства абсолютно в другом, и эти приемы могут тебе никогда в жизни не пригодиться. И дай Бог, чтоб они не пригодились… Твоя задача научиться понимать причину и следствие, глубину и суть ситуации и разрешить ее миром.

– А что вы им сказали? – поинтересовался Костя.

– Все очень просто. Я им объяснил, что у них есть такие же дети, как и вы. И что другая компания подгулявших мужиков так же, как и они, может пристать к их детям и избить. Я им обрисовал этот случай чисто с человеческой стороны. При этом заметьте, их мания величия не пострадала. И что особенно важно, они ушли довольные, с решительным настроем на то, чтобы защищать таких, как вы. То есть все решается гораздо проще, миром…

И, помолчав немного, добавил:

– А огрызаться и кулаками махать любой дурак может… Не нужно сразу поддаваться своим животным инстинктам. Гораздо важнее в любой ситуации оставаться человеком. Понять, почему и чем вызвана именно эта агрессия. И как правильно разрешить спор так, чтобы обрести нового друга, а не нажить себе врага...

И, подходя уже к остановке, Сэнсэй заключил:

– Запомните, любой удар, нанесенный вами в гневе, в конечном счете возвращается к вам самим.

Наша компания стояла молча, стыдливо поглядывая на Сэнсэя. Наконец, договорившись о новой встрече, мы расстались.

 

Почти всю дорогу мы ехали молча. А когда подъезжали к центру, Андрея, до сих пор сидевшего в глубокомысленной позе, прорвало:

– Ничего себе Сэнсэй загнул, аж самому стыдно стало!

– Не говори, – согласился Костя. – Я и сам думаю, и зачем я с этими мужиками связался? Говорят же, молчание – золото!

– Ничего, – успокаивал его Андрей. – Видишь, как все обернулось. Не бывает худа без добра… М-да, круто Сэнсэй мозги загрузил…

«Долго теперь придется переваривать», – подумала я. Всю дальнейшую дорогу моя особа промучилась в размышлениях не столько о случившемся, сколько о самой себе. Что-то в моем привычном внутреннем состоянии было не так. Но что? В который раз я начала детально прокручивать разговор Учителя и вновь ощутила этот дискомфорт, и … Стоп! Меня вдруг осенило. Ну, конечно же, это новое чувство! Ведь когда произошел этот мощный, сотрясающий удар по огромной подводной скале невежества и эгоизма, во мне неожиданно всплыло какое-то давно забытое, глубинное чувство. Моя особа не могла его полностью осознать. Но с его появлением у поверхности моего сознания я поняла, что хотел выразить Сэнсэй. Такое было со мной впервые. Я четко поняла его простую истину. Для моего внутреннего мира это было целое открытие. Я радовалась этому так, словно мне удалось помириться с самой собой.

Домой пришла в приподнятом настроении. Оказывается, там меня тоже ожидал сюрприз.

– А у нас хорошая новость, – сияя своей очаровательной улыбкой, сказала мама. – Сегодня звонил дядя Витя из Москвы. Ему удалось договориться с лучшим профессором из той клиники. Так что осталось только обговорить сроки.

Если б эту новость мне сообщили раньше, я бы безумно радовалась. Но сейчас поймала себя на мысли, что мне абсолютно все равно, что происходит на физическом уровне в моей голове. Главное было то, что я осознала внутри себя. Это какой-то новый уровень восприятия, который больше касался души, нежели тела. Но, чтобы не испортить настроение родителям, вслух произнесла:

– Здорово! Я в этом и не сомневалась. Чтобы дяде Вите и не удалось, с его-то положением и связями?! Он у нас молодчина, пробивной мужик во всех отношениях.

Весь последующий день моя особа только и думала о своем новом чувстве. Я опять вернулась к полноценной жизни, как говорится, телом и особенно душой. И когда пришло время ехать на медитационное занятие, мне просто не терпелось скорее туда попасть. В этот раз уже моя особа подгоняла копушу Татьяну, чтоб та быстрее собиралась.

Мы пришли на трамвайную остановку, где поджидали нас ребята.

– Представляете, девчонки, – смеясь, заявил Костик. – Сэнсэй нам чуть было Андрея не испортил.

– А что случилось? – поинтересовались мы.

Андрей стоял молча улыбаясь, а Костик с азартом продолжал дальше:

– Мы же, после того как вас проводили, пошли домой. И когда уже почти дошли, к нам прицепились какие-то пацаны, закурить, видите ли, им приспичило ночью. Так требовали, словно дань за двенадцать лет. Ну и Андрей, как истинный джентльмен, объяснил, как мог, что мы не курим и им не советуем, ради их же здоровья. Слыхали, мол, Минздрав предупреждает… И в конце добавил, что чем легкие этой гадостью травить да по задворкам шастать и бездельничать, лучше бы спортом занялись, кунг-фу, например, изучали. Больше бы пользы было и для души, и для тела.

– Ну? – нетерпеливо спросила Татьяна.

– Те руки в боки и давай на рожон лезть.

– А Андрей?

– А он, вы только себе представьте, наш Андрей, начал им лекцию читать насчет смысла их никчемной жизни, насчет того, что их слова им же по тому же месту и возвратятся. Я думаю, ну все, пропал парень. А потом смотрю, ничего…

– И что дальше?

– Ну что дальше. Атмосфера, естественно, накаляться стала. Андрей терпел-терпел их оскорбления, а потом для убедительности своих слов набил им морды. Еще и поучительно заключил: «Вот видите, любое ваше плохое слово возвращается вам с той же силой удара».

– Во сморозил, – удивилась я.

– И чем все закончилось? – поинтересовалась с улыбкой Татьяна. – Без жертв?

– Да все нормально, – махнул рукой Костя. – А! Главную хохму забыл сказать. Они же потом в ученики к нему стали напрашиваться.

Все засмеялись, а мне стало как-то не по себе. Во-первых, такой тупости от Андрея я никак не ожидала. А, во-вторых, мне стало обидно за Сэнсэя.

– Ну, Андрюха, ты и извращенец, – смеясь, сказала Татьяна.

– Точно, точно, – шутя, подтрунивал Костик. – Опасный тип, можно сказать рецидивист. Он и мои великие выражения всегда переворачивает с ног на голову, так сказать в самую неудобную позу…

– Да ладно тебе, великие выражения, – передразнил его Андрей. – Тоже мне Сократ еще нашелся.

– Ну почему же сразу Сократ, были люди и познаменитее…

Этот смешной диалог так бы и продолжался до бесконечности, но тут подъехал наш трамвай.

 

Выехали мы на занятие пораньше и, как потом оказалось, не напрасно. Андрей взялся вывести нас на заветную поляну, уверяя, что точно запомнил дорогу. Полчаса мы блудили по поселку, дразня своим присутствием всех собак в округе. В конце концов, отчаянно споря друг с другом куда же поворачивать, наша компания вышла к какому-то ставку.

– Вот Сусанин хренов! – произнес Костя. – Ну и где твоя поляна?

– Теоретически должна быть здесь, – пожал плечами Андрей.

– Ага, а практически ее снесло потопом в другую сторону. Пошли назад.

По пути мы столкнулись нос к носу с Женькой.

– Наконец-то, хоть одну живую душу нашли, – облегченно вздохнул Костя.

– Что, заблудились в нашем Шанхае? – подтрунил над нами Женя улыбаясь.

– Да вот, понадеялись на память этого Сусанина.

– А где поляна? – спросил Андрей.

– Да там, – махнул рукой парень совсем в другую сторону.

– Я ж тебе говорил, что не туда сворачиваем! Не было там этого уклона, – упрекнул Андрея Костик.

– А ты как здесь очутился? – поинтересовалась Татьяна у Женьки.

– А вы что, не знали? Я же энергетически определяю местонахождение любого человека, стоит мне только подумать.

– Да ладно тебе народ разводить, – сказал улыбаясь Костик. – А правда, чего ты тут делаешь?

– Чего-чего, пристали. Живу я здесь, живу! – смешно изрёк Женя. – Вот только вышел за ворота, смотрю, ваша орда мимо пронеслась к ставку. Я не успел даже рта раскрыть. Ну, думаю, сейчас немного пыл охладят и назад. Точно! Смотрю, через пять минут вы назад возвращаетесь. Я на дорогу и вышел, чтоб вы меня за столб в очередной раз не приняли.

Мы просияли в улыбках, довольные столь удачной встречей, и вместе пошли на поляну. А в том укромном местечке, с любовью сотворенном природой, уже почти все собрались, в том числе Сэнсэй и Володя. Мы шумно влились в коллектив, здороваясь со всеми. Сэнсэй, видя, что нашу компанию вновь привел Женька, шутя спросил:

– Что, опять этот Сусанин вам экскурсию устроил?

– Да нет, у нас теперь свой имеется, – кивнул Костик на Андрея. – Этот даже Женьку переплюнул…

И далее Костика понесло в красноречивом повествовании о наших приключениях. Он так увлекся под общий гогот толпы, так раздухарился, что в конце даже ляпнул совершенно лишнее, то, что мы решили утаить от Сэнсэя.

– Вот так! Доверь ему после этого учеников. Заведет в такой тупик, что и сам не будет знать, как из него выйти.

– Каких учеников? – зацепился за слово Сэнсэй, слушающий до этого, как мне показалось, не слишком внимательно.

– Да, – замялся Костик, поняв, что проговорился: – Была там история…

– Какая история? – поинтересовался Сэнсэй.

Костику ничего не оставалось, как нехотя выложить все факты. Андрей тоже подключился к разговору, спеша оправдать свои поступки благими намерениями. Сэнсэй же, дослушав до конца весь этот лепет, покачал головой:

– М-да… Знаешь, есть такая одна старинная, очень древняя притча: «Был у царя единственный сын. Прослышал как-то царь, что есть на свете великий Мастер боевых искусств, славившийся даже среди царей своей Мудростью. Говорят, что он творил невероятные чудеса, сделав даже из простого деревенского юноши за год великолепного Мастера. Решил царь отдать к нему и своего отрока на обучение.

Прошел год, и царь спросил:

– Ну как, постиг ли он путь воина?

– Еще нет, – ответил Мастер. – Пока слишком самонадеян и попусту тратит время на гордость. Приходи через пять лет.

Через пять лет царь снова спросил Мастера о том же.

– Пока нет. Взгляд еще полон ненависти, энергия бьет ключом через край.

Прошло еще пять лет. И Мастер сказал царю:

– Вот теперь готов. Взгляни на него! Он будто высечен из камня. Дух его безупречен. Полнота внутренних свойств совершенна. На его вызов не посмеет откликнуться ни один воин, ибо сбежит в страхе от одного лишь взгляда.

И царь спросил у Мастера:

– В чем же причина столь долгого пути моего сына? Ведь он был гораздо умнее того деревенского юноши.

На что Мастер ответил:

– Дело не столько в уме, сколько в Сердце человека. Если Сердце твое открыто и помыслы чисты – дух безупречен. А это и есть главная сущность Пути воина… Деревенский юноша пришел ко мне уже с безупречным духом, и мне оставалось лишь научить его технике. А твой сын потратил годы, чтобы постичь эту Мудрость. А без этого источника силы он не смог бы ступить и шагу по Пути воина.

Возрадовавшись за успехи сына, царь сказал:

– Теперь я вижу, что он достоин восседать на троне.

– Нет, отец, – ответил молодой Воин. – Я нашел нечто большее. Раньше мой ум ограничивался лишь телесными желаниями, сейчас он – беспределен в познании духа. Самая могучая власть, все золото мира меркнет перед этим, как серая пыль под ногами путника. А путника не интересует пыль, он поглощен тем, что открывается ему за горизонтом с каждым шагом».

Андрей пристыжено опустил голову. Возникла затяжная пауза. Но тут к компании подошел Николай Андреевич, и разговор переключился на обсуждение других проблем, в том числе и медитаций, выполненных дома самостоятельно.

– А у меня опять были эти мурашки, – сказал Костя. – Это нормально?

– Конечно. Смысл заключается в чем? Нужно прочувствовать те мурашки, которые появились при первых вдохах в твоей голове. Прочувствовать, как они «бегут» у тебя по рукам и, самое главное, «выскакивают» через центр ладоней в землю. То есть, вдох и выдох ты должен прочувствовать. При этом посторонних мыслей не должно быть вообще.

– Вот это как раз и трудно сделать. Только сосредоточишься на кончике носа, как они, цепляясь одна за другую, начинают лезть в голову. И самое удивительное, что я даже не замечаю, когда они возникают.

– Совершенно верно. Это говорит о том, что мы не привыкли контролировать свои мысли в повседневной жизни. Поэтому они и руководят нами, как хотят, запутывая в своих «логических» цепочках. А бесконтрольная мысль в основном приводит к негативному, так как ею руководит животное начало в человеке. Поэтому и существуют различные духовные практики, медитации для того, чтобы научиться прежде всего контролировать мысль.

Мы еще немного поговорили о волнующих нас вопросах, возникших в ходе домашней практики. А затем приступили к выполнению очередной медитации.

– Сегодня мы соединим две части медитации воедино, – произнес Сэнсэй, – чтобы вы смогли понять, как она должна работать, и стремились достигнуть этого в своих индивидуальных тренировках. Ну, а теперь станьте поудобнее…

Далее под его руководством мы, как обычно, расслабились и сосредоточились на выполнении медитации. Сначала сконцентрировались на кончике носа, как и в прошлый раз. А потом Учитель сказал:

– Не отрывая внимания и зрения от кончика носа, делаем вдох через низ живота, живот, грудь… Выдох – через плечи, руки, чакраны ладоней в землю. При выдохе огонек разгорается все сильнее и сильнее. Вдох… выдох… Вдох… выдох… Концентрация на кончике носа… Вдох…

Вот тут-то у меня получился полный конфуз. Только я хорошо сосредоточилась на «ручейке», где явно ощущалось его частичное движение по рукам, как тут же потеряла контроль над кончиком носа. А как только сконцентрировалась на «вспыхнувшем» кончике носа, пропал «ручеек». Причем все это происходило, когда у меня появлялись «лишние» мысли. В общем, мне никак не удавалось соединить все вместе. Во время очередной попытки прозвучал голос Сэнсэя, оповещающий об окончании медитации. Как потом оказалось, такой казус произошел не только со мной, но и с моими друзьями.

– Это естественно, – сказал Сэнсэй. – Вы не должны здесь думать, а просто наблюдать. Тогда у вас все получится.

Мне показалось это абсолютно недостижимым. Но меня подбадривало то, что у Николая Андреевича и старших ребят с этой медитацией не было никаких проблем. «Значит, еще не все так безнадежно, – успокаивала я сама себя. – Если могут они, то почему не могу этого я? Надо просто так же упорно заниматься. Вот и весь фокус». Тут я с удивлением поймала себя на том, что даже в своих мыслях начинаю разговаривать словами Сэнсэя. Пока я размышляла, кто-то из ребят задал вопрос.

– Так вы хотите сказать, что путь к познанию себя начинается с наблюдения за самим собой, за своими мыслями?

– Конечно. Наблюдение за самим собой, а также контроль мыслей постепенно нарабатывается в процессе ежедневных тренировок. А для этого нужна элементарная база знания. Это естественный подход к любой тренировке, как к физической, так и духовной. Такой простой пример. Человек поднимает гирю в 20 килограммов. Если он потренируется, через месяц он будет свободно поднимать 25 килограмм и так далее. Так же и на духовном уровне. Если человек будет подготовлен, то ему гораздо проще осваивать более сложные техники.

– Но ведь в мире существует много различных медитаций и их модификаций. Сложно разобраться, которая из них ведет к вершине, – как всегда блеснул своей эрудицией Костя.

– До вершины еще слишком далеко. Все эти медитации, которые существуют в мировой практике, – всего лишь «азбука», которую никто никогда не скрывал. А настоящие знания, ведущие к вершине, начинаются именно с умения составлять из этой азбуки «слова» и понимать их смысл. Ну, а чтение «книг» – это, как говорится, уже привилегия избранных.

– Ничего себе! Все так сложно, – произнес Андрей.

– Ничего здесь сложного нет. Было бы желание.

– А если у человека есть желание, но он сомневается? – спросил Славик.

– А если человек сомневается, если ему надо балдой бить по голове, чтобы он почувствовал, да – это балда, то это говорит о том, что человек сильно закомплексован в материи, в логике и эгоизме своих мыслей, своего разума… если таковой вообще в нем присутствует…

Ребята при этих словах усмехнулись, а Сэнсэй продолжал:

– Если человек искренне стремится к познанию себя, с чистой верой в душе, у него обязательно все получится. Это закон природы… А у духовно развитой личности – тем более.

Андрей задумчиво проговорил:

– Ну, с «азбукой» понятно, а с составлением «слов» как-то не очень. Это что, тоже медитация?

– Скажем так, это уже выше – духовная практика, древняя изначальная техника, которая позволяет работать не только с сознанием, но и, что особенно важно, с подсознанием. Там идет серия определенных медитаций, которые выводят на соответствующий духовный уровень… Все просто. Главное – чтобы человек смог сначала победить в себе своего Стража, свое материальное мышление с неизменными его желаниями набить кишку, надеть тряпку и поработить весь мир… Та же вечная истина, как и всегда, и тот же вечный камень преткновения. Сможет индивид переступить его – станет Человеком.

– А вот интересно, то, что он достигает в процессе работы над совершенствованием тела, это к чему относится? – спросил Юра.

– Это один из путей постижения «азбуки».

– Мы недавно с Юрой видеофильм смотрели про боевые искусства, – вступил в разговор Руслан. – Так перед ним показывали документальный фильм о достижениях человека в совершенствовании своего тела. Один мужик, представляете, что вытворял, приставил себе копье острием к горлу, а тупым концом – к мини-грузовику и толкал его без помощи рук, не причинив себе ни малейшего вреда. Другой лежал на спине под тяжелыми предметами. И хоть бы что! Третий вообще, одним ударом ладони кирпичи перебивал. Но самое интересное было в конце. Взяли обыкновенную бычью кость и полили ее какой-то сильно концентрированной кислотой. Естественно, кость разъело. Потом этой же кислотой полили человека. Она моментально уничтожила его одежду, но телу не принесла вреда.

– Ничего себе! – воскликнул Андрей. – Вот это да!

– Вполне нормальное явление, – как всегда спокойно произнес Сэнсэй. – Возможности человека ограничены его фантазией.

– А что это было, цигун?

– Ну, скажем так, кроме цигуна существует масса аналогичных техник, похожих друг на друга. Но источник знаний, в том числе и цигуна, один и тот же. То есть это работа с энергией «Ци» – строительной энергией воздуха.

– Я где-то читал, что «Ци» – это жизненная энергия, а вы называете ее строительной. Почему? – спросил Костя.

– Потому что энергии, чакраны, каналы и даже энергоцентры в различных учениях называются по-разному. К примеру, под энергией «Чи» в йоге подразумевают благородную, восстановительную энергию. Но в науке «Лотоса» изначально под «Чи» скрывается мощная разрушительная энергия. Так же и с «Ци».

И помолчав немного, Учитель добавил:

– Ведь люди только предполагают, но не располагают точной информацией об истинной природе данных знаний. Поэтому и путаются в названиях. Как это говорится, лучше стоять на голове, чем висеть в воздухе.

– Хм, это точно, – согласился Володя. – Если перефразировать мой любимый плакат, который уже десять лет мозолит глаза перед нашим домом: «Нет такого препятствия, которого мы не могли бы для себя создать!»

Ребята заулыбались.

– Скажите, а что такое цигун по отношению к Искусству Лотоса? – перешел вновь на серьезные темы Андрей.

– Ну, чтоб ты понял, цигун – это нечто вроде детского садика. А Искусство Лотоса – это, скажем, академия. И одним из первых этапов в постижении высшего искусства считается полный контроль мысли. Будешь контролировать мысли, тебе будет подвластно все.

– О, это можно там… – возбужденно заговорил Славик.

– Нельзя, потому что ты будешь контролировать мысль. То есть ты не сможешь поступить негативно и неправильно. В этом и есть весь смысл. И если цигун мы изучаем и тренируемся, то в Искусстве Лотоса мы не тренируемся, мы вспоминаем то, что заложено в нашей душе.

– А вот тем феноменам тела, которые мы видели в фильме, реально обучиться нам? – спросил, думая о своем, Руслан.

– Конечно. Все это элементарно делается, если умеешь правильно пользоваться этой энергией.

– А что для этого нужно?

– Элементарные навыки, концентрация дыхания, немного понимания сущности явления…

– Я все никак в толк не возьму, – задумчиво произнес Юра, – как тот мужик умудрился кирпичи именно основанием ладони разбить?

– А ты что хотел, чтобы он другой частью тела их разбил? – подколол его Женька.

– Можно и другой, – улыбнулся Сэнсэй, – если сильно захочешь. Дело в том, что при определенном сосредоточении и дыхательных упражнениях можно накопить энергию Ци в любой части тела, в данном случае в руке. А в момент удара открывается чакран на ладони и выпускается вся эта мощь, которая разбивает предмет. Очень важно здесь, опять-таки подчеркиваю, сам процесс сосредоточения мысли, то есть процесс сфокусированной концентрации.

– А это отражается как-то на уровне изменения процессов мозговой деятельности? – спросил Николай Андреевич.

– Безусловно. Причем в мозге при этом происходит очень интересный процесс. Если говорить медицинским языком, то в момент подготовки удара, полного сосредоточения мыслей, в мозге можно зафиксировать бета-ритм. За несколько секунд перед самим ударом человек перестает вообще думать о том, что он делает. В этот момент его мозговая активность с бета-ритма заменяется на альфа-ритм, что схоже с состоянием шока. Именно в этом состоянии наносится удар. Это напоминает нечто… ну, остановку времени, что ли. Ничего тут сложного нет. Просто немного другая физика. Вот и все.

– У нас тоже во взводе есть один «кадр», кирпичи разбивает, – включился в разговор Володя. – Другие пытались вторить ему, но дальше пробивания досок дело не сдвинулось.

– Это естественно, – промолвил Учитель. – Ошибка многих в том, что они пытаются слишком много думать, анализировать ситуацию. Поэтому у них не получается.

– А вы умеете кирпичи разбивать? – спросил Андрей, не удержавшись от соблазна увидеть все своими глазами.

– Да что их разбивать, взял кувалду и вперед, – пошутил Сэнсэй.

– Не, я хотел сказать ладонью, – уточнил парень.

– Зачем же себе руки пачкать, лучше уж куском бумажки.

– Куском бумажки?

– Ну да. За кирпичи не ручаюсь, но что-нибудь деревянное запросто. Есть у кого-нибудь листочек?

Мы начали лихорадочно обыскивать свои карманы. Володя вырвал из своего блокнота бумажную полоску, около пяти сантиметров шириной. Тем временем Юра нашел невдалеке сухую ветку, приблизительно диаметром 3-4 сантиметра.

– Никто не желает попробовать? – предложил Учитель.

Ребята по очереди начали махать листочком по палке, как заядлые картежники, пока не порвали эту бумажку. Но изменений никаких не происходило. Пришлось Володе вырвать новый листок. Сэнсэй протянул страничку нам с Татьяной.

– Нет, нет, нет, – замахали мы руками. – Если такие парни не смогли это сделать, то что говорить о наших мышцах.

– Мышцы здесь ни при чем. Это может сделать любой из вас, если бы вы не усомнились в своих способностях.

С этими словами Учитель зажал между указательным и большим пальцами листочек на вытянутой руке. Сосредоточился и стал выполнять ряд дыхательных упражнений. После этого бумажка начала слегка колебаться, а потом амплитуда ее колебания постепенно уменьшилась и вскоре она вообще перестала двигаться, выпрямившись как кол. Не прошло и минуты, как Сэнсэй медленно поднял руку и плавным движением перерубил палку. Причем разрез был такой, как будто от стального острого предмета.

– Ух ты, класс! – воскликнул наш удивленный коллектив.

Мы смотрели то на ветку, то на бумажку, то на Сэнсэя с одним немым вопросом: «Как он это сделал?» Николай Андреевич с сомнением высказал свое предположение:

– Это фокус?! Вы, наверное, в самый последний момент незаметно перебили ветку пальцем.

– Да? – в свою очередь удивился Сэнсэй. – А такой фокус вы видели?

И он швырнул бумажку, которая как лезвие ножа со звоном металла вонзилась в ближайшее дерево. Через несколько секунд, когда наши отвисшие нижние челюсти с трудом удалось вернуть в прежнее положение, мы ринулись к дереву так, как будто от этого решался извечный шекспировский вопрос: «Быть или не быть?» Николай Андреевич самолично вытащил «клинок-бумажку», даже попробовав ее на вкус. Она пошла по кругу. И действительно, по всем параметрам недавняя бумажка являлась обыкновенной стальной пластинкой, со всеми характерными для нее признаками. Мы стояли в полном недоумении, не веря своим собственным глазам. Неожиданно пластинка, находясь уже в руках у Славика, стала постепенно, теряя форму, превращаться в обыкновенный клочок бумаги. Заметив это, Славик подбросил в воздух листок и с поросячьим визгом отскочил резко в сторону, вызвав не только у нас, но и у старших ребят ответную реакцию. Первым опомнился Володя. Он с осторожностью поднял бывшую страничку своего блокнота и пробасил:

– Чего шумите? Бумажка как бумажка.

Мы посмотрели на Учителя.

– Все нормально. Просто сила израсходовалась.

Когда мы немного успокоили свои бурные эмоции, Сэнсэй пояснил:

– Вы увидели еще одно из свойств энергии «Ци» – способность к накоплению ионов металла. Ведь

Ци – это строительная энергия, так сказать сопутствующая. Я сконцентрировал мысленно ионы железа на данный листок. А мою мысль воплотила в жизнь энергия Ци, доставляя через мое дыхание эти ионы из воздуха в бумажку. Вот страничка и превратилась на некоторое время в железную пластинку. Ци – свободная энергия, поэтому она через несколько минут растворилась в пространстве, возвращая свое изделие в первоначальный вид.

– Здорово! – восхищенно произнес Руслан. – А можно золота «нацикать» килограмма так на два?

Ребята засмеялись.

– Теоретически можно, – улыбнулся Сэнсэй. – Но практически это равносильно тому, как говорилось про мед в мультике о Винни-Пухе: «Если мед есть, то его уже нет». Вспомни физику: чтобы удержать ионы металла, необходимы прочные молекулярные соединения. А эти ионы соединены энергией Ци вперемешку с психической энергией. То есть Ци является связующим звеном между ионами металла, а психическая энергия создает объем предмета на короткое время. Но плотности, как таковой, не получится.

– Ух ты! – прошел гул по толпе.

– Так это и есть практическое применение! – прозрел Костик. – А я-то думаю, ну зачем все это надо? Так это ж класс!

– Да тут таких дел можно наворотить, – с улыбкой сказал Руслан.

Глазки у всех заблестели, и народ дружно принялся обсуждать, как лучше распорядиться этими знаниями. Сэнсэй молча наблюдал за нашим ажиотажем. И чем больше мы раздували в шутках ситуацию, тем мрачнее и серьезнее становилось у него лицо. В конце концов, он сказал:

– Ребята, я смотрю в вас слишком много животного начала.

– Так мы ж шутя, – оправдываясь за всех, произнес Руслан.

– В каждой шутке есть доля шутки.

– Точно, – подтвердил Володя, также молча созерцавший наши хохмы. – А то повторится та же история, что и с ниндзями.

Мы не поняли, шутит он или говорит серьезно.

– В каком смысле? – переспросил Андрей.

– В прямом, – пробасил Володя.

Мы вопросительно посмотрели на Сэнсэя.

– Да, была такая история, – сказал Сэнсэй. – Когда-то весь клан ниндзей был уничтожен за использование духовных знаний в корыстных целях.

– Мы об этом не слышали, – промолвил Руслан. – Расскажите.

– Да, расскажите, – поддержали мы.

– Да что рассказывать… Пока ниндзя тренировали тело и отшлифовывали свое мастерство, они процветали. До них по большому счету никому не было дела. Это были просто наемные убийцы. Но когда ниндзя начали осваивать духовные практики и кое-чему научились, то они стали применять эти знания для своей материальной наживы. Это время стало настоящим звездным часом ниндзей, можно сказать расцветом и закатом одновременно. Они мгновенно завоевали славу непобедимых суперубийц. Благодаря духовным практикам, ниндзя развили в себе необычные способности. Они могли все что угодно превратить в оружие: любой клочок бумаги, ткани, то есть любой подручный предмет. Научились отлично маскироваться, прыгать на очень большую высоту и с очень большой высоты, абсолютно без какого-либо вреда для здоровья и так далее.

– Вот здорово! – вырвалось у Славика.

– Не надо ими восхищаться, – просто сказал Учитель, глядя на реакцию Славика. – тем более создавать из них идолов. Это просто была банда подлых наемных убийц, которые убивали со спины, тайком, из засады. Это мерзкие подонки, по-другому их назвать нельзя. Ими руководило животное начало… У них не было чести. А честь – это и есть один из признаков общей духовности человека, не только воина, то есть когда он живет какими-то высокоморальными ценностями. Человек без чести – это ничто и никто.

– А что же с ниндзями случилось? – поинтересовался Юра.

– Да что, как обычно в таких случаях. Когда они начали применять духовные практики для достижения собственного материального блага, они были уничтожены.

Тут ребята наперебой засыпали Сэнсэя вопросами. Но настойчивее всех оказался Руслан.

– А как же они получили эти духовные знания, если применяли для своих целей?

– Они их и не получали. Ниндзя украли, а точнее сказать, выведали технику медитаций путем обмана. И уже сами взрастили эти зерна знаний. Но они использовали все это во зло. Поэтому и были наказаны.

– А кто их наказал? Ведь вы сами сказали, что они достигли таких высот, что стали неуязвимыми для людей, – задал вопрос Андрей.

Сэнсэй ухмыльнулся и произнес свою любимую поговорку:

– Понимаешь, на любого Виджая найдется Раджа… И если, к примеру, есть военное дело, то есть кто-то, кто им руководит. Так же и с духовными практиками. Если есть духовные практики, то есть кто-то, кто контролирует использование этих практик… Эти знания потому и названы духовными, ибо предназначены для духовного обогащения индивида, а не материального, тем более путем убийств себе подобных.

– А я читал, что до сих пор существуют школы ниндзей, – как бы между прочим, заметил Костя.

– Видишь ли, современные школы ниндзей – это всего лишь жалкая пародия на то, что существовало в глубокой древности. Да, остались их приемы, остались инструменты ниндзей. Но все это обучение остановилось на грубом, физическом уровне. А дальше для совершенствования дверь закрыта. Ибо закон гласит: духовное для духовного… И если вы будете стремиться изучать Искусство для материальной выгоды или удовлетворения мании собственного величия, ребята, – Сэнсэй покачал головой, пристально глядя на нас, – это хорошим не кончится…

– Почему? – спросил Славик.

– Во-первых, вы никогда ничему не научитесь. А во-вторых, если конечно повезет, получите как минимум шизофрению.

– Да, крутая перспектива, – с улыбкой проговорил Руслан.

– Ну, тебе это уже не грозит, – посмеиваясь, сказал ему Женька.

– Но мы же не собираемся никого убивать, – оправдывался Андрей.

– Физически, может быть, и нет. Но в ваших мыслях слишком много от зверя. А это первый шаг к агрессии и насилию.

– И что теперь делать?

– Контролировать свои мысли, причем ежесекундно.

И немного помолчав, Сэнсэй добавил, глядя на Андрея:

– Ты когда-нибудь задумывался над тем, кто ты есть на самом деле? Кем вообще являешься в сущности своей? Ты задумывался о том, как ты воспринимаешь окружающий мир? Не с точки зрения физиологии, а с точки зрения жизни… Кто ты? Как ты видишь, как ты слышишь, почему ты чувствуешь, кто в тебе понимает и кто именно воспринимает? Загляни внутрь себя.

И уже обращаясь к ребятам, Сэнсэй произнес:

– Вы вообще задумывались когда-нибудь о бесконечности вашего сознания? О том, что такое мысль? Как она рождается, куда она девается? Вы задумывались над своими мыслями?

– Ну как, – замялся Андрей, – я же постоянно думаю, о чем-то размышляю.

– Это тебе кажется, что именно ты думаешь, именно ты размышляешь. А ты уверен в том, что это твои мысли?

– А чьи же еще? Тело – мое, значит и мысли – мои.

– А ты проследи за ними, коль они твои, хотя бы один день. Откуда они берутся и куда исчезают. Ты поройся основательно в своих мыслях, что ты там, кроме дерьма, увидишь? Ничего. Одно насилие, одна гадость, одна забота нажраться, надеть модную тряпку, украсть, заработать, купить, возвысить свою манию величия. И все! Ты сам убедишься, что мысли, порожденные твоим телом, заканчиваются одним – материальным обеспечением вокруг себя. Но таков ли ты внутри себя? Загляни в свою душу… и ты столкнешься с прекрасным и вечным, с твоим истинным «я». Ведь вся эта внешняя суета вокруг – это секунды… Ты это осознаешь?

Мы стояли молча. Неожиданно эта картина показалась мне до боли знакомой. Это уже когда-то было со мной, все до мелочей: и этот точь-в-точь разговор, и эта поляна, и эти яркие звезды, и, самое главное, этот знакомый до глубины души мягкий голос, это доброе лицо… Я точно знала, что это уже было. Но когда, где? Как я ни старалась, как ни напрягала память, но ничего не получалось вспомнить. Я слегка встряхнула головой, чтоб хоть как-то выйти из этой тупиковой ситуации своего сознания перед всплывшим фактом. А Сэнсэй продолжал:

– Вот вы прожили по 16, 22, 30 лет, ну ладно, ты под 40. Но каждый из вас разве помнит, как он прожил? Нет, всего лишь какие-то жалкие обрывки, и то связанные с эмоциональным всплеском.

– Да, – задумчиво произнес Николай Андреевич, – жизнь так пролетела, что я не успел ее и заметить. Все в учебе, да в работе, да еще в каких-то мелочных семейных, нескончаемых заботах… А о себе, о душе подумать действительно некогда, все срочные дела какие-то находятся.

– Вот именно, – подтвердил Сэнсэй. – Вы думаете о будущем, о прошлом. Но живете-то в этом миге, который называется сейчас. А что такое сейчас – это драгоценная секунда жизни, это дар Божий, который нужно рационально использовать. Ибо завтрашний день – это шаг в неизвестность. И не исключено, что он может оказаться вашим последним шагом в этой жизни, шагом в бездну, в бесконечность. А что будет там?

Каждый из вас считает, что у него полно времени на Земле, поэтому вы не задумывались о смерти. Но так ли это? Каждый из вас может умереть в любую секунду, по любой причине, вроде бы не зависящей от вас, как от биологического существа, с одной стороны. Но с другой стороны, вы же не просто биологическое существо, вы же Человек, наделенный частичкой вечности. Осознавши это, вы поймете, что вся ваша Судьба в ваших руках, очень многое в ней зависит от вас самих. И не только здесь, но и там. Задумайтесь: кто вы, совершенный биоробот или Человек, животное или духовное существо? Кто?

– Ну, человек… наверное, – сказал Руслан.

– Вот именно, «наверное». А что такое человек на самом деле, ты задумывался? Вникни в суть этого вопроса. Кто в тебе чувствует, как ты двигаешься в пространстве, кто двигает твоими конечностями? Как возникают в тебе эмоции, почему они возникают? И не сваливай сразу где-то на кого-то, кто тебя задел, обидел или, наоборот, ты позавидовал, позлорадствовал, посплетничал. Разве это в тебе говорит духовное начало?

Отыщи в себе кристальный источник своей души, и ты поймешь, что вся эта материальная мишура – машины, квартиры, дачи, положение в обществе – все эти материальные блага, на достижение которых ты тратишь всю свою сознательную жизнь, окажется пылью. Пылью, которая в этом источнике моментально обратится в ничто. А жизнь проходит. Жизнь, которую ты можешь использовать для превращения в бесконечный океан Мудрости.

Ведь в чем смысл жизни, ты когда-нибудь задумывался? Высший смысл жизни каждого индивида – в познании своей души. Остальное все временно, проходяще, попросту пыль и иллюзия. Единственный путь к познанию своей души – только через внутреннюю Любовь, через нравственное очищение своих помыслов и через абсолютно твердую уверенность в достижении этой цели, то есть через внутреннюю веру… Пока в тебе теплится жизнь, никогда не поздно познать себя, отыскать в себе свое начало, свой святой, живительный родник души… Разберись в себе, и ты поймешь, кто ты есть на самом деле.

 

После всего увиденного и услышанного на этой медитации было о чем крепко задуматься, особенно мне, находящейся на волосок от смерти. «Боже, это же ответы на мои вопросы, которые я так долго искала. Неужели эта гениальная формула достижения бессмертия так проста: Контролировать свои мысли, Верить и Любить. Неужели с помощью этого я достигну спасительного берега, краешка вечности, с которого уже созерцают бессмертные, те, кто познал себя, свою божественную сущность?! Неужели мое «я» сможет вырваться из костлявых лап Смерти? Даже если у меня не останется времени «отвоевать» свое тело, я все равно смогу стать свободной, по крайней мере, подготовленной к встрече с Неизвестностью». От таких мыслей на меня нахлынуло небывалое вдохновение, какой-то внутренний прилив сил. И я решила не откладывать на завтра, а начать работать немедленно, сейчас. Потому что кто знает, что уготовит мне день грядущий.

Первым делом я попыталась разобраться в своих мыслях. Но у меня было такое рвение, такое воодушевление, что не смогла остановиться на чем-то конкретном, так как все материальные помыслы, при таком напоре, как назло куда-то исчезли. Тогда я стала разбираться со своими ощущениями. И только здесь заметила, что была настолько поглощена своим внутренним содержанием, что даже на окружающий мир начала смотреть совершенно по-иному. Это было каким-то новым видением, под неизвестным мне ранее углом зрения, на старые, как говорится, затертые до дыр, проблемы.

Новое видение окружало меня со всех сторон, как кокон, отторгая мое сознание от серой повседневности с ее мелочными заботами. Создавалось такое впечатление, как будто я существовала сама по себе, а мир – сам по себе. Более того, я впервые увидела работу своего тела со стороны. Оно выполняло какие-то привычные действия, как автопилот: машинально пришло домой, машинально приняло душ, машинально покушало, машинально прошло в свой отведенный угол, то есть в комнату. А настоящее «я» в это время наблюдало за ним и думало о своем спасении. Это маленькое открытие меня поразило. Оказывается, во мне есть истинное «я» и какой-то телесный «автопилот».

Но дальше было больше. Еще раз, прокрутив в мыслях разговор Сэнсэя, я вспомнила его слова: «Задумывались ли вы о том, как двигаетесь в пространстве, кто двигает вашими конечностями?» Рассматривая себя уже под новым углом зрения, я размышляла: «И действительно, кто во мне двигает конечности: “я” или “автопилот”?»

Моя особа посмотрела на свою раскрытую ладонь и решила провести небольшой простой эксперимент. Я подумала: «Надо сжать и разжать пальцы». Моя рука послушно это сделала. «А теперь не буду двигать пальцами». Но тут во мне промелькнула какая-то шальная мысль: «А я все равно сожму». Мои пальцы под действием этого «приказа» снова сжались и разжались. «Опа! – удивилась я. – А это кто думал во мне? Кто это еще там хозяйничает в моих мыслях?!» Собравшись с силой воли, еще раз, но уже настойчивее и целенаправленнее подумала: «Я не буду двигать пальцами. Я так хочу и так будет». Странно, но рука даже не дрогнула, а этой мелкопакостной, шальной мысли как будто и вовсе никогда не было. «Вот это да! – еще больше удивилась я. – Значит, когда я была расслаблена в мыслях, этот кто-то начинает исподтишка руководить моим сознанием и телом на свое усмотрение. А когда я строго контролирую мысль, он куда-то бесследно исчезает. Во дела!» Но, тем не менее, я радовалась этому вновь открытому обстоятельству так, словно мне удалось обнаружить тщательно маскировавшегося долгие годы шпиона в моем самом секретном отделе. «Да, этот “умник” куда опаснее тупого “автопилота”. Надо быть бдительнее!»

Легко сказать, но трудно сделать. Когда я начала выполнять медитации, я поняла, что этот «ловкач» неоднократно посещал мои мысли в момент расслабления и особенно часто при сосредоточении на медитации, постоянно отвлекая мое внимание на посторонние темы. Все это он проделывал так умело, так логически, что я даже сама не понимала, когда же сошла с «колеи» сосредоточения. При углублении и четкой концентрации мысли на медитации «ловкач» исчезал. Стоило мне чуть-чуть послабить этот контроль, как он появлялся тут как тут. «Вот гад! Нахальный и надоедливый», – подумала моя особа, пытаясь в который раз сосредоточиться на медитации. Когда закончила медитацию, я поняла, что с этим врагом номер один не так-то легко бороться. «Надо будет спросить Сэнсэя, как найти на этого ловкача управу, – подумала я, засыпая. – Иначе он мне все испортит».

На следующее утро, когда мой всплеск эмоций несколько угас после вчерашнего, я вновь стала наблюдать за собой со стороны. Тело опять-таки кое-как оторвалось от теплой постели и стало машинально выполнять ежедневный утренний моцион, собираясь в школу. Мой разум, как мне показалось, еще сладко досыпал, и поэтому думать о чем-то совсем не хотелось. Идя по привычной для меня дороге в школу, через городской сквер, я наслаждалась окружающей тишиной, утренней свежестью, шуршаньем опавшей листвы. Мне очень понравилось это состояние, состояние какого-то умиротворения. Разум мой спал, тело шло в заданном направлении, а мне внутри было просто хорошо и уютно. Я чувствовала, что это и было мое «я» настоящее.

Но в школе обстановка резко переменилась. Моя особа влилась в круговорот событий, информации, эмоций. В результате я уже окончательно запуталась в природе своих мыслей, потому что они шли сплошным потоком, и трудно было их рассортировать, где моя, а где чужая. В таком бешеном ритме прошел день.

 

Вечером, встретившись с ребятами на остановке, я поспешила поделиться с ними своими «достижениями», а в конце с интересом спросила:

– А у вас как получилось? Вы думали после вчерашнего занятия?

– А что тут думать, – надменно произнес Костя. – Я – это я, целое, единое и неделимое… Я же не маньяк, чтобы делиться на половинки.

– Ну да, ты у нас не маньяк, ты у нас гений… из шестой палаты. Наполеон тебя не сильно беспокоит? – с улыбкой подколол его Андрей.

– Да ну тебя… К твоему сведению, у меня нет раздутой мании величия.

И, немного погодя, добавил:

– Великие люди этим не страдают.

– Конечно, – засмеялся Андрей, – другого ответа я и не ожидал.

– Ладно вам, а то сейчас затянете старую песню о главном. Вы мне по существу скажите, – с нетерпением проговорила моя особа.

– Да что говорить, – ответил Андрей. – Сэнсэй вчера много чего полезного поведал. Тут мозгам работы не на один год хватит. Я вчера только и делал, что думал, правильно ли я сформулировал цели будущего или все же их частично нужно подкорректировать на основе новой информации.

– Ну ты, блин, и выражаться стал, – хмыкнул Славик. – Ты случайно не в академию наук нацелился?

– Нет уж, с меня Сэнсэя достаточно.

– Это точно, – промолвила я. – А медитация как у тебя получилась?

– Ты знаешь, гораздо лучше, чем вчера. Мысли как-то меньше лезли в голову. Сразу концентрация улучшилась, и ощущения стали четче.

– А у тебя, Тань, что-нибудь получилось?

– Да, честно говоря, я медитацию не делала, и думать не пробовала. Я вчера так устала, что еле до кровати добралась. А утром, пока братишку в садик отвела, пока за молоком сходила, а тут и школа. Когда тут толком подумаешь, столько дел!

– Правильно, – поддержал ее оправдания Костик. – Надо не думать, а действовать. Молодость для того и дана, чтобы действовать, а старость для того, чтобы думать.

– Ага, – подтрунил над ним Андрей, – и будешь в старости скрипеть своим дряхлым голосом, думая последними остатками мозгов: «Если бы молодость знала, если бы старость могла».

Ребята вновь засмеялись, подшучивая над Костиком.

– А у тебя как дела? – спросила я у Славика.

– Нормально.

– А нормально, это как?

– Так же, как и у вас.

– Все ясно, – усмехнулся Андрей, безнадежно махнув рукой в его сторону.

 

На следующей тренировке мы как обычно разминались перед началом занятий. В зал зашла толпа мужчин внушительного вида во главе с Володей.

– Ого, сколько народищу! – удивился Андрей.

Виктор, усмехнулся и сказал Стасу:

– Это называется «пара человек».

– Не понял?

– Да Володя мне вчера звонил там по одному делу и сказал в конце, что приедет на тренировку с парой своих парней.

– Ничего себе, да тут с полвзвода, наверное, будет, – с улыбкой произнес Стас.

– Вот, вот и я о том же.

Володя подошел, здороваясь, к Сэнсэю, стоявшему невдалеке от нас. Старшие ребята поспешили присоединиться к ним.

– Сэнсэй, ты не возражаешь? – кивнул Володя в сторону своих ребят.

– Да какие проблемы, – как всегда просто ответил Сэнсэй.

– Ты не смотрел вчера вечером телевизор?

– Когда? Тут и так времени в обрез.

– Представляешь, кого вчера показывали – нашего Сан Саныча!

– Нашего Сан Саныча?! – удивился Женька. – Сколько лет, сколько зим ни слуху ни духу.

– О! Зато сейчас таким крутым стал! Говорит, мол в каких-то пещерах жил, познавал искусство русского боя. А сейчас называет себя русским ниндзя. И самое интересное, демонстрировал твои же приемы, Сэнсэй. Только с той лишь разницей, что теперь он всем рассказывал, что это давно забытый старославянский стиль, им же возрожденный.

– Во дает! – ухмыльнулся Стас. – Да, Володя, если бы ты тогда Саныча так крепко не зацепил, сейчас бы с ним в доле был.

– Нет, не был бы, – сказал лукаво Женька.

– Почему?

– Ну, как почему? Если бы Володя его тогда не рихтанул хорошенько, то вряд ли тот когда-нибудь прозрел.

Ребята от души захохотали.

– Зря ты его тогда так, – промолвил Сэнсэй. – Все-таки пожилой человек, а старость уважать надо.

– Да он сам виноват, чего дергался, на рожон полез? – начал оправдываться Володя и уже мягче добавил: – Я ж его почти не трогал, так, просто нечаянно задел.

– Точно, точно, Сэнсэй, так и было, – подхватил Женька. – Как сейчас помню, выставил Володя кулак, а тот чуть ли не пять минут об него головой бился… Зато как на пользу пошло! Видишь, как сразу прозрел мужик, русским ниндзей стал.

Ребята опять захохотали.

– Да пускай себе забавляется, – добродушно махнул рукой Сэнсэй. – Нашел человек свою жилу, пусть крутится.

– А мы вчера на казарменном положении были, на дежурстве, – продолжал рассказывать Володя, – так насмотрелись с мужиками по телику, как Саныч ногами махал, да пацанов валял. Насмеялись от души, хоть молодость вспомнили. Мои новички и то на парсек круче… Вот решили сегодня приехать, поднатореть в настоящем искусстве. Так сказать, пополнить свои резервные знания.

– Дело благородное, – согласился Сэнсэй.

Дальше пошли воспоминания давно минувших тренировок и целый ворох смешных курьезов, которые были с ними связаны. В конце концов, в разговор подключились Володины ребята, и беседа на тему боевого искусства переросла в философский спор об отношениях между людьми.

– Да я с ними из принципа так поступил, – горячо отстаивал свою точку зрения один из Володиных ребят.

– Принцип – это тупое сопротивление действительности, сродни идиотизму. Принцип…

Не успел Сэнсэй договорить это предложение, как старшие ребята почти хором продолжили мысль Сэнсэя:

– … хорош только в точных науках как синоним аксиомы.

– Вот-вот, – подтвердил Учитель.

Володя несколько засмущался:

– Да я старался им это объяснить, как мог.

– Значит, плохо старался. То, что не доходит через разум…

– … будет вбито через тело!

– Ну, раз вы так все хорошо знаете, то зря смеетесь…

Смысл последних слов Сэнсэя до меня дошел позже, когда началась тренировка. Сэнсэй предупредил, что сегодня будем заниматься на полную мощность, поэтому кто не выдержит этот темп, тот может отойти в левый угол спортзала и заниматься там отработкой ударов, не мешая остальным. Мы нахохлились, как воробьи, с гордостью перешептываясь между собой:

– Чтобы мы, да не выдержали! – тихо сказал Андрей.

– Не говори, – подхватил Костя. – Да мы сейчас покажем, на что способны!

– Не впервой, – небрежно бросила я, вспоминая разминку старшего сэмпая.

Но наша спесь сразу же заметно поубавилась после первых минут разминки. Такой жесткой тренировки я еще никогда не видела. Это была целая школа выживания. Толпу гоняли по спортзалу в бешеном темпе с преодолением постоянно меняющихся препятствий. Не прошло и сорока минут, как многие из нас уже переползали эти сооружения чуть ли не на четвереньках, в том числе и моя особа. Кряхтевшая рядом Татьяна, произнесла:

– Кошмар какой-то! Это прямо как в юмореске: «Уважаемые дамы и господа! Товарищи и товарищи! Коряки и корячки…» Последнее точно относится к нам. Я сейчас чувствую себя коренным жителем этой области.

В левом углу спортзала появились первые «жертвы». Но наша компания упорно занималась дальше. А вот дальше стало еще хуже. После этого марафонского забега с серией различных упражнений мы начали отжиматься от пола, не знаю сколько раз, только помню, что счет давно перевалил за сто. Мои руки тряслись, как после отбойного молотка, а тело изгибалось, словно у гусеницы, пытаясь подняться не столько за счет этих «вибраторов», сколько за счет рывков спасительной задницы. Потому что, как мне показалось, только в этом месте еще сохранились хоть какие-то силы. Я все чаще и чаще стала поглядывать в сторону левого угла, где росло число жаждущих доползти до этого спасительного «оазиса». К тому же Татьяна предательски присоединилась к ним, маняще помахивая мне оттуда ручкой.

В это время старший сэмпай вел счет отжиманиям. Чтобы повысить людям настроение, он шутливо приговаривал, как тамада:

– У Сэнсэя есть овчарка, которая всех впускает в дом, но никого не выпускает. Так давайте отожмемся десять раз за находчивость этой умной собачки, которая не зря ест свой хлеб.

Пока все под счет выпускали «пар», Сэнсэй обходил этот большой людской круг потеющего народа и посматривал, кому добавить груза ладонью на плечи. А ладошечка у него, я извиняюсь, как говорил Андрей, так нажмет, будто самосвал на тебя наехал. Когда по второму кругу он подошел к моей особе, дергающейся в отжиманиях, как в конвульсиях, я подумала: «Ну все! Если он еще приложит свою “ручонку”, то я точно расплющусь, словно козявка об стекло». Вопреки ожиданиям, Учитель взял меня сверху за кимоно, как котенка за шкирку, и стал помогать подниматься при отжиманиях от пола, вызвав тем самым хохот у окружающих ребят. А Виктор все продолжал:

– У Сэнсэя есть еще и кот Самурай, который стал такой самоуверенный, что задирается даже к собакам. Так давайте же отожмемся десять раз за то, чтобы его желания всегда соответствовали его возможностям.

От такого перенапряжения у меня ломило кости. А Витя все рассказывал свои веселые каламбуры. Я вовсю уже проклинала и ту Самураеву блошку Машку, которая далеко прыгает, и ту мышку, что живет в сарае и быстро бегает, и тех «сиамских бойцовых» рыбок, у которых молниеносная реакция и пираньи замашки, и вообще всю ту живность, которая обитает в доме у Сэнсэя. Наконец, последний раз отжавшись за мужские достоинства попугая Кешки, постаравшегося наплодить целых пять птенцов, мы в изнеможении упали на пол. Но не прошло и минуты, как нас снова уложили штабелями, и толпа по очереди стала грузно перепрыгивать через тела своих многострадальных собратьев, попутно отдавливая им по неосторожности конечности. В зале то и дело под вытаращенные глаза раздавался то тут, то там сдержанный, завывающий звук «Ос!» Моя особа уже не смогла этого выдержать и присоединилась к левому флангу «слабонервных».

– Давно бы так, – сказала Татьяна.

Но наш отдых продолжался недолго. Когда закончилась разминка, началась усиленная работа над базовой техникой и наработка ударов и приемов. Я заметила, что Сэнсэй больше времени уделял Володиным ребятам, объясняя и показывая им серию каких-то новых приемов. Они так лихо швыряли друг друга при отработках ударов, что я просто была поражена их выносливости и неиссякаемой силе. Как будто и не было вовсе этой изнурительной разминки со всеми вытекающими последствиями.

После двух с половиной часов усиленной тренировки у нас оставалось сил разве что только подумать о том, как бы пережить еще дополнительные занятия. Конечно, нас никто не неволил, хочешь – уходи. Но любопытство было превыше физических мучений. Раз Володя привел своих ребят, значит самое интересное должно быть впереди. И мы не ошиблись.

 

Когда разошлась основная толпа, Сэнсэй начал показывать какие-то особые спецприемы на использование силы противника. Разбившись по парам, ребята стали их отрабатывать. Мы с Татьяной тоже что-то пытались сделать. Но дело кончалось тем, что наши немощные тела повисали друг на друге, как на последнем раунде у измотанных боксеров. Увидев эту пародию на спарринг, Сэнсэй разъединил нас, поставив в пары с ребятами. У меня сразу мобилизовались остатки всех сил. Называется, «откуда что взялось».

Отрабатывая очередной удар, Руслан, который выглядел тощим муравьем против своего напарника Женьки, пожаловался Сэнсэю:

– Разве можно такого амбала отключить. Он же непробиваемый, сплошная броня. Ладно, если бы он там на меня накинулся, еще можно как-то использовать его же силу, как вы говорили. А если нужно провести атаку, то куда же мне против этого носорога, блин, упертого. Это же гора мышц!

– Гора мышц – это ерунда. В боевых искусствах сила не главное. На Востоке есть такая поговорка: «Руки и ноги не более чем продолжение тела, а тело, в свою очередь – продолжение разума». То есть главное – это знания и навыки. Тогда самая слабая женщина лишь прикосновением одного пальца может отключить самого сильного в мире атлета или даже убить.

– Ну, теоретически это возможно, – улыбнулся Женька. – Особенно если она хорошенькая, тогда и одного взгляда достаточно… А если серьезно, то по-моему, практически это невозможно.

– Возможно, – ответил Сэнсэй.

– Спортсмена?

– Спортсмена.

– Одним пальцем?

– Одним пальцем.

– Без силы?

– Без силы.

– Не вер…

Женька не успел договорить, как Сэнсэй легким движением среднего пальца левой руки дотронулся до мышцы шеи парня, чуть ниже правого уха. Неожиданно для всех Женьку перекосило так, как будто он прожевал с дюжину лимонов именно правой половиной рта. Правая нога его резко подкосилась, и он рухнул на пол, не успев даже сообразить по какой причине. Правая рука совершенно не слушалась и была словно тряпка. Женька взглянул на Сэнсэя перепуганными глазами, барахтаясь левой половиной тела:

– Не шиха шехе, – только и смог прошипеть парень, пытаясь что-то сказать.

Мы стояли, ошарашенные этой сценой молниеносного превращения молодого здорового парня в беспомощное, валяющееся тело полупарализованного «старика».

– Шхо шхме делать?

Сэнсэй нагнулся над «живым трупом» Женьки и вновь прошелся по каким-то точкам по телу в области спины и живота. Он сделал это так же быстро и ловко, что я даже не успела увидеть куда именно он нажал. Женька начал постепенно приходить в себя, растирая пострадавшие конечности:

– Ни хрена шебе!

– Ну как, Фома неверующий? – спросил Сэнсэй.

– Шеншей! Ты хошь прежупрежай. А то у меня шуть шердак с пошледней ижвилиной не шгорел, – еле выговорил Женька на ломанном, шепелявом языке.

– Жаль, – с досадой в шутку произнес Учитель. – Тогда бы в нем хоть клопы попередохли. Для профилактики иногда это даже полезно.

– Сэнсэй, а поделись рецептом этой отравы, – шутливо вступил в разговор Стас, видимо первый пришедший в себя от этого потрясения.

– Да рецепт простой. Нужно знать куда, когда и как.

– Логично, а поподробнее? – допытывался Володя.

– Поподробнее? На человеческом теле есть масса точек БАТ.

– Шего? – не понял Женька.

– БАТ – биологически активные точки.

– Какые же это тошки, на шхрен! Томохавки, блин, болишыческие! – возмутился с иронией парень. – Прышом ш автопылотом.

Ребята заулыбались от его усердной речи.

– Совершенно верно. Это лишний раз подтверждает то, что любое знание можно превратить в оружие… Так вот, этот эффект «баллистических автопилотируемых томагавков» вызван не чем иным, как точечным воздействием на биологически активные точки организма человека.

– А что это за точки? – спросил с интересом кто-то из парней. – Как они работают?

– Ну, это определенный участок кожи, имеющий общую иннервацию. Нервы, через которые поступают сигналы с рецепторов, расположенных в этой зоне, передают в свою очередь этот сигнал не только в спинной мозг, но и по центростремительным путям, и по экстраспинальным путям вверх в головной мозг. Там происходит своеобразное замыкание возникающих безусловных рефлексов. Кроме того, этот процесс отображается и в корковых анализаторах с образованием условно-рефлекторных связей, то есть проще говоря, формируется определенная команда для организма.

– И что, будет такой эффект?

– Не только. Человека можно обездвижить на некоторое время или «вырубить», или, в конце концов, запрограммировать на прекращение существования данного объекта на физическом уровне в строго заданное время.

– А что, нужно только сильно ударить в эту точку?

– Отнюдь. Все процессы внутри организма протекают при чрезвычайно малых энергиях. Воздействие на эти точки пороговыми раздражителями, то есть слабыми, оказывает на функции организма более значительное влияние, нежели сильные раздражители.

В это время Женька приподнялся и попытался расходиться, все время прихрамывая на правую ногу и потряхивая правой рукой:

– Машь моя рошная, а колыкы какые, словно отлешал веш правый бок.

– Вот лежебока ленивый, – пошутил Сэнсэй. – Ему бы только на печи лежать да калачи жевать… Тренироваться надо больше!

– Так я вроже бы и так потэл наровне шо вшеми.

– Я имею в виду разум тренировать надо больше, чтобы не попадать в столь глупое положение.

– А куда ты ему так с легкостью саданул? – поинтересовался Володя.

– Это так называемая точка Боткина-Эрба. Если бы я нажал чуть иначе, эффект был бы совершенно другой. А если бы воздействовал на место сплетения внутренностного нерва, расположенного невдалеке, с такой же импульсной силой, то мог бы вызвать спазм щитовидной артерии, что в свою очередь нарушило бы функцию щитовидной железы. Это бы привело к общему ослаблению иммунной системы или полному отключению ее. В этом случае он бы сам умер от любой инфекции.

Женька даже остановился в своих телодвижениях, услышав такую речь:

– Спасибошки, вы меня ошень ушпокоили такой радужной першпективой.

– А вот вы сказали: «Когда, куда и как», – произнес кто-то из Володиных парней. – Что значит когда?

– Дело в том, что помимо того, что надо знать точное расположение точки, силу импульсного приложения к ней, нужно знать еще и суточное время, когда данная точка наиболее активна.

– Хм! Всего-то, – усмехнулся Володя.

Женька и здесь не упустил случая схохмить, все еще шепелявя своим языком:

– Скашите, а к этому ешо не прилахается жвежная карта Вшеленной?

Сэнсэй усмехнулся:

– Смотря для кого. Дуракам и этого будет недостаточно.

– А как же понять все эти точки и разобраться в них? – спросил Стас.

– Самый простой путь к пониманию – это, конечно, изучить и прочувствовать их на себе, особенно импульс нажатия, это очень важно.

– Ага, а если мы себе что-нибудь повредим, – полушутя-полусерьезно предположил Виктор.

– Не повредите. Для этого существуют точки-антагонисты на теле человека, которые нейтрализуют данное возбуждение или спазм. Все в природе находится в равновесии.

– Уж лучше попробовать на других, – улыбнувшись, произнес Костя.

– Не получится, – сказал Сэнсэй. – Сколько бы вы ни пробовали на других, вы никогда не добьетесь нужного эффекта, пока не прочувствуете на себе силу этого воздействия.

– А можно попробовать прямо сейчас, только, так сказать, в боевой обстановке? – задал вопрос кто-то из ребят Володи.

– Можно.

– А нам? – поинтересовались из той же компании.

– Да, пожалуйста.

К Сэнсэю вышло три добровольца из Володиной команды и Руслан. Стас, который также присоединился к ним, предложил и Володе, на что тот ответил:

– Я вам что, дежурная макивара, что ли?

– Ну-ну.

Женька подковылял, садясь рядом с Володей на спортивную лавочку, и произнес для Стаса:

– Давай, давай. Яжык – «жвяк», голова – «бряк». Шам, однако, виноватым будешь.

– Ну что, все желающие? – спросил Сэнсэй, глядя на Володиных ребят.

И тут моя особа набралась смелости и вышла вперед, вызвав улыбку на лицах окружающих ребят.

– А ты куда собралась? – удивился Сэнсэй.

«И правда, зачем я вышла?» – сразу появилась во мне трусливая мысль. Но отступать было уже поздно:

– А можно мне попробовать?

– А ты не боишься?

– Только щекотки, – выпалила я, растерявшись, любимую папину шутку.

– Ну ладно, раз хочешь вступить в ряды камикадзе, пожалуйста.

И уже обращаясь к остальным добровольцам, добавил:

– Так, работаем в полный контакт. Ваша задача любым способом выиграть этот бой.

– А можно группой? – спросил кто-то из Володиных ребят.

– Можно. Поступайте, как хотите, у вас абсолютная свобода действий.

Пока Сэнсэй отвернулся, Володины парни стали в кружок, договариваясь о чем-то своем на каком-то «военном» языке жестов. Руслан со Стасом тоже перешептывались. А я стояла посреди этих громадных атлетических тел как мышь, не зная, что б мне такое сотворить с моими возможностями козявки против ураганного ветра. Но в голову, как назло, ничего существенного не приходило. «Ладно, будь что будет», – подумала я.

В конце концов, все ребята заняли свои боевые позиции вокруг Сэнсэя. Одна я осталась на том же месте. Когда старший сэмпай подал команду к атаке, Володины ребята взяли Сэнсэя в кольцо и начали одновременно атаковать на разных уровнях. Но на удивление Сэнсэй легко ушел от их ударов. А потом провел контратаку так быстро, что я успела лишь увидеть беспорядочно падающие тела. У меня от страха аж поджилки затряслись. Тут на Учителя попытались напасть Руслан и Стас. В то же мгновенье Сэнсэй повернулся ко мне спиной на расстоянии вытянутой руки, разбираясь с ними. У меня проскочила мысль, что надо срочно что-то сделать. И мне больше не пришло ничего в голову, как вцепиться в спину Сэнсэя, точно блохе, чтоб он меня хоть не достал. Но когда я со всего маху попыталась воплотить свою идею в жизнь, оказалось, что мои руки прорезали пустоту и вместо Сэнсэя схватили воздух. Я не поверила своим глазам, только что он же стоял передо мной! «Легче, наверное, было поймать привидение, чем Сэнсэя», – подумала я.

Но тут все мои мысли вместе с «душой» опустились резко в пятки, потому как Сэнсэй уже ввел в полный ступор очередных горе-бойцов. Я развернулась и что было мочи побежала в противоположную сторону. Но не успела сделать и два шага, как получила легкий болевой толчок где-то в районе первого и второго шейных позвонков. Перед моими глазами мгновенно вспыхнула яркая ослепительная вспышка, как будто меня осветили мощным прожектором какого-то желтовато-розового цвета. Все мое тело сковало в довольно-таки необычной позе с замершими в размахе руками, наклоненным вперед туловищем и поднятой наполовину правой ногой. Как я удерживала равновесие, сама не понимаю. Но только тогда меня это как раз меньше всего волновало.

Я с ужасом наблюдала за тем, что происходило с моими мышцами. Они все, как единый механизм, стали спазмироваться помимо моей воли и желания. Причем эта общая судорога охватила все мое тело. Казалось, напряжение нарастало с каждой секундой, и ничем невозможно было его остановить. Тело сводило с такой силой, что мне даже померещилось, что я услышала хруст позвоночника. И уже совсем из ряда вон выходящее – это было ощущение напряжения внутренних органов. Такое со мной никогда еще не случалось. Даже мои самые сильные прежние головные боли были ерундой перед этой невыносимой болью. Мимические мышцы лица так напряглись, что лицо исказилось в ужасной гримасе.

Удивительно, но, несмотря на все эти метаморфозы скованности тела, я оставалась в ясном сознании. Моя особа продолжала все четко видеть и слышать. Я видела, как ребята из нашей компании, наблюдая за происходящим, изменились в лице, перепуганно разглядывая наши застывшие фигуры. Я четко услышала слова Костика, обращенные ко мне:

– Ничего себе! Ну ты и красавицей стала, глаз не отвести.

Я хотела съязвить ему в ответ, но не смогла пошевелить даже языком, не то что слово сказать.

Мне показалось, что прошла целая вечность, пока Сэнсэй «оживлял» нас обратно. Но на самом деле в такой позе, как потом оказалось, я не простояла и минуты. Все тело закололо мелкими иголками во всех направлениях так, словно я отлежала одновременно все его конечности и части. Мои «соучастники» усиленно растирали свои тела. Их примеру, правда не в столь сдержанных эмоциях, поспешила последовать и я. Тело страшно ломило и болело.

– Ничего-ничего, – успокаивающее проговорил Сэнсэй. – Денька через два, максимум через три все пройдет.

До конца дополнительных занятий все шестеро только и занимались тем, что усиленно растирали свои конечности под неустанные шуточки других ребят. Когда наша толпа сплошных «калек» вышла на улицу, Володя, стоящий рядом с Сэнсэем, восхищенно произнес:

– Здорово! Классная тренировка сегодня была. Аж мышцам приятно.

«Ничего себе, приятно! – подумала я, еле передвигая ногами. – Если это будет так и дальше, то я в ближайшем будущем буду приезжать сюда спецрейсом, на инвалидной коляске». Наша группа «горе-бойцов» медленно ковыляла по дороге, под веселые шутки компании.

– Неплохо вы, ребята, смотритесь, прямо как в анекдоте, – иронично произнес Виктор.

– Каком?

– Да встречаются два мужика в травмпункте, загипсованные с головы до ног. Один спрашивает у другого: «Где это тебя так угораздило?» «Врезался в гараж». «Машина, конечно, всмятку», – посочувствовал тот. «Не, я пешком шел!»

– Смех смехом, а тело болит, – пожаловалась я Учителю.

– А ты не думай о боли. Ведь что такое боль – это иллюзия.

– Какая же это иллюзия, если ее реально чувствуешь?

– Это тебе так кажется, что ты ее чувствуешь. Любую боль можно вообще перестать ощущать, если сильно этого захотеть.

– Что, – недоверчиво спросил Славик, – даже если будут резать?

– Да хоть жарить, – с улыбкой ответил Сэнсэй и уже более серьезно добавил: – Ведь боль – это реакция на раздражение определенных нервных окончаний, передающих сигнал в мозг. Если человек в совершенстве владеет своим телом и разумом, то он может вполне регулировать свой болевой порог. Кстати, в боевых стилях существует школа «Катэдо», мастера которой специально обучают своих приверженцев не чувствовать боли.

– Счастливые ребята, которые у них обучаются, – мечтательно произнес Руслан.

– Какие же они счастливые, – в шутку промолвил Сэнсэй, – если перед тем, как научиться, в лучшем случае раз сто палкой по голове получают.

В этот момент Юра, видимо, хотел что-то одобряющее произнести своему другу. Но только он открыл рот и похлопал Руслана по плечу, как тот заорал во весь голос:

– А-а-а! Не когай мои трагечности!

Вся толпа покатилась со смеху от такой точно подмеченной несуразицы.

– Называется, нарочно не придумаешь, – сказал хохоча Стас.

А Женька продолжил:

– От таких тренировок, глядишь, народ новый язык изобретет.

– Ага, – подхватил Виктор. – И будет разговаривать словами непонятно из каких букв.

В общем, дальше мы пошли веселей, под очередную картечь новых анекдотов, частично забыв о своих несчастных конечностях. Лишь живот содрогался от смеха в выраженных болевых конвульсиях. Андрей же все это время шел в задумчивости и не участвовал в нашем общем разговоре. Не обращая никакого внимания на наш смех, он спросил у Сэнсэя:

– А вот этот стиль, так сказать точек, что вы нам показывали, это и есть стиль «Старый лама»?

– Да ну, не путай дорожный камень с Гималаями. В стиле «Старый лама» Искусство доведено до совершенства. Там достаточно одного рукопожатия или же просто посредника, чтобы сделать с человеком все что угодно.

– Ничего себе! – удивился Андрей.

– Это еще ерунда. Есть и более серьезные вещи, может, когда-нибудь о них расскажу.

Уже прощаясь у остановки, пожимая всем руки, Сэнсэй неожиданно отозвал Костика в сторону и стал ему что-то шептать. Как мы ни напрягались, но ничего услышать так и не смогли. И когда компания Сэнсэя начала удаляться по дороге, мы буквально затерроризировали Костика вопросами. Но тот упорно отшучивался, как мог, списывая все на свои личные секреты.

Домой мы ехали молча. Один Костик бубнил, пытаясь как-то шутить и тем самым веселить народ. Я вообще ушла в свои мысли о боли. И главное, как только стала об этом целенаправленно думать, тело начало с новой силой ломить и болеть. Моя особа мечтала только об одном, как бы побыстрее добраться домой. Благо, дом мой находился в центре, в пяти минутах от остановки.

Но, проводив меня до подъезда, ребята не спешили расходиться. Вернее сказать, не спешил Костик, которого как прорвало на анекдоты и всякие смешные истории из повседневной жизни. Я уже переминалась с ноги на ногу, монотонно улыбаясь и показывая всем своим видом, что пора прощаться. Но Костик никак на это не реагировал и продолжал свой каламбур, лишь изредка нервно поглядывая на часы.

Не прошло и десяти минут нашей беседы ни о чем, как неожиданно для всех Андрей с диким криком боли скрючился пополам и в судорогах упал бы ниц, если бы его вовремя не подхватил стоящий рядом Костя. Но Костя сам не смог сохранить равновесие и повалился на землю, удерживая друга на своем теле. Мы перепуганные наклонились над ними, пытаясь чем-то помочь Андрею. Со страху я забыла и про все свои ноющие мышцы. Один лишь Костик, казалось, был спокоен.

– Ничего-ничего, надо просто усадить его и растереть виски. Сейчас все пройдет, – сказал он, приподнимая Андрея.

Пока мы возились и усаживали почти беспомощного парня, Костик глянул на часы и задумчиво произнес:

– Точно, как сказал Сэнсэй… Ну и силища!

Мы недоуменно посмотрели на него.

– Что сказал?

– Потом расскажу, – быстро произнес Костик и начал помогать интенсивно растирать Андрею виски.

Постепенно цвет лица парня стал приходить в норму. Желто-синие пятна исчезли, появился легкий румянец. Дыхание стало естественным. И уже через минуту, которая у нас, с перепуга, длилась вечность, Андрей более-менее пришел в себя. Взявшись за голову, он растерянно пробормотал:

– Не пойму, в чем же дело… Со мной никогда такого не происходило… Наверное перезанимался или с организмом что-то не то… Так вроде бы еще молодой.

Костик ухмыльнулся, покачав головой:

– Ну Сэнсэй, ну дает, даже эти слова предвидел… Ну что, ожил, чудик?

– Какие слова? – не поняли мы.

Но Костик всецело был поглощен разговором с Андреем:

– Сэнсэй просил спросить, понравилось ли тебе то, что с тобой случилось?

– Что?! – удивленно посмотрел Андрей на Костика.

– Я говорю, понравилось ли тебе это падение?

Когда до сознания Андрея дошли эти слова, он пришел в ярость, покрывшись от гнева красными пятнами:

– Понравилось ли мне?! Да пошел ты! Тебя бы так шарахнуло об асфальт, тебе бы понравилось?!

– О! – с улыбкой изрек Костя. – Если матерится на чем свет стоит, значит точно ожил.

А потом добавил:

– Да не кипятись ты, пыхтишь, как чайник. Остынь. Это падение не просто падение, а наказание Сэнсэя за твои мысли.

– Что?! – еще больше изумился Андрей.

Тут и во мне все вскипело: «Что значит наказание?! Да как можно было вообще так поступить с человеком, вот так взять и сделать из него беспомощное существо. Ну Сэнсэй дает! Какой же он добрый, если такое выделывает. Нам вдалбливает о любви к ближнему, а сам что творит!» Тут в моей голове всплыл целый ряд случаев демонстрации ударов на тренировке – жестких, безжалостных, грубых по отношению к спарринг-партнеру. И всю мою особу вмиг захлестнула волна отчаяния и злости. Тем временем Андрей продолжал:

– Что!!! Наказание Сэнсэя за мои мысли?! За какие мысли? Ты что, в своем уме? И вообще, ты знал все это время и ничего мне не сказал! Ни хрена себе, друг называется. А я-то думаю, чего он здесь распинается, на часы поглядывает. Оказывается, чтобы слова Сэнсэя вовремя передать. Ну что, передал?! Насладился вдоволь зрелищем, урод?!

Теперь настала очередь покраснеть Костику:

– Дурак ты! Сэнсэй меня попросил с тобою рядом находиться, чтоб ты свою пустую башку об асфальт не разбил. А потом уже, если ты будешь в состоянии слушать, передать тебе эти слова.

Андрей опешил, как будто на него вылили ушат холодной воды. Друзья пристально посмотрели друг другу в глаза. Настала напряженная пауза. Мы тоже стояли, растерявшись от такого поворота событий.

– И что же Сэнсэй просил передать? – еще раздраженно, но уже более сдержанно спросил Андрей.

– Сэнсэй просил тебе передать, что даже мысль материальна и что применять Искусство против людей нельзя.

– При чем тут Искусство? Какая мысль? Ты чё?! – оторопел Андрей.

– Да тебе видней, какая мысль. Ты же там что-то куролесил в своем котелке всю дорогу, а не я.

– Когда?! – еще больше удивился тот. – Да я, я, я… в трамвае вообще прокручивал всю тренировку с начала до конца, – захлебываясь от возмущения, произнес Андрей.

– Да я тебе не за трамвай. Когда мы шли с Сэнсэем, о чем ты думал всю дорогу?

Андрей нахмурился, усиленно пытаясь вспомнить тот отрезок времени.

– Ну, мы смеялись, анекдоты рассказывали…

– Это мы, а ты?

– А я… а я … О чем же я думал, хм…

Через некоторое время сосредоточенного размышления Андрей пораженно проговорил:

– Е-мое! Неужели за…

Он осекся на полуслове. И его негодование резко сменилось обдумыванием какого-то ошеломляющего открытия. Это обстоятельство еще больше нас заинтриговало. И наше любопытство полезло через край.

– А за что? За что? – посыпались в сторону Андрея вопросы.

Парень сначала отмахивался от нас, как от назойливых мух, а потом все-таки признался:

– Да это старая история… Я тут уродов одних вычислил, которые пять лет назад меня сильно избили. Ну, помнишь, Костик, тех верзил?

– А, которым ты поклялся мстить всю жизнь.

– Ну, это громко сказано.

– Твои же слова, – пожал плечами Костя.

– Ну мои, мои. Но скажем так, из-за которых я начал заниматься усиленно каратэ… Так вот… когда я тогда шел… я думал…

Парень несколько смутился, опустив голову. Видимо, ему нелегко было признаться в этом. Но, собравшись с мужеством, он все-таки продолжил:

– В общем, я думал.., что с помощью этого Искусства… они никуда не уйдут… от моей… мести.

После его слов воцарилась тишина. Костик, вздохнув, сказал:

– Да, дела… Вот видишь, ты сам виноват, мечтаешь хрен знает о чем, а я крайним остаюсь.

– Это тоже Сэнсэй передал? – хмыкнул Славик, пытаясь пошутить.

Костик посмотрел на него так, что тот сразу сконфузился.

– А теперь представь, – продолжал Костя, обращаясь к Андрею, – в каком бы шоке были те верзилы. Они ведь обыкновенные люди, со своими недостатками и достоинствами, такие же, как и мы. Так ты хоть как-то подготовлен мысленно, вернее знаешь об этой силище. А они?… Даже если кто-то из них и выжил после такого страха, представь, что стало бы с ними потом. Каждый, наверное, подумал, что он болен как минимум эпилепсией... Тебе было неприятно, а каково было бы им! Сэнсэй просил напомнить, что любой удар, нанесенный тобой в гневе, в конечном счете возвращается к тебе самому… И еще: «Нельзя другим желать зла, даже в мыслях. Ибо силой мысли ты плетешь ловушку для самого себя, для своего тела и разума. И чем чаще ты думаешь об этом, тем крепче становятся ее сети, тем туже затягивается петля. Выход один: стань другом врагу своему и прости деяния его, ибо и ты несовершенен».

И, поразмыслив еще немного, Костик добавил:

– Так, по-моему, ничего не забыл сказать… Ну все, теперь ты можешь быть свободен.

– В смысле свободен? – не понял Андрей. – Сэнсэй что, меня выгоняет?

– Ну про это он мне ничего не говорил… То я тебя отпускаю.

– А, – протянул, улыбнувшись, Андрей и начал вместе с Костиком подыматься с земли: – А ты чего завалился?

– Чего-чего, есть надо меньше. Я тебе что, Рембо, ловить такого быка.

Засмеявшись, мы распрощались, как говорится, на веселой ноте. Я была очень рада, что все так благополучно закончилось. В моей душе опять произошла революция чувств. «Действительно, кто виноват в том, что вокруг нас творится зло? Да мы же сами и виноваты. Мы же не контролируем свои желания. Вот потом и получаем по заслугам. И еще при этом кричим, возмущаемся, мол, за что? Думать о хорошем надо чаще, добро людям делать, глядишь и мир вокруг изменится. По крайней мере, в твоем понимании. А твое понимание – это и есть твой настоящий мир… Осознала бы это раньше, не расплачивалась бы сейчас за свой эгоцентризм и манию величия собственным здоровьем и жизнью… Эх! Как бы это знать до того, больше бы было уверенности в завтрашнем дне. Но коль судьбе угодно так распорядиться, то хоть бы напоследок успеть достойно пожить, по-человечески… Правильно когда-то сказал Сэнсэй: «Главное – не количество прожитых лет, а их качество. Как, а не сколько».

Да, мы отвечаем за все то, что мы думаем и делаем. И чего я злилась на Сэнсэя? Сами же и виноваты. А он всего лишь наблюдатель нашей действительности, нашей безответственности и безалаберности. Он судит с точки зрения своего внутреннего мира, своего знания, своих высоких моральных ценностей. Чтобы его понять изначально, надо стать хотя бы Человеком.

 

Дома я еще некоторое время размышляла по поводу только что произошедшего события. А потом вспомнила о теле. Все это время, пока мои мысли были отвлечены, боль была приглушена и существовала на каком-то третьем плане мысли. Но как только я вспомнила о натруженных мышцах, они тут же отозвались резкой болью, как верная собачка отзывается лаем на зов своего хозяина. Все тело опять начало ныть и разламываться, а разум стал усиленно жалеть бедненькое тельце, сетовать на мое настоящее «я» за подвергнутые испытания, сочувствовать и сострадать моим конечностям.

Я кое-как заставила себя сесть в позу «лотоса», чтобы заняться медитацией. Расслабиться было очень трудно, а сконцентрироваться еще трудней. Но все же мое упорство принесло мне маленький результат. В одной из попыток целенаправленного сосредоточения боль забылась сама по себе. Медитация пошла как по маслу. И только когда в моей голове проскочила пакостная мысль, боль снова возобновилась. В это время я четко ощущала «ручеек» по руке. И тут подумалось: «А эта мышца руки больше всех болит. Стоп! Ага, попался предводитель смуты. Опять ты мне здесь всю воду мутишь. Ничего-ничего. В этот раз разговор с Сэнсэем не получился, зато на медитационном занятии я обязательно найду на тебя управу».

Потом, когда уже вышла из медитации, я начала логически размышлять: «Интересно, у меня случайно не шизофрения началась? Сама с собою начинаю разговаривать, кого-то в себе ловить. Может, у меня уже сдвиг по фазе от таких событий?» И тут же промелькнула другая мысль: «Это хороший “сдвиг”. Почаще бы так думала, быстрее бы достигла цели». Внутренне, на каком-то недоступном уровне, я понимала, о чем идет речь. Но разум мой вскричал: «Какой еще цели? Кто это опять там выступает?» Опять окончательно запутавшись в своих мыслях, кто есть кто и чего я вообще хочу, я заснула, следуя примеру своей безжалостно измученной плоти.

На следующий день мое тело стало совершенно чужим. Мало того, что оно болело, так еще передвигалось, словно ржавый робот. Мне даже стало интересно, в таком состоянии я себя еще не видела. «Автопилот» явно отключился. Пришлось изобретать новые способы управления телом и не только облачения в одежду. Благо, родители ушли на работу и не видели всех моих комедийных кошмариков. Провозившись дома с этой непослушной «машиной», я чуть не опоздала в школу.

Уроки отсидела более-менее, хотя ощущения «робота» были незабываемые. Самая последняя была физкультура. Это был финиш всему. Я попыталась отпроситься у учителя. Но он был мужик старой закалки и к тому же страшный бюрократ. Его наши боли не волновали – справку на стол и можешь быть свободен. У меня было официальное освобождение от физкультуры, но оно лежало дома, запрятанное подальше от родителей. Потому что я любила физкультуру и не хотела сидеть на занятиях как пень, вопреки мнениям врачей. Тем более, здесь ничего сверхъестественного, по моему мнению, не было. На тренировках мы больше издеваемся над телом. Но сегодня я впервые пожалела, что не взяла справку с собой.

Хоть за день я немного расходилась, но разминку делала с большим трудом. А сегодня, как назло, были еще и зачеты по отжиманиям. «Этого я точно не переживу. Даже одного раза после вчерашнего не сделаю, – подумала моя особа. – Вот бюрократ, уперся в свою бумажку…» И начала распекать этого мужика по всем статьям своими злобными мыслишками. Во время очередной паузы, по обдумыванию слова еще похлеще предыдущего, в моей памяти как-то ненавязчиво всплыли слова Сэнсэя: «Нельзя другим желать зла даже в мыслях». «Елки-палки! Что ж я делаю, – встрепенулась моя особа. – Сама себе ловушку создаю…» И охладив немного свой пыл, я стала трезво рассуждать: «Что толку, что я сейчас мысленно его грязью поливаю да недовольные взгляды на него метаю? Только расстроюсь больше, а на зачете еще и нагрублю. Он тоже в долгу не останется, поставит «пару», вызовет родителей. Родители узнают, что я справку в школу не отнесла, тоже расстроятся. Зачем мне это все надо? А если, как Сэнсэй говорит, влезть в «шкуру» этого мужика, то что получается? Он же не виноват, что я пришла на урок в разбитом состоянии? Нет. Он же не знает, что я вчера весь вечер готовилась к его зачетам, можно сказать, в поте лица? Не знает. Так чего же на него злиться? Он просто добросовестно выполняет свою работу. А за справку, так ему тоже надо отчитываться за свои уроки. Вдруг сейчас директор зайдет или какая-нибудь комиссия нагрянет. Мужика тоже можно понять». Расставив так в мыслях все на свои места, я заметила, что гнев мой прошел и теперь можно было спокойно обдумать, как же разрешить эту проблему «миром».

После разминки я вновь подошла к учителю и спокойно объяснила ему ситуацию, что мол так и так, вчера усиленно занималась, сегодня терплю катастрофические последствия, но на следующем занятии обязательно отожмусь, даже в два раза больше. А также добавила, что я его прекрасно понимаю, как он с нами мучается и устает от наших постоянных «отмазок».

– Ну что поделаешь, вы же сами когда-то были молодым.

Видимо, последнее предложение, вырвавшееся у меня случайно, основательно всколыхнуло какие-то хорошие воспоминания учителя. Потому как следующие пятнадцать минут мы слушали всем классом лекцию о его спортивной бурной молодости. И когда, наконец, начали сдавать зачет, я его спросила:

– Так мне отжиматься?

– Ладно, – добродушно махнул рукой физкультурник, – в следующий раз отожмешься. Будем считать, что ты сегодня не успела.

К великой радости остальных, со мной не успело еще полкласса. Когда прозвенел звонок, одноклассники с улыбкой сказали:

– Здорово! Слушай, может ты и на остальных уроках пробьешь учителей на воспоминания их далекой молодости, глядишь, и опросить не успеют. Здорово будет!

– Я ж вам не волшебник, – шутя ответила моя особа. – Я только учусь.

После этого случая мне стало как-то приятнее на душе. Никто морально не пострадал и более того, даже все остались довольными. Это тешило мое самолюбие и «манька» величия начала незаметно расти как на дрожжах. Я обратила на это внимание лишь тогда, когда друзья, слушая меня вечером, пошутили:

– Ну ты и раздула эту историю, как мыльный пузырь, – с улыбкой заметил Андрей. – Что тут такого? У меня такие «отмазки» чуть ли не на каждом уроке бывают. Надо просто поступать неординарно и с юмором.

– Да, но ты же не на каждом уроке укрощаешь свой гнев.

Андрей задумался:

– Что верно, то верно… Но юмор меня еще никогда не подводил в общении с учителями.

– Слушай! – хлопнул его по плечу Костя. – Так это же гениальный способ борьбы с гневом… Ты вспомни ребят Сэнсэя: Женьку, Стаса и других. У них же рот от хохм не закрывается.

– Точно! – подтвердил Андрей.

– Вот видишь, как все элементарно, выражаясь словами Сэнсэя. А ты всю ночь выдумывал, как со своим гневом бороться. Вот тебе и ответ… Да, придется тебе всю жизнь хохмить со своим разумом.

А потом Костик «успокаивающе» добавил:

– Ну ты не переживай. Мы тебе на «дурочку» вкусные пирожки будем носить…

– Да ну тебя! Вечно ты все перевернешь с ног на голову.

Ребята засмеялись. Мы гурьбой пошли штурмовать переполненный трамвай. И уже когда ехали, Костик сказал Андрею:

– Я, между прочим, эту ночь тоже не зря потратил.

– На кого? – с улыбкой поинтересовался тот.

– Пошляк! Не на кого, а на что, глубже мысли. Я сделал гениальное открытие!

– В области себялюбия?

– Да я серьезно. Вот послушай, какая цепочка получается. Если бы тебя не побили те верзилы пять лет назад, ты бы не начал заниматься каратэ. Если бы ты не начал заниматься боевыми искусствами, ты и меня бы не втянул в это дело. А если бы ты меня не втянул, мы бы не познакомились с Сэнсэем и не узнали того, что мы узнали и чему сейчас учимся. По крайней мере, если бы об этой информации где-нибудь и прочитали, то точно посчитали бы ее полным бредом. А так убедились, как говорится, воочию. Короче, если бы тогда тебя не побили, мы не нашли бы эту золотоносную духовную жилу! Вот!

– Согласен. Но с чего ты взял, что это из-за тебя мы познакомились с Сэнсэем? Адрес его секции нам же дал совершенно посторонний парень с той, предыдущей секции по ушу. Ни ты, ни я его толком не знали. Просто тогда случайно зашел разговор о людях-феноменах, а потом уже и о Сэнсэе.

– Да. Но именно я же на эту тренировку вас притащил, – защищал свою теорию Костик. – Вы же как сопротивлялись, вспомни, не хотели идти. А парень именно в тот день случайно там оказался. Он своего друга ждал в раздевалке.

– Ждал. Но он бы так и промолчал тогда, если бы не увидел наш журнал, где была статья о феноменах.

– Какой журнал?

– Ну, помнишь, Татьяна нам его в тот день принесла из дома. Мы еще с тобой возмущались, что эту «тяжесть» весь день придется таскать с собой, нет, чтобы его вечером отдать.

– А! Точно! – вспомнил Костик.

– Ну, я же его на подоконник положил. А тому парню видно было скучно сидеть, вот он и попросил почитать. А дальше сам знаешь, слово за слово, и вот тебе адрес Сэнсэя.

– Правильно, так оно и было, – и, вздохнув, Костик добавил: – Вот так всегда: такие мелочные факты убивают самые красивые гипотезы… Ну ничего, значит, моя теория будет выглядеть так. Если бы ты не втянул меня в боевые искусства, я бы не привел вас на ту тренировку, а далее в скобочках примечание (и Татьяна не принесла журнал), скобочки закрываем, то тогда бы наша компания не познакомилась с Сэнсэем и так далее.

– И все-таки все началось с журнала, – настаивал на своем Андрей и далее продолжил развивать свою мысль, – из-за статьи. А начали мы интересоваться этими статьями потому что… Почему?

– Ну как почему… Потому что... А! Это же она всю воду замутила, всех нас заразила людьми-феноменами, – сказал Костик, кивнув в мою сторону.

– Точно!

Ребята посмотрели на меня:

– А ты чего ими заинтересовалась?

– Я? – немного растерялась моя особа и тут же выкрутилась: – Я… А меня фильмы вдохновили.

– О! А фильмы создавали…

И дальше ребят понесло на раскручивание целой цепочки воображаемых событий. Татьяна усмехнулась и сказала:

– Э, да вы так грешным делом и до первобытного человека доберетесь, – и смешно их скопировала: – Если бы того человека догнал бы саблезубый тигр, то и вас бы не существовало и, следовательно, с Сэнсэем бы не познакомились.

– А что, это мысль, – улыбнулся Костик.

– Вот мужчины, – посетовала Татьяна, – им бы логикой хоть за соринку, но уцепиться. Познакомились с Сэнсэем и хорошо. Значит так надо, значит – это судьба. И все. Чего тут спорить.

 

Наша компания пришла на поляну, теперь уже безошибочно определив ее местонахождение.

– Слышите, что-то никого нет, – сказал с сомнением Славик. – Может, это не та поляна?

– Да та, та. Я ее в прошлый раз хорошо запомнил, – утвердительно закивал Андрей.

– Еще бы! – усмехнулся Костик.

Мы засмеялись, вспоминая наши прошлые похождения. Минут через пять стали подходить старшие ребята, подключаясь к нашему веселому настроению.

– О, сейчас придет Учитель, – оживился Витя.

– А по чем ты определил? – спросила я, глядя в ту сторону на звезды.

– По Самураю, – ответил, улыбаясь, старший сэмпай.

Я перевела взгляд на земное и только тут заметила, как по глухому забору в свете далекого фонаря важно вышагивал кот, который периодически поддерживал равновесие из-за предательски срывающихся лапок.

– Он приходит точно к медитации, – продолжал парень. – Сидит себе тихонечко в стороночке в полном трансе, а потом, не тратя внимания на наши разговоры и впечатления, сразу уходит.

– А в первый раз, когда мы пришли, он остался до конца. Его Сэнсэй в кустах еще ловил, – заметила я.

– Ну, это, наверное, было маленькое исключение из его правил.

«Надо же, как все сложилось тогда, – подумала я. – Даже кот принял в этом непосредственное участие».

К нашему разговору подключились ребята.

– А почему Сэнсэй завел себе именно черного кота? – спросила Татьяна.

– Да он его специально и не заводил. Просто когда Самурай был еще котенком, его забили камнями поселочные мальчишки. А Сэнсэй подобрал его на улице и вылечил. С тех пор кот и остался у него жить и никуда от него не отходит.

– А кто ж ему так уши сильно потрепал? – с улыбкой поинтересовался Андрей.

– Да, то он с собаками спарринговался.

– С собаками?

– Ну да. Самурай же не только духовным занимается, но и боевым искусством, – сказал Виктор, обратив при этом всеобщее внимание на кота. – Сэнсэй его обучает можно сказать с самого детства стилю «Винь-чунь», который является противоположным стилю «Кошка». Так он теперь и на кошек, и на собак задирается.

– Ты что, шутишь? – искренне удивился Андрей. – Да как кота можно кунг-фу научить? Тут человек не всякий понимает, а то тупое животное.

– Это как сказать, – вмешался в разговор подошедший из темноты Учитель. – Иногда тупое животное оказывается сообразительнее некоторых Homo Sapiens.

– А все-таки, – заинтересовался Николай Андреевич необычным сообщением, – а как вы его обучали?

– Ой, да элементарно, – просто сказал Сэнсэй, как будто речь шла об обыденных вещах. – В форме игры. Сначала пальцами производил захват лапок. А потом так же показывал, как выйти из этого захвата. Так он и обучился… Теперь мало того, что с котами постоянно дерется, так еще и на собак задирается. Мыши, видите ли, его уже больше не интересуют, не тот уровень. Научил, блин, на свою голову! Теперь самому приходится бегать с мышеловками.

Все засмеялись. А я так и не поняла, розыгрыш это был или нет. Если розыгрыш, то почему настолько серьезный, а если правда, то надо иметь действительно незаурядный талант, чтобы обучить даже кота.

Во время своего рассказа Сэнсэй одновременно здоровался со всеми за руку. И когда дошла очередь до Андрея, тот не подал руки, а вежливо поклонился.

– Ты чего? – удивился Сэнсэй.

– Да я уже боюсь к вам прикасаться после тех событий, – полушутя ответил Андрей.

– А я тут причем? – с улыбкой пожал плечами Сэнсэй. – Ты не меня должен бояться, а его. Он же с тобой рядом был, а не я.

Пока Сэнсэй разговаривал с другими ребятами, Андрей толкнул слегка Костика локтем в бок:

– Так это через тебя!

– Ты чё! Я конечно умный, но не до такой же степени.

– Я тебе серьезно.

– И я серьезно.

– Честно?

– Честно.

Андрей выждал, пока Сэнсэй ответит на очередной вопрос, и спросил:

– А правда, что вы это через рукопожатие сделали?

– Нет, конечно. Когда-нибудь я вам об этом расскажу.

Затем разговор перешел на наши домашние медитации. Сначала я хотела отозвать Сэнсэя в сторону и поговорить с ним наедине о своих мыслях, потому как боялась реакции старших ребят. Мало ли, а вдруг засмеют своими подковыристыми шуточками, как и мои друзья. Но Сэнсэй терпеливо разбирался и разъяснял каждую ситуацию, возникшую у ребят. От Юры я услышала несколько схожую со мной историю, но не до такой обостренной степени. Видя серьезный настрой остальных, я, наконец, решилась все рассказать Сэнсэю при всех. И когда настала очередная пауза в разговоре, моя особа начала робко делиться своими «достижениями». Все слушали спокойно и внимательно. Тогда моя особа окончательно осмелела и поведала за своего «ловкача».

После моего рассказа воцарилась недолгая тишина. «Ну все, – подумала я, – сейчас мне Николай Андреевич поставит диагноз как минимум шизофрения. И зачем я это все при всех выболтала?» Но, к моему удивлению, Сэнсэй сказал следующее:

– Это хороший результат. Поймать мысль своего животного начала сложно, а бороться с ней тем более. С этой категорией мыслей в принципе невозможно бороться. Ибо насилие порождает насилие. И чем больше будешь пытаться ее убить, тем сильнее они у тебя будут проявляться. Самый лучший способ защиты от них – это переключиться на позитивные мысли. То есть, здесь срабатывает принцип айкидо, мягкого ухода.

– А если они гоняются за мной целый день. Что, я не могу обрубить каким-нибудь крепким словом? – спросил Руслан.

– Как бы ты ни «обрубал», все равно негативные мысли будут нагнетаться по закону действия–противодействия, акции–реакции. Поэтому вы должны не бороться с ними, а уходить от них, искусственно развивать в себе позитивную мысль, то есть сосредотачиваться на чем-то хорошем или вспомнить что-то хорошее. Только таким путем мягкого ухода вы сможете победить свою негативную мысль.

– А почему мысли бывают абсолютно противоположными друг другу? У меня тоже иногда так получается, что я запутываюсь в своих мыслях.

– Скажем так, в теле человека есть духовное начало, или душа, и материальное начало или животное, звериное, как хотите это называйте. Разум человека является полем битвы этих двух начал. Поэтому и мысли у вас возникают разные.

– А кто тогда «я», если мысли чужие.

– Не чужие, а твои. А ты есть тот, кто слушает их. И кому ты отдаешь предпочтение, тем ты и будешь. Если материальному, звериному началу – ты будешь злой и вредный, а если советам души – ты будешь хороший человек, с тобой будет приятно находиться людям. Выбор всегда остается за тобой: или ты деспот, или святой.

– А почему у меня получилось так, что мое восхищение укрощением своего гнева привело… к гордости что ли, к разрастанию мании величия. Ведь сделала вроде бы хорошее дело, а мысль занесло в другую сторону? – спросила я.

– Ты повернулась к душе – твое желание исполнилось. Ослабила контроль над собой – тебя перетянуло животное начало, причем незаметно для тебя, твоими же любимыми эгоистическими мыслями. Тебе понравилось, что тебя хвалят со всех сторон, что ты такая умная, такая рассудительная и так далее… В тебе постоянно идет война двух начал за тебя. И от того, на чьей стороне ты будешь, зависит твое будущее.

Я немного задумалась, а потом уточнила:

– То есть вот тот «ловкач», который мне о боли напоминал и мешал сосредоточиться, тот, который манию величия…

– Совершенно верно.

– Так там же этих мыслей целая куча!

– Да, – подтвердил Сэнсэй. – Их легион, поэтому с ними невозможно бороться. Это вам не кунг-фу, это гораздо серьезнее. Бороться можно с тем, кто оказывает сопротивление. Но с вакуумом бороться бессмысленно. Для вакуума отрицательных мыслей можно создать лишь такой же вакуум положительных мыслей. То есть опять-таки повторяю, переключиться на хорошее, думать о хорошем. Но всегда быть начеку, слушать, о чем думает ваш мозг. Понаблюдайте за собой. Обратите внимание на тот факт, что вы не напрягаетесь, а мысли постоянно в вас кишат. И мысль не одна. Их сразу может быть две, три, а то и более.

– Это как в христианстве говорят, что с левой стороны сидит черт на плече у человека, а с правой ангел. И они постоянно шепчут, – заметил Володя.

– Совершенно верно, – подтвердил Сэнсэй. – Только почему-то черт шепчет громче, у него наверное голос грубее… То, что называют в христианстве чертом или дьяволом, это и есть проявление нашего животного начала.

– Я когда обнаружила у себя это разделение мыслей, то подумала, что, может, у меня шизофрения началась. Там ведь тоже что-то связано с расщеплением сознания, – сказала моя особа, окончательно осмелев.

Сэнсэй улыбнулся и шутя ответил:

– Нет гения без признаков безумства.

Николай Андреевич засмеялся:

– Да, да, да. Кстати, нечто схожее я наблюдаю и у себя.

Тут в разговор вступил Стас, размышляя вслух о своем:

– Ну, если разум – это поле битвы двух начал и, как я понял, их оружие – мысли, то как же отличить кто есть кто? Как в мыслях проявляется духовное и животное начало? Это что?

– Духовное начало – это мысли, порожденные силой Любви, в широком понимании этого слова. А животное начало – это мысли о теле, наши инстинкты, рефлексы, мания величия, желания, всецело поглощенные материальными интересами, и так далее.

– Нет, ну тогда вообще надо жить в пещере, – выразил свое мнение Руслан, – чтобы ничего не иметь и не хотеть.

– С такой башкой, как у тебя, и пещера не поможет, – шутя, подколол его Женька.

– Иметь это все тебе никто не запрещает, – продолжил Сэнсэй. – Хочешь, да пожалуйста, иди в ногу со временем, пользуйся на здоровье всеми благами цивилизации. Но жить ради этого, ставить накопление материальных благ в смысл своего существования на Земле – это глупо, это противоестественно духовному началу. Эта цель и есть показатель преобладания в человеке животного начала. Однако это не означает, что нужно жить бомжем в пещере. Нет. Я уже как-то вам рассказывал, что все эти высокие технологии, которые даны человечеству, они даны для того, чтобы у людей больше освобождалось времени для своего духовного совершенствования. Но никак не для того, чтобы человек насобирал кучу этих железячек у себя дома и раздувал свою манию величия от обладания этим прахом.

И, помолчав немного, Сэнсэй задумчиво произнес:

– Человек – это сложный синтез духовного и животного начала. Очень жаль, что в вашем разуме преобладает больше от животного, чем от Бога… Я тут на днях подумал и решил дать вам одну древнюю практику, которая поможет вам уравновесить эти две сущности, чтобы «животное» вас так сильно не отягощало. Она существует столько же, сколько существует и человек. Это духовная практика не только работы над собой, над своими мыслями, но и, что очень важно, над пробуждением души. По отношению к жизни ее можно сравнить с динамической медитацией, поскольку она является постоянно действующей, вне зависимости от того, где бы человек ни находился и что бы ни делал. Часть этого человека постоянно находится в этом состоянии, контролирует все то, что происходит внутри и вокруг.

Эта духовная практика называется «Цветок лотоса». Смысл ее заключается в следующем. Человек представляет, как будто сажает внутрь себя, в области солнечного сплетения, зерно. И это маленькое зернышко в нем прорастает за счет силы Любви, сформированной его положительными мыслями. Тем самым человек, контролируя взращивание этого цветка, искусственным путем избавляется от негативных мыслей, которые постоянно крутятся в его голове.

– А что, разве мы постоянно думаем о плохом? – спросил Руслан.

– Конечно, – ответил Сэнсэй. – Вы проследите за собой хорошенько. Человек очень много времени уделяет тому, что представляет различные боевые ситуации, вспоминает что-то негативное из прошлого, представляет, что с кем-то ссорится, кому-то что-то доказывает, как он обманывает, как дает сдачи, свои болезни, свои материальные лишения и так далее. То есть постоянно держит образ негативного комплекса мыслей.

А здесь человек специально, под внутренним контролем, избавляется от всех этих плохих мыслей. И чем чаще он будет держать позитивный образ, тем быстрее в нем взращивается это зерно Любви. Вначале человек представляет, что это зернышко прорастает, появляется крохотный стебелек. Далее он начинает расти, на стебельке появляются листочки, затем маленький бутончик цветка. И наконец по мере большей подпитки силой Любви сам бутон распускается в лотос. Лотос вначале золотистого цвета, но по мере роста становится ослепительно белым.

– А сколько времени нужно, чтобы он пророс? – спросила я.

– Дело в том, что у каждого человека по-разному. У одного он может вырасти за годы, у другого – за месяцы, у третьего – за дни, а четвертому понадобятся всего лишь мгновенья. Все зависит от желания человека, от того, как он будет стараться над собой. Нужно не только вырастить этот цветок, но и постоянно поддерживать его силой своей Любви, чтобы он не завял и не погиб. Это постоянное чувство взращивания человек держит на уровне подсознания или же, точнее сказать, на уровне контролируемого отдаленного сознания. Чем больше человек отдает Любви этому цветочку, то есть мысленно лелеет его, ухаживает, бережет от окружающего негативного воздействия, тем больше цветок растет. Этот цветок питается энергией Любви, я подчеркиваю, внутренней энергией Любви. И чем больше человек находится в состоянии Любви ко всему миру, ко всем и всему окружающему его, тем больше становится цветок. А если человек начинает злиться – цветок слабеет; срывается в сильном гневе – цветок увядает, болеет. Тогда необходимо приложить максимальное усилие на его восстановление. Это как своего рода контроль.

И вот, когда этот цветок расцветает, начинает увеличиваться в размерах, он начинает излучать вместо запаха вибрации, так называемые лептоны или гравитоны, как хотите это называйте, то есть энергию Любви. Человек чувствует шевеления лепестков этого цветочка, от которых вибрирует все его тело, все пространство вокруг него, излучая в мир Любовь и Гармонию.

– А это как-то ощущается на физическом уровне? – спросил Женя.

– Да. Лотос выражается как бы в жжении в области солнечного сплетения, разливающимся теплом. То есть эти ощущения возникают в области солнечного сплетения, где, как гласят предания, находится душа. Оттуда начинает идти и выделяться тепло. Весь смысл заключается в том, что где бы вы ни находились, с кем бы вы ни были и что бы вы ни делали или обдумывали, вы постоянно должны чувствовать это тепло, тепло, которое, образно говоря, согревает вам не только тело, но и душу. Эта внутренняя концентрация Любви находится в самом цветке. В конечном счете, чем больше человек о нем заботится, воспевает эту Любовь, тем больше он чувствует, что этот цветок, разрастаясь, окружает его тело полностью своими лепестками и он находится внутри огромного лотоса.

И вот здесь происходит очень важный момент. Когда человек достигает того, что лепестки лотоса начинают окружать его со всех сторон, он чувствует два цветка. Один внутри себя, который находится под сердцем и согревает постоянно ощущением внутренней Любви. Другой, большой, как бы астральная оболочка этого цветка, которая окружает человека и, с одной стороны, излучает вибрацию Любви в мир, а с другой стороны — защищает самого человека от негативного воздействия других людей. Здесь срабатывает закон причины-следствия. Выражаясь языком физики, происходит волновая связь. Проще говоря, человек излучает волны добра, усиливая их через душу во много раз и создавая тем самым благодатное волновое поле. Это силовое поле, которое постоянно чувствует человек и поддерживает фибрами своей Любви, в то же время оказывает определенное благотворное влияние не только на самого человека, но и на окружающий мир.

Что происходит благодаря ежедневным занятиям этой практикой. Во-первых, человек постоянно контролирует свои мысли, учится сосредотачиваться на хорошем. Поэтому он автоматически не может желать никому зла или быть плохим. Ведь эта практика ежедневная, ежесекундная. И это на всю жизнь. Это своеобразная методика отвлечения, поскольку с плохими мыслями насильственно бороться нельзя. Насильно мил не будешь. Поэтому нужно отвлекаться. Приходит негативная мысль, нежелательная, человек сосредотачивается на своем цветке, начинает отдавать ему свою Любовь, то есть забывая обо всем плохом искусственно. Или же переключает сознание на что-то другое, позитивное. Но цветок он чувствует постоянно: ложась спать, просыпаясь, ночью, днем; чем бы ни занимался – учебой, работой, спортом и так далее. Человек чувствует, как Любовь вскипает внутри, как токи Любви двигаются по его груди, растекаются по его телу. Как этот цветочек начинает согревать его изнутри, причем особым теплом, божественным теплом Любви. И чем больше ее отдает, тем больше она в нем зарождается. Постоянно излучая эту Любовь, человек смотрит на людей уже с позиции Любви. То есть, во-вторых, что очень важно – человек настраивается на частоту добра.

А добро – это удача, это везение, это здоровье. Это все! У человека улучшается настроение, что благотворно сказывается на психике. А именно ЦНС является основным регулятором жизнедеятельности организма. Поэтому, в первую очередь, эта духовная практика сказывается на улучшении вашего здоровья. Кроме того, у человека начинает налаживаться жизнь, так как он находит примирение со всеми. С ним никто не хочет ссориться, он везде желанен. У него не бывает больших проблем. Почему? Потому что, даже если в его судьбе происходят какие-то события, поскольку жизнь есть жизнь, он воспринимает их совершенно по-другому, нежели обычные люди. Поскольку у него появляется новое видение на жизнь, которое и помогает ему выработать наиболее оптимальное, приемлемое в данной ситуации, решение. Ибо в этом человеке просыпается Мудрость жизни.

И третье, самое главное – в человеке пробуждается душа, он начинает чувствовать себя Человеком, начинает понимать, что такое Бог, что Бог есть вездесущая субстанция, а не фантазия нескольких идиотов. Он начинает ощущать божественное присутствие в себе и наращивать эту силу своими положительными мыслями и чувствами. Он не ощущает больше себя одиноким в этом мире, потому что Бог в нем и с ним, он ощущает реальное его присутствие. Есть такое изречение: «Кто в Любви, тот в Боге, и Бог в нем, ибо Бог и есть сама Любовь». Также очень важно, что человек начинает ощущать ауру цветка, которая находится внутри и вокруг него.

– А как ощущается эта аура вокруг тела? – спросил Стас.

– Со временем ты видишь эту вибрацию вокруг себя в виде легкого свечения. Воздух становится как бы ярче и прозрачнее, а окружающий мир насыщеннее по цветовым тонам для твоего зрения. И самое поразительное, что и люди начинают замечать в тебе эти преобразования. Есть такое народное выражение «человек сияет», «светится». Так вот, это и есть свечение этого волнового поля, вырабатываемого Любовью самого человека. Окружающие люди также начинают чувствовать это поле. Им приятно, что этот Человек находится рядом, они также начинают чувствовать радость, внутреннее возбуждение. Многие люди выздоравливают. Им становится легче даже при его присутствии, какими бы больными они ни были. К этому человеку тянутся все, раскрывая свою душу. То есть люди чувствуют Любовь. Это открытые врата Сердца на пути к Богу. Это то, о чем говорили все Великие и что имел в виду Иисус, когда говорил: «Впусти Бога в сердце свое».

Эта духовная практика «Лотоса» применялась с начала времен. Издревле считалось, что «Лотос» рождает богов, в «Лотосе» пробуждается Бог. В том понимании, что божественная сущность – душа – пробуждается в «Цветке лотоса», в Гармонии и Любви внутри тебя. Ведь человек постоянно заботится о своем цветке, постоянно контролирует свои мысли и чувства, чтобы «Цветок лотоса» не увядал.

– Так что, там действительно вырастает настоящий цветок? – спросил удивленно Славик.

– Нет. Цветка, материального, естественно там не существует. Это как бы своего рода игра воображения. Этот процесс можно назвать иначе: пробуждение божественной Любви, достижение просветления, полное соединение с Богом – «мокша», «дао», «синто». Как хочешь это назови. Но все это слова и религия. А это попросту создание положительной мыслью и чувством Любви человека определенного силового поля, которое, в свою очередь, с одной стороны влияет на окружающую действительность, а с другой стороны изменяет внутреннюю частоту восприятия разума самого человека.

– А душа? – спросила я.

– А душа это и есть ты, своеобразный вечный генератор божественной силы, если хотите, но который необходимо запустить в работу своими постоянными мыслями о Любви… Когда-нибудь я расскажу вам о душе и о ее предназначении поподробнее.

Тут в разговор вступил Костя:

– А вы сказали, эта духовная практика очень древняя. Насколько древняя?

– Я уже говорил, что она существует столько, сколько существует человек как сознательный субъект.

– Нет, ну сколько там, семь, десять тысяч лет назад?

– Ты берешь слишком короткий промежуток времени. Человечество в цивилизованном варианте неоднократно существовало и ранее, причем даже с более высокими технологиями, нежели сейчас. Другой вопрос, почему эти цивилизации исчезали. Когда-нибудь я вам и об этом расскажу.

– Но если эта практика столь древняя, то должны же остаться хоть какие-то предания о ней и в нашей цивилизации.

– Безусловно. То, что духовная практика «Цветка лотоса» существовала и ранее, подтверждают многочисленные древние источники. «Лотос», к примеру, давался избранным фараонам Древнего Египта. И если ты поднимешь литературу по этому вопросу, то убедишься, что в египетских мифах и преданиях говорится, что даже их бог Солнца Ра родился именно из цветка лотоса. Этот цветок служил троном, на котором восседала Исида, Гор, Осирис.

В древних «Ведах», старейших индуистских книгах, написанных еще на санскрите, лотос также является одной из центральных тем. В частности, рассматривая, что Бог имеет три основных мужских воплощения – Брахма-Создатель, Вишну-Защитник и Шива-Разрушитель, говорится также о следующем: «Из тела бога Вишну появился гигантский золотой лотос, на котором находился «лотосорожденный» творец Брахма. Рос золотой тысячелепестковый лотос, а вместе с ним росла и Вселенная».

В Китае до сих пор так же, как и в Индии, этот цветок олицетворяет чистоту и целомудрие. Самые лучшие человеческие качества и стремления связывали люди с лотосом. В Китае считается, что на особом «западном небе» есть лотосовое озеро и каждый цветок, растущий там, связан с душой умершего человека: если человек был добродетельным, его цветок распускается, если нет – цветок вянет.

В Греции лотос считается растением, посвященным богине Гере. В золотом солнечном челне, сделанном в форме лотоса, совершил одно из своих путешествий Геракл.

Но все это легенды и мифы, которые, однако, не так уж и выдуманы. Они родились на реальных фактах самовоспитания людей, благодаря этой древней духовной практике. Просто ранее, когда среди большинства людей преобладало животное начало, «Цветок лотоса» давался лишь избранным, более-менее духовно развитым индивидам. И это естественно, что другие люди воспринимали потом этих индивидов как богов. Поскольку взрастивший в себе «Лотос», пробудивший в себе душу, в действительности становится богоподобным, ибо творит в Любви одной лишь мыслью своей.

Когда настало время духовного просвещения большинства людей, Бодхисатвы Шамбалы дали данную духовную практику Будде. Именно благодаря выполнению этой техники «Лотоса», Сиддхартха Гаутама достиг просветления, сидя под деревом бодхи. С разрешения Ригдена, Будда дал ее своим ученикам для распространения в массы. К сожалению, люди с течением времени исказили Учение Будды и на основе данной духовной практики создали целую религию. Это привело к тому, что теперь, исповедуя эту религию, даже сами буддисты представляют свой рай каким-то необычным местом, где люди, подобно Богам, рождаются на цветке лотоса. Они ищут это место, хотя оно постоянно находится внутри них самих. Они и из Будды сделали Бога, хотя на самом деле он был просто Человеком, познавшим истину путем этой духовной практики. Откуда и пошел лотос как символ буддизма, а также выражение «Будда восседает в лотосе» или «Будда стоит в лотосе». Просто он на своем примере показал людям, чего может достичь человек, победив в себе свое животное начало. Он действительно сделал много полезного для духовного развития человечества, распространяя эту духовную практику среди людей в ее первоначальном виде.

Аналогичная молитва была дана Иисусом Христом на пробуждение божественной Любви.

– А что, молитва и медитация – это одно и то же? – спросила Татьяна.

– По сути да. Молитва Иисуса «Отче наш» есть то же самое. Просто там слишком все обыденно, люди просят хлеба и тому подобное, но смысл остается тот же: человек духовно воспитывает сам себя, взращивает в себе душу своим контролем над мыслями, своим желанием, твердой Верой и Любовью.

В общем, Будда, Иисус, Магомет и все великие обладали знанием данной духовной практики, поскольку черпали из одного источника. Это помогало не только им становиться самим собой, но и помогать другим людям познавать свою божественную сущность. Почему возле Будды, Иисуса, Магомета было приятно находиться всем? Почему, как в народе говорят, «святые люди» светятся? Почему мы, встречая совершенно посторонних людей, не хотим от них отходить? Потому что они излучают эту Любовь. Потому что они постоянно наращивают эту силу, силу добра, силу Любви, этого божественного проявления в человеке. О таких говорят: в этом человеке Бог. И это действительно так.

– Так что, нужно всего лишь думать с Любовью об этом цветке? – спросил Андрей.

– Нет. Нужно не только сосредотачиваться и думать, но самое главное, вызывать эти ощущения тепла в области солнечного сплетения и постоянно их поддерживать своими добрыми мыслями. У многих может не получиться сразу. Потому что нужно вникнуть в суть этого всего, представить реальнее и, я еще раз повторяю, вызвать все эти ощущения. Почему я акцентирую на этом ваше внимание? Потому что, когда человек вызывает эти ощущения, он начинает их поддерживать не просто разумом, а на уровне подразума, точнее подсознания. Это ведёт к пробуждению души. Она просто ну не может не проснуться. И чем больше ты будешь подпитывать ее своей Любовью, тем больше она будет пробуждаться, тем больше ты будешь становиться самим собой, таким, каким извечно являешься внутри, а не во внешней смертной оболочке.

И, помолчав немного, Сэнсэй добавил:

– Жизнь слишком коротка, и надо успеть духовную сущность в сердце воспеть.

Весь наш разновозрастный коллектив стоял в полной задумчивости над словами Сэнсэя. А у меня по телу даже бегали какие-то мурашки от охватившего внезапного вдохновенья и восторга. Я настолько была поражена всем услышанным, настолько шокирована этой неожиданной информацией, что мне как-то и не верилось, что это говорил обыкновенный человек. У меня возникло ощущение, что его глубокие, с моей точки зрения, знания были явно не от мира сего. Мне хотелось об этом спросить, но что-то сдерживало. И я подозревала, что это «что-то» и так обо всем знало, поскольку тянулось к этому Существу всеми фибрами своей души. Но как только я об этом подумала, мой разум опять начал со мной спорить, уверяя, что это обыкновенный, простой человек, просто грамотно и досконально разбирающийся в философии, религии, психологии, истории, физиологии, медицине, физике… «Стоп! Куда это меня понесло, – подумала я. – Неужели человек может вместить в себя столько фундаментальных знаний одновременно? А с другой стороны, почему бы и нет? Бывают же одаренные люди, как Ломоносов… или Леонардо да Винчи, который вообще опередил по знаниям свою эпоху… Но что-то не помню, чтоб они так ясно рассуждали о душе… Да и вообще, чего я голову ломаю, кто он есть на самом деле. Главное – я получила ответы на волнующие меня вопросы, нашла то, что давным-давно так искала. Правду говорят, кто ищет, тот всегда найдет».

Я искренне радовалась, как ребенок: «Это же то, что надо! Это же способ добраться до того краешка вечности, откуда созерцают великие! Это мой единственный шанс, единственная соломинка. Да какая там соломинка, это целый спасательный ковчег, в котором не страшна и физическая смерть, в котором не страшно плыть в вечность».

– Ну что, вопросов больше нет? – поинтересовался Сэнсэй.

Мы молчали, глядя на него восхищенными глазами. Один Николай Андреевич, который являлся более-менее «трезвомыслящим» человеком в нашем коллективе, ответил:

– Ну, допустим, в Бога я, конечно, не верю. Но с точки зрения психологии, это довольно-таки любопытный вариант. Надо все обмозговать… Информации очень много, нужно во всем разобраться. А вопросы возникнут потом.

– Ну и ладушки, – добродушно произнес Учитель. – Тогда, пожалуй, на сегодня хватит, будем расходиться.

 

У меня было отменное настроение. Всю дорогу я анализировала услышанное, перебирая его в мыслях с разных сторон. Потом начала разбираться и в своем хорошем настроении. Что-то тут было явно не так, потому что оно было такое, как будто я была абсолютно здорова. Покопавшись немного в своих впечатлениях, неожиданно поняла, в чем тут дело. Раньше я думала, что моя душа, то есть мое «я», которое должно отойти в вечность, находится в моем материальном мозге. И мне казалось, что я им думаю, из него рождаются все мои мысли. Но с мозгом в последнее время начались серьезные проблемы, как говорили врачи. Это угнетало меня не столько в физическом плане, сколько в духовном. Я полагала, что если мой мозг поврежден, значит и с моей душой возможны какие-то неполадки.

Мне не терпелось скорее попасть домой и посадить свое зернышко. Сэнсэй, конечно, сказал, что в любом месте можно заниматься этой духовной практикой. Но я решила все-таки начать это благородное дело дома в тишине и спокойствии.

В квартире я быстренько разделалась со всеми своими мелкими делами. И когда родители засели перед телевизором, я тем временем уселась поудобнее в позу «Лотоса». Наконец настала долгожданная минута. Сосредоточившись, моя особа подумала: «Так, начнем с посадки…» Но тут я малость запаниковала. Во-первых, я не знала, как выглядит это самое зерно лотоса. Цветок когда-то в книжке видела, а семена – нет. И вообще, как будет выглядеть эта самая посадка, во что сажать конкретно? Я видела, как семена прорастают в земле. Но меня почему-то это не удовлетворяло, все-таки земля в душе, даже воображаемая, как-то не стыковалась с моим понятием о вечности. Подумав немного, я нашла приемлемый выход. Когда-то я видела, как мама проращивала фасоль, уложив ее в смоченную вату. Этот вариант мне понравился. «Фасоль так фасоль, – подумала моя особа. – В конце концов, это же мое воображение. И главное в ней – сама суть, как говорил Сэнсэй».

Вновь сосредоточившись, я начала представлять, как будто положила внутрь себя, в районе солнечного сплетения, маленькую белую фасоль, погрузив её в нечто мягкое и теплое. После стала про себя приговаривать ласковые слова, облюбовывая свое зернышко. Но никаких ощущений не последовало. Тогда я начала вспоминать все хорошие слова, которые только знала. И тут моя особа с удивлением обнаружила, что добрых, красивых слов я знаю гораздо меньше, чем плохих и ругательских. Так как последние, которые слышала везде на улице и в школе, гораздо чаще пополняли мой словарный запас, нежели первые. Мои мысли опять незаметно перешли на обдумывание каких-то выводов, логически цепляющихся один за другой. Обнаружив это, я вновь стала сосредотачиваться на цветке. Но у меня ничего не получалось. Минут через двадцать моих бесплодных усилий моя особа подумала, что, наверное, что-то не так делала. В конце концов, я улеглась спать, решив потом подробнее расспросить у Сэнсэя о своих ошибках.

Но мне не спалось. Вокруг была поглотившая все темнота. Предметы и мебель в комнате утратили свой естественный цвет. И мне подумалось: «Какой же наш мир все-таки призрачный. Нам только кажется, что мы живем по-настоящему. А на самом деле, как дети, сами себе выдумываем игру, сами в нее и играем. Только в отличие от детей взрослые не взрослеют, так как настолько вживаются в созданный образ, что начинают уже думать, что все остальное такая же реальность. Так и проходит вся наша жизнь в вымысле и суете. А ведь как говорил Сэнсэй, «настоящий ты – это и есть душа, та вечная реальность, которая существует в действительности. Надо лишь проснуться, очнуться от иллюзии, и тогда весь мир изменится…»

По мере углубления в размышления о вечном, мне становилось как-то легко и хорошо. И тут я почувствовала, как в груди у меня что-то начало теплеть и даже приятно щекотать. По всему телу стали бегать мурашки от копчика до затылка. На меня нашло такое приятное, умиротворенное состояние, что хотелось обнять душой целый мир. В такой сладкой дремоте я и заснула. Сон у меня был как в сказке, поэтому, проснувшись утром, я ощутила такое вдохновение, такую легкость, которую никогда в жизни не испытывала.

В школе я опять попыталась мысленно вызвать вчерашнее состояние. Но не могла толком сосредоточиться из-за постоянного круговорота школьной информации и противоречивых эмоций. Получилось это у меня лишь на последнем уроке литературы, когда учительница монотонно рассказывала новый материал. Полкласса ее «внимательно» слушало с соловеющими глазами, а еще полкласса как-то пыталось бороться со сном. В это время я вновь сосредоточилась на области солнечного сплетения, сконцентрировав все свое внимание на вызове ощущения тепла и состояния радости. Мои хорошие мысли блуждали где-то на втором плане. Главное для меня было то, что происходило внутри. Мне стало приятно, тело как-то расслабилось, и в груди начало ощущаться легкое давление, переходящее в тепло. После этого я просто сидела, наслаждаясь этим состоянием, и продолжала слушать новый материал. Кстати говоря, впоследствии, через несколько дней, выяснилось, что именно с этого момента я отчетливо запомнила все то, что говорила учительница, без особых проблем, не напрягаясь. Это для моего сознания было очень приятным открытием.

После уроков я забежала в библиотеку, чтобы восполнить свой пробел знаний о цветке лотоса. Но то, что о нем прочитала из разных источников, меня просто поразило. Там я узнала следующее: «Лотос – это земноводное многолетнее травянистое растение с длинными стеблями и крупными цветками, достигающими в диаметре 30 сантиметров… и покоящимися на больших листьях… У листьев лотоса есть интересная особенность: они покрыты особым восковым налетом и поэтому не мокнут в воде». Со своей стороны, я расценила это как то, что душу не могут испортить плохие мысли, то есть воздействие животного начала. Она просто будет себе «спать» дальше.

«У цветка лотоса от 22 до 30 бледно-розовых у основания и ярких у верхушек лепестков, расположенных спирально вокруг семенной коробочки». Я глянула на фотографию цветка. Эта семенная коробочка, находящаяся в центре цветка, была похожа на пробку золотистого цвета, со множеством ворсинок вокруг нее такого же колера. «Интересно, что цветки лотоса всегда повернуты к солнцу: чуть ниже точки прикрепления цветка к цветоножке у лотоса находится так называемая зона реагирования, которая и “ловит свет”».

А про его семена я вообще прочитала сногсшибательную информацию: «Семена лотоса обладают необыкновенной способностью сохранять всхожесть на протяжении нескольких сотен (а иногда и нескольких тысяч) лет. Возможно, с этой особенностью лотоса связано использование его с давних времен как символа бессмертия и воскрешения».

И еще мне удалось выяснить одну любопытную деталь. «Лотос обладает гомойотермией. Это означает, что цветок способен поддерживать внутреннюю температуру так, как делают это птицы, млекопитающие и мы, люди». «Цветок лотоса занимает значительное место в верованиях разных народов».

Вот и все, что мне удалось узнать. Но этого было достаточно, чтобы частично уловить смысл, почему же Искусство Лотоса, о котором упоминает все время Сэнсэй, названо в честь данного цветка. Однако полноценное понятие этого смысла я чувствовала где-то внутри себя, в самой-самой глубине моего истинного «я».

 

Через несколько дней, когда мы ехали всей гурьбой на тренировку, ребята начали делиться своими впечатлениями и результатами. Оказывается, каждый понял Сэнсэя по-своему. И взращивание этой внутренней Любви у всех было по-разному. Костик представил, что он посадил семя лотоса, как он выразился, «в некую живительную субстанцию Вселенной». Причем сделал это буквально вчера. А все эти дни усиленно рылся в литературе, ища подтверждения словам Сэнсэя. Никаких ощущений у него не было, просто представил себе весь этот процесс и ждет теперь результата.

Татьяна представила эту Любовь как рождение Иисуса в ее сердце, поскольку была воспитана бабушкой на христианской морали. У нее было ощущение радости, внутреннего восторга, тепла и легкого давления в области сердца. Но сердце стало побаливать.

Андрей же все эти дни целенаправленно добивался сосредоточением в области солнечного сплетения хоть каких-нибудь ощущений, думая о лотосе. Только на третий день он почувствовал еле заметное легкое тепло, даже не тепло, а как будто «что-то щекотало в этом месте, как от прикоснувшегося перышка». Ну а у Славика не получилось даже вообще представить, как все это происходит «внутри его органов».

Перед началом тренировки наша компания выждала момент, когда Сэнсэй был не занят, и подошла к нему с вопросами. Мы стали рассказывать о своих ощущениях. И, как говорится, вне очереди влезла Татьяна, пожаловавшись Сэнсэю на сердце. Учитель взял у нее руку и профессиональным движением врача прощупал пульс.

– Да, тахикардия. А что случилось?

– Не знаю. Оно у меня начало побаливать после того, как я сосредоточилась на рождении Господа в сердце своем…

И далее она подробнее рассказала о пробуждении своей божественной Любви.

– Все понятно. Ты же сосредоточилась на органе, на сердце. А на органе сосредотачиваться нельзя. Сердце – это сердце, это просто мышца, это насос организма. Сосредотачиваясь на нем, ты сбиваешь его с ритма и мешаешь ему работать. Вот когда научишься управлять собой, вот тогда и сможешь вот так сосредотачиваться на работе тела и органов. А сейчас ты себе только этим навредишь. Надо сосредотачиваться именно на солнечном сплетении. Отсюда все зарождается. Это и есть основной чакран в «Лотосе», который называется Куандалини.

– Так, Куандалини, когда пробуждается, там вроде бы какая-то змея ползет по позвоночнику. Я читал, – прихвастнул Костик своей эрудированностью.

– Это из йоги такое определение, – ответил Учитель. – Людям свойственно со временем все путать. А изначально в «Лотосе», Куандалини – это чакран, находящийся в области солнечного сплетения… То, что я вам рассказывал про цветок лотоса, я повторяю, это всего лишь образы, не более, для того, чтобы вам было легче понять, воспринять и прочувствовать.

– А в общем как это выглядит на самом деле, расскажите, пожалуйста, еще раз для особо тупых, – с юмором попросил Андрей.

– Это просто идут фибры, взращивание внутренней силы Любви. Как, скажем, у тебя возникает такое чувство, словно ты ожидаешь чего-то очень-очень хорошего. К примеру, ждешь какой-то огромный, желанный подарок, долгожданный, о котором ты очень сильно мечтал. И вот его получаешь, ты счастлив, ты переполнен благодарностью. И у тебя аж мурашки бегают по телу, то есть испытываешь эти ощущения в районе солнечного сплетения, как будто от тебя что-то исходит прекрасное, хорошее или ты в ожидании этого. Вот такое должно быть у тебя ощущение, которое ты вызываешь искусственно и постоянно поддерживаешь в районе солнечного сплетения. В конечном счете, оно становится естественным для тебя. И люди начинают это чувствовать. То есть ты излучаешь эту радость… И все. Это не обязательно там цветок или еще что-то. Это всего лишь образы для удобства восприятия.

– А цветок, который будет вокруг тела. Это как?

– Ну, ты знаком с такими понятиями как астральное, ментальное и другие энергетические тела, проще говоря, многослойная аура вокруг человека?

– Да.

– Так вот, когда это силовое поле добра в тебе разрастается, то у тебя появляется ощущение как бы многослойности лепестков. Ты ощущаешь, что ты окутан, защищен, ты процветаешь в лотосе. И в то же время ты ощущаешь, что ты, как солнце над миром, согреваешь все своим теплом огромной Любви.

Это постоянная медитация, где бы ты ни был и что бы ты ни делал, ты вызываешь эти фибры, эти ощущения, эти потоки энергий. Смысл в чём: чем больше ты занимаешься, тем сильнее они становятся. В конечном счете этот процесс приобретает материальные свойства, и ты уже сможешь действительно положительно влиять на людей. То есть, ты сможешь это сделать тогда, когда ты полностью изменишься сам: и внутри по мыслям, и внешне по действиям.

Андрей хотел задать еще какой-то вопрос, но в дверях спортзала появился долговязый старичок.

– Ладно, ребята, – опередил Андрея Сэнсэй, – потом поговорим.

Мы отошли в сторону. Пожилой мужчина, здороваясь с Сэнсэем, возбужденно заговорил, отводя его в сторону:

– Вы знаете, сегодня звонил из Ленинграда академик, – запыхавшись, произнес он, – Жорж Иванович. Он просил передать, что обязательно будет здесь через три дня…

Дальнейшие слова я плохо расслышала, так как «Долговязый», справившись со своим волнением, перешел на более тихий разговор. Моя особа была крайне удивлена этим сообщением: «А академику что тут надо? Да еще из Ленинграда? Ему-то зачем Сэнсэй?» Меня прямо-таки распирало от любопытства. Но тут началась тренировка, которую Сэнсэй поручил вести старшему сэмпаю. Здесь уже было не до удовлетворения любопытства.

Во время занятия, проверив на практике образный пример Сэнсэя об «ожидании большого подарка», я почувствовала, что эти ощущения срабатывали у меня гораздо лучше, потому как я хорошо их помнила еще с детства. И стоило мне только возродить эти давно забытые чувства в памяти, как в центре солнечного сплетения почувствовалось приятное щекотание, расходившееся в разные стороны легкими извилистыми потоками. Действительно, в этот момент мне было очень приятно и радостно. Но такое состояние я не смогла удержать даже минуту, как оно само по себе пропало. Попытка опять вспомнить и вызвать эти ощущения занимала гораздо больше времени, чем хотелось бы. Так, поглощенная своим внутренним состоянием, я не заметила, как пролетела тренировка. Кстати, тело уже не болело после того памятного занятия, а боль прошла, как и говорил Сэнсэй, ровно через три дня.

 

В последующие дни я пыталась также пробовать вызывать эти ощущения, занимаясь разными делами. Но у меня хорошо получалось только тогда, когда конкретно сосредотачивалась на «цветке лотоса», выполняя какую-то физическую работу. Более того, я начала хоть чуть-чуть отслеживать свои мысли. Однажды, сидя дома за уроками, попыталась вспомнить все, о чем думала за сегодняшний день. Но не смогла вспомнить не то что мысли, но даже все свои действия. Все было как-то в общем, а мелочи всплывали с трудом. И самое главное: хорошие дела проходили по категории «как так и надо» и мало вспоминались. Зато отрицательные моменты, негативные эмоциональные всплески прямо-таки врезались в память до мелочей. Вот тут-то, как говорится, я на своей шкуре осознанно почувствовала силу действия животного начала. В голове сами собой всплыли слова Сэнсэя: «Мысль материальна, поскольку зарождается в материальном мозге. Поэтому плохая мысль гнетет. Это первый Страж, который всегда пытается победить человека. Когда-нибудь я вам расскажу о нем более подробно, о том, как зарождаются ваши мысли и почему их власть так сильна над вами». Я подумала: «И почему Сэнсэй не рассказывает все сразу, все откладывает на неопределенное “потом”. Для некоторых же это “потом” может никогда и не наступить… А с другой стороны, ведь то, как я воспринимала его слова на первых тренировках и сейчас – это “две огромные разницы”. Раньше я просто слушала и только теперь, спустя время, начинаю кое-что понимать, потому что стала заниматься, работать над собой. Появились какие-то результаты, какой-то опыт, наработки, а, следовательно, появились и конкретные вопросы. А на конкретные вопросы Сэнсэй всегда дает конкретные ответы». И тут меня осенило: «Он же просто ждет, когда мы поймем его слова, так сказать пропустим через себя, когда наш разум осмыслит все самостоятельно и примет сторону души. Иначе все эти ценные знания, как выражается Сэнсэй, останутся для нас пустым звоном в пустой голове. Сэнсэй говорил, что нужно постоянно работать над собой, что дорога каждая минута жизни, которую нужно использовать как дар Божий для совершенствования своей души». Эти слова придали мне уверенности и оптимизма. Впоследствии я их часто вспоминала, когда на мое тело находила апатия.

 

Несмотря на плохую погоду и перебой с транспортом из-за первого снега, которого навалило в этом году как никогда, на занятие по медитации все пришли вовремя. Не теряя времени, Сэнсэй приступил к обсуждению наших попыток взрастить «Цветок лотоса». Николай Андреевич был в восхищении своими результатами, именно с психотерапевтической точки зрения, как одним из лучших способов контроля над мыслями. В конце своего рассказа он задумчиво проговорил:

– Я вот тут на досуге подробнее разбирался со всем, вами сказанным, и у меня возник такой вопрос. Вы говорили, что эти вибрации Любви защищают человека от негативного воздействия других людей. От какого именно и как это проявляется?

– Негативные воздействия могут быть разнообразными. Это и плохой взгляд, сглаз, как говорят в народе, порча…

– Сглаз? Порча? – искренне удивился Николай Андреевич. – Я считал, что порча и сглаз – это всего лишь народный фольклор, причем достаточно прибыльный для некоторой категории предприимчивых людей.

– Данный «народный фольклор» потому и существует, поскольку это явление мысли имеет место в природе, но еще не имеет достаточного твердокаменного научного подтверждения. А по факту, проявление негативной мысли существует. Я уже неоднократно говорил, что мысль материальна. Это пытаются доказать и на современном уровне. И чем дальше, тем больше будут находить научных подтверждений. Мысль – это информационная волна. Её информация закодирована на определенной частоте, которую воспринимает наш материальный мозг, вернее сказать, его углубленные структуры. И когда человек думает что-то нехорошее в твою сторону, то естественно, это все улавливает твой мозг на уровне подсознания. И при расшифровке этого кода мозг начинает моделировать в тебе эту негативную ситуацию, которая потом как неосознанный приказ подсознания воплощается в жизнь. Это и есть порча, которая проявляется в качестве болезни или еще чего-то. Это с одной стороны. Но с другой стороны, если индивид создает вокруг себя волновое поле с определенными частотными характеристиками… ну, проще говоря, ауру Любви, то, по всем законам физики, негативная информация не может проникнуть в силовое поле, не то что добраться до вашего мозга и проявиться там в виде приказа. Почему? Потому что это силовое поле гораздо мощнее… Человек как социум – это довольно-таки сложная структура. И он обменивается информацией не только с помощью мимики, жестов, голоса. Даже тот же голос в принципе что такое? Это та же вибрация в слышимом нами диапазоне тех же волн, только на других, в отличие от мыслей, частотах.

– Так получается, наши возможности восприятия звука ограничены лишь своеобразной иллюзией сознания? – обдумывая что-то свое, произнес вслух Николай Андреевич.

– Конечно. Вот, к примеру, наука официально установила, что человек ограничен в частотном диапазоне и слышит лишь в диапазоне от 20 герц до 18 килогерц. Но почему-то, когда люди обнаружили мир ультразвуков, то научились «общаться» с дельфинами. Это просто лишний раз подтверждает, что человек осознанно воспринимает только малую часть того разнообразного мира, который его окружает. Зато его подсознание… оно гораздо больше фиксирует из окружающего мира.

– А человек это как-то ощущает? – задал вопрос Стас.

– Да. Но только простой человек ощущает это на интуитивном уровне, то есть, как говорят у нас в народе, «шестым» чувством. А духовно развитая личность воспринимает уже более осознанно. Формируя у себя силовое поле..., состоящее из вибраций Любви, он становится неуязвим для негативных информационных потоков, то есть, проще говоря, плохих мыслей. А, следовательно, он не отвлекается на борьбу внутри себя и не тратит на это драгоценное время и силу.

– А как это в жизни проявляется? Ведь не всегда у человека все так гладко получается, есть же черная полоса и белая, – поинтересовался Виктор.

– Черная и белая полоса существует лишь в твоем сознании, это ты ее создал сам в своем воображении. Если у тебя все прекрасно, то ты уже на уровне подсознания ждешь чего-то нехорошего, негативного. А раз ты настраиваешься, то в конечном счете это и получаешь. Это мы сами придумали себе такую игру, на свою же… голову проблем. Нет такого в природе. Хорошо, значит хорошо. Хреново, значит ты дурак. Однозначно.

Ребята усмехнулись, услышав такой исчерпывающий все возражения ответ.

– А этой духовной практикой можно очиститься от… ну… – Женя немного замялся, подбирая слова, – от греха что ли. В общем, от того плохого, что ты уже успел совершить в жизни?

– Естественно. Человек, как ты говоришь, «очищается от греха», потому что он не только раскаивается в содеянном, но что более важно, он не делает и не хочет больше этого делать, так как для него эти деяния становятся чужими. Он просто отбрасывает все негативное от себя, забывая это на уровне подсознания и сознания. Если его там гнетут какие-то прошлые дела, которые постоянно его грызут, он автоматически очищается от этого всего с помощью наращиваемой в себе силы Любви, работая над пробуждением своей души.

– А из-за чего говорят «грех погубит тебя»? – спросил Андрей.

– Да, погубит. Человек что-то сотворил, и это деяние не дает ему покоя на уровне подсознания и сознания, как червяк грызет ему мозги. В конечном счете оно прорывается в виде язвы или, мало ли, инфаркта, инсульта и так далее. То есть, как ни верти, в конечном счете, если ничего не предпринимать, это плохое убивает человека изнутри.

– А как человек поймет, плохое он сделал или хорошее?

– Любой человек прекрасно понимает, что он сделал плохого, а что хорошего. Как бы он ни хорохорился, как бы ни занимался показухой перед другими, какой он крутой, какой он хороший, какой он супермен. Но на самом деле, когда остается один на один с самим собой, ему страшно за себя. Ему страшно, когда ночью ложится в постель, особенно если один, или идет по темной дорожке. Он прекрасно чувствует, что на него кто-то смотрит. Он ощущает этот взгляд на себе, и это его гнетет. И он боится смерти, потому что там ему будет… ну, мягко выражаясь, хана.

– А что будет там, после смерти? – спросил Стас.

– Тому, кто хороший, скажем так, кто очищен, кто с Богом внутри, тому нечего бояться, тому и там будет хорошо. Пусть он не достиг больших высот в духовном развитии, пусть он не смог достичь окончательной своей Свободы души, скажем проще, соединиться с вечной Любовью, Богом, Нирваной, как хотите это называйте, там попасть в рай или царство Божие в понимании религий, но он развивал свою душу, он стремился к этому… Рай – это не то место, где ты там физически тусуешься со своими друзьями, такими же, как и ты, которые помолились в церкви, потому что модно, и считают себя просвещенными. Ерунда все это, молись так хоть всю жизнь. Главное не то, что ты внешне показухой занимаешься, а то, что ты думаешь и делаешь. Главное, кто ты на самом деле и как себя воспитываешь, как занимаешься своим духовным ростом. Вот если ты достиг определенного уровня Свободы, когда ты пришел к Богу как зрелое дитя, вот это да, это понятно. Это основная цель, которая тебя тянет. Ты ушел, ты свободен, перед тобой звезды, перед тобой бесконечность совершенства. Но это состояние вам даже понять тяжело.

А если ты плохой, негативный субъект, скажем так, в тебе преобладает материальная сущность, если ты пытаешься создать себе материальные блага за счет угнетения других, то есть делая им плохо, и в то же время у тебя нет попыток исправиться, тебе будет там довольно нехорошо.

– Да чё там, дал взятку попам во славу Господа, все грехи разом простят, – попытался пошутить Женька.

– Попы, может, и простят, но Господь вряд ли. По большому счету, если ты пытаешься жалко откупиться, даже построив ту же церковь, но не раскаиваешься сам в содеянном и не начнешь жить со своей совестью по-новому, то все твои «воздаяния» будут бессмысленны и глупы. Потому что Господь больше заинтересован во взращивании твоей души, то есть своей частицы, нежели в каких-то «воздаяниях» в виде материальных благ, которые были сотворены по Его же воле для воспитания и испытания душ человеческих.

– А будет там довольно нехорошо, это как? – спросил Андрей.

– Ну как, объяснить тяжело, чтоб вы поняли. Но приблизительно где-то так. Вот придумайте самое-самое отвратительное, что с вами может случиться, самое страшное… Придумали?

– Придумали.

– Так вот, это самое хорошее, что будет там, причем достаточно долго… Я вас не пугаю, я рассказываю так, как оно есть. Каждый человек отвечает за свои поступки. Он, может быть, даже не представляет, что отвечает, хотя на уровне подсознания вполне осознает, что делает. Он втайне от всех корыстничает, в нем преобладает материальная сущность, ворует, обманывает, удовлетворяет свою манию величия, ему жалко какую-то копейку или думает: «Да у меня денег много, да я царь!» Да какой ты царь, да завтра ты сдохнешь, а вот там на тебя и посмотрят, кто ты… И самое интересное, каждый это чувствует и понимает. Поэтому многие люди и мечутся всю жизнь, как маятники, от одной крайности в другую, от одной религии к другой. Но на самом деле никто вместо вас никогда не отмолит ваши грехи. Нужны реальные ваши действия по отношению к своему внутреннему миру, нужна реальная зрелость души, а не какие-то призрачные самообманы и глупая надежда на то, что об этом никто не узнает и вам сойдет с рук. Страж, который фиксирует любую вашу мысль, не говоря уже о действии, находится внутри вас. И именно по его «скрижалям памяти» решается дальнейшая судьба вашей души.

– Значит, богатым быть плохо, – сделал какой-то свой вывод Славик.

– Нет, богатый человек – это хорошо, это замечательно. А вот то, что у нас до сих пор есть бедные – это плохо, это печально. А что богатые люди – это прекрасно, у них есть время для себя, для своего развития, если они, конечно, правильно его используют.

– Скажите пожалуйста, – вновь вступил в разговор Николай Андреевич, – возвращаясь к «Цветку лотоса», я хотел бы узнать, все ли люди воспринимают эти фибры Любви положительно?

– Значительное большинство. Но есть индивиды, которые воспринимают эти вибрации Любви крайне негативно. Их это настораживает, отталкивает. Это говорит об ущербности их сознания. То есть, для того чтобы не проснулась их душа от соприкосновения с излучениями этого человека, разум начинает активироваться и в нем всплывает весь негатив. Значит, этот индивид очень плохой, отвратительный, хотя он может думать о себе, что он замечательный, хороший, его может расхваливать целая толпа. А на самом деле он дерьмо. Из-за чего? Из-за того, что он реагирует на все это крайне отрицательно. У него преобладает в разуме животное начало над душой.

Мы немного помолчали.

– Вы знаете, я тут недавно в литературе случайно нашел, что Елена Блаватская упоминала в своих рукописях о какой-то особой духовной практике, названной ею «Розой мира», которая очень отдаленно напоминает «Цветок лотоса», – похвастался своей находкой Костик.

– Да. Это отголосок духовной практики «Цветка лотоса». Только Блаватская очень много напутала там всего. Но это и не удивительно, ведь она писала со слов того, что ей рассказывали разные ламы, а не с истинного источника.

– А еще я прочитал, что пробуждение «лотоса» есть высшее достижение в буддизме. Только там перед этим надо пройти столько посвящений, столько ступеней и испытаний…

– Да все это ерунда. Всю эту шелуху уже потом придумали люди, чтобы создать себе бесплатную кормушку – религию. А вначале Будда давал в чистом виде для большинства людей именно эту простую, доступную всем духовную практику «Цветка лотоса» на пробуждение души. Все было очень просто.

– И для своих адептов?

– И для своих адептов тоже вначале давал эту духовную практику. А затем, по мере их пробуждения, уже более тонкие знания.

– Вы говорили еще в прошлый раз, что знания Будды были частично утеряны, – никак не мог успокоиться Костик, – частично искажены, а я прочитал, что ими обладает и дает своим ученикам Далай-лама, который в ламаизме, одном из основных направлений буддизма, является высшим лицом среди «перерожденцев», земное воплощение высокопочитаемого Бодхисатвы… Аволокашевары… Нет, не так. Аволокитешвары, – еле выговорил Костик, – то есть живой Бог, как они говорят. Там также пишется, что смерть этого живого бога становится началом его нового земного воплощения. И какая-то специальная комиссия из высших лам «отыскивает» его среди младенцев, родившихся на протяжении года после смерти Далай-ламы. Так вот, я и думаю, если этот Бодхисатва постоянно перерождается, разве знания могут быть утеряны?

– Кто?! Далай-лама Бодхисатва?! Да это даже не пародия на Бодхисатву. Ведь кто такой Далай-лама по сущности своей… Впрочем, чтобы вы действительно поняли, я расскажу вам предысторию. Учение Будды первоначально было устным. Однако оно имело большой резонанс среди людей из-за простоты и доступности духовных практик, особенно «Цветка лотоса». Его философское учение, со слов его последователей, спустя, вдумайтесь только, почти 600 лет после его смерти, было впервые записано на пальмовых листьях (Трипитака) в 29 году до нашей эры. Это самый древнейший раннебуддийский сборник литературы, который уже писался в искаженном варианте, относительно настоящего Учения Будды. Поскольку писали его люди, преследующие свои личные цели обогащения на этих знаниях, а именно создания на этой почве религии. Кроме того, после смерти Будды между его учениками произошел раскол. Часть их придерживалась традиционных взглядов, так называемого направления хинаяна, что на санскрите означает «малая колесница», или «узкий путь» спасения. Это направление в первичной форме более-менее было ближе к истине, поскольку основное значение придавалось личным усилиям стремящегося освободиться из уз сансары (переход души из одной телесной оболочки в другую) путем восхождения к окончательному спасению (нирване). И то оно со временем было сильно искажено людьми, которые превратили его в сложный, пышный культ.

А вот как раз другое направление, махаяна, которое на санскрите означает «большая колесница», «широкий путь спасения», и есть начало нашей истории о Далай-ламе. Направление махаяны реформировало все стороны буддийского учения, превратив Будду из мудреца-Учителя в типичное божество, а «Бодхисатв» – в его эманации. По их разумению, Бодхисатвой мог стать любой желающий, добравшийся до правящей верхушки этой религии. Хотя в само слово Бодхисатва вложен совершенно другой смысл. Это слово, происходящее из Шамбалы.

«Бодхисатва», в точном переводе с санскрита, означает: «тот, чья сущность – знание». Будда ввел это понятие среди людей с учетом тогдашнего духовного уровня развития. Но даже в его определении расшифровка этого слова звучала так: «Бодхисатва – это существо Шамбалы, достигшее высшего Совершенства и вышедшее из нирваны, имеющее волю вновь погрузиться в нее, но отказывающееся от этого из-за Любви и сострадания к живым существам и стремления помочь им в совершенствовании». Так вот, что сделали эти липовые «бодхисатвы». Они убрали всего лишь несколько слов из определения Будды: «Шамбалы», «вышедшие из нирваны», «имеющие волю», а также «помочь в совершенствовании» и заменили своей трактовкой, благодаря чему изменили весь смысл слова, переделав его так, как было выгодно им. Они надеялись, что мир все равно никогда об этом не узнает. Но этот факт указывает на их безмерную глупость в отношении истинных знаний. Истинные духовные знания, как бы их ни искажали, как бы ни прятали, как бы ни уничтожали, они все равно в нужный час будут доведены Шамбалой до сведения людей в чистом виде, ибо это единый кристальный источник духовных знаний на Земле, из которого черпают все Учения мира.

Стать Бодхисатвой людям невозможно. Правда, в истории человечества было несколько уникальных личностей, которые смогли дорасти своей душой до уровня Бодхисатвы. Но этих людей-уникумов можно пересчитать по пальцам одной руки, причем за всю историю существования человечества, а не того малюсенького отрезка времени, в который вы вкладываете смысл известной вам истории. Так вот, самое высшее, что могут сделать люди в духовном плане, работая над собой, я еще раз подчеркиваю, работая над собой – это развить свою душу через Любовь до такой степени, когда смерть не сможет над ними властвовать, то есть освободиться от цепи перерождений и соединиться с божественной Любовью, с нирваной, как хотите это называйте. Вам сейчас трудно понять даже смысл этого слова «нирвана». Но никакие земные радости не идут в сравнение даже с тысячной долей этого высшего состояния.

– Так Бодхисатвы – это действительно существа из Шамбалы? – спросил Андрей.

– Да. Они создали там свой маленький мирок, известный людям как Обитель. Именно оттуда миру даются знания, будь то научные или духовные, для того, чтобы люди созревали духовно и развивали свою душу.

– А вот Мессии – это тоже Бодхисатвы? – осведомился Стас.

– Бывает, что и Бодхисатвы, давая основное учение, вынуждены быть Мессиями. Но очень редко. Зачастую, как правило, Мессией являются их ученики, воспитанные из простых людей.

– В смысле?

– Да, когда-нибудь я вам об этом расскажу. А то мы слишком ушли от начатой темы… Так вот, Бодхисатва никому не будет доказывать, кто Он такой, и тем более не будет создавать религию. Бодхисатва может дать Учение о духовной сущности человека, о том, как ее развивать. Но ни в коем случае религию... По факту, любая религия – это всего лишь огромный шоу-бизнес, порожденный манией величия возглавляющей его кучки людей и созданный для того, чтобы выколачивать деньги из толпы тупых ослов.

– Ну почему же сразу тупых, – обиженно произнес Руслан.

– Да потому, что эти люди становятся весьма ограниченными в своих познаниях. Им же постоянно вдалбливают, чтобы они слушали только речи их религиозных руководителей, читали только их литературу и держались только их стада, ибо все остальные религии неправильные. Вот, к примеру, не будем далеко ходить, вернемся к теме нашего разговора, что сделали эти «шоумены» с Учением Будды. Во-первых, они для своего удобства, чтоб поменьше со стороны толпы было вопросов, из самого Будды сделали бога. Во-вторых, ввели сложные религиозные обряды, поклонения, молитвы, указав массам «широкий и легкий путь спасения», благодаря своему шоу-культу «бодхисатв-наставников». Обычный мирянин не только должен выполнять ими придуманные ритуалы, заклинания, обеты и всю их многослойную чепуху, но и одаривать их за то, что те, проще говоря, навешивают ему «лапши на уши», да еще беспрекословно им повиноваться. Короче, этими липовыми «бодхисатвами», а по факту просто хитрыми и умными людьми, была создана очередная кормушка – религия.

А теперь мы вернемся к вопросу о Далай-ламе. Так вот, заварил эту всю кашу по реформированию буддизма Нагарджуна, живший во II веке. Это был довольно-таки умный, но хитрый человек с корыстолюбивыми помыслами. Он был индийским философом, теологом, поэтом, основал школу шуньявада (мадхьямика). Теперь самое главное. За то что Нагарджуна сделал из простого сложное, за то что он сильно исказил и частично прикарманил себе знания, предназначенные Буддой для масс, за то, что он перевернул суть самого Учения, Нагарджуна был жестоко наказан Ригденом Джаппо на вечное осознанное перерождение.

– А кто такой Ригден Джаппо? – спросил Костя.

– Ригден Джаппо возглавляет общину Бодхисатв в Шамбале… Так вот, потом в истории личность Нагарджуны была известна под разными именами. Впоследствии, в 1391 году, именно его сущность переродилась в Гэндундуба, который и стал первым Далай-ламой. Ему когда-то хотелось, чтоб ему поклонялись, им восхищались, что он вот такой великий ставленник… Его привлекало богатство, роскошь и поклонение. Теперь у Далай-ламы полно богатства, теперь у него полно роскоши, ему поклоняется четверть мира. Но с другой стороны, у него нет счастья и не будет. Он обречен на вечное осознанное рождение и вечное внутреннее страдание. Он не может уйти в нирвану, не может вырваться с постоянного замкнутого для него круга осознанных перерождений. Просто его с этой земной жизни никто не отпустит. Каждый раз, когда в очередной цепи жизни ему исполняется 13 лет, то есть в период полового созревания, когда идет пробуждение жизненной энергии и связи человека с Космосом, попросту говоря, когда он начинает просыпаться как личность и осознает, кто он такой, – для него это большая боль на всю жизнь.

– Ни фига себе боль! – вырвалось у Костика. – Это же Далай-лама, у него есть все! Это же счастье иметь все и постоянно перерождаться. Как такая жизнь может надоесть?!

Учитель устало посмотрел на парня:

– Ну, как тебе объяснить... Ты смотрел, к примеру, фильм «Белое солнце пустыни»?

– Да.

– Помнишь, как таможенник Верещагин сел кушать, а жена поставила перед ним целую лоханку черной икры. И он глянул и сказал: «Опять эта икра! Ну не могу я ее, проклятую, уже есть. Пошла бы что ли хлеба выменяла». То есть все надоедает и очень быстро. А жизнь надоедает втройне. Если бы ты помнил хотя бы часть того, что когда-то пережил в других телах, тебя бы просто стошнило от этого однообразия телесной оболочки. Осознанно перерождаться и знать, что это твой вечный удел – это страшно, и ты себе не представляешь, насколько это страшно. Не зря Иисус наказал вечного Жида бессмертием. Помнишь эту историю?

Костик растерянно покачал головой:

– Нет.

– Когда Иисуса гнали на Голгофу, Ему было очень плохо, тяжело, Его мучила жажда. И когда Он остановился на пороге дома одного из евреев по имени Агасфер и попросил воды, тот грубо прогнал Его, испугавшись за свою жизнь, что его накажут за это. А Иисус ему сказал: «Ты боишься за свою жизнь, так будешь жить вечно!» С тех пор Агасфер не может умереть, скитаясь по свету, как бы ему это ни надоело.

– И что, он никогда-никогда не будет прощен? – спросила с сочувствием Татьяна.

– Пока не будет общего прощения, пока не покается весь мир. Но это уже другая история.

Сэнсэй глянул на часы.

– Ладно, ребята, пора делать медитацию, а то наша беседа может затянуться надолго. Сегодня мы для некоторых повторим, а для некоторых попытаемся проработать чакраны ног и чакран «Хара».

– А где они находятся? – спросил Славик.

– Чакраны ног расположены в центре ступней, а чакран «Хара» на три пальца ниже пупка в точке «Дан-Тьянь»… «Хара» в переводе с японского означает живот. Это центр человека, что практически совпадает с центром тяжести, в том числе в физическом и геометрическом смысле. Эта медитация, также как и предыдущая, на сосредоточение и концентрацию внимания… А сейчас станьте, расслабьтесь, ноги поставьте на ширине плеч…

Мы стали поудобнее, расслабившись и сосредоточившись на выполнении медитации.

– Сейчас мы будем делать вдох как обычно, то есть произвольно, а выдох в чашеобразную «Хару», как бы наполняя ее энергией «Ци» до ощущения легкой тяжести. Когда «Хара» наполнится, вы должны пропустить эту энергию «Ци» из «Хара» в ноги, через центр ступеней и в землю…

Некоторое время я «прогоняла» эту энергию только своей мыслью. Но потом мое воображение переключилось на явное реальное чувство распирания живота, как будто в меня действительно влили воду. В это время Сэнсэй напомнил:

– Когда «Хара» наполнится, вы должны «вылить» эту энергию через ноги, через центр ступеней в землю.

Я опять попыталась это сделать в своем воображении, мысленно работая над своим телом. Постепенно почувствовалось какое-то тепло, струящееся тонкой струйкой. Но оно было не цельным, а частичным и хорошо ощущалось в районе голени и особенно ступни. Хоть на улице было довольно прохладно, ноги у меня в сапогах стали постепенно разогреваться. Когда я это заметила, то переключилась на обдумывание того, как же это у меня так получилось. Ощущения как-то незаметно пропали соразмерно углублению моего разума в логику. Но только я вновь попыталась сосредоточиться, Сэнсэй возвестил уже о конце медитации.

– Сделайте два глубоких вдоха – выдоха. Резко сожмите кулаки, откройте глаза.

Я глянула на часы, прошло всего около десяти минут. А мне показалось намного больше. Тут кто-то заметил, что под нами растаял снег. Мы с удивлением оглянулись. И действительно, под некоторыми из старших ребят проталины были около 40 сантиметров в радиусе, а под нами обычные. Женька, глянув на Стаса, произнес:

– Вот видишь, а ты возмущался: холодно, холодно, сейчас бы в Африку. Тебе и в Африку незачем ехать. Вон, уже пальмы из-под ног начинают расти.

И обращаясь к Сэнсэю, добавил:

– Я давно подозревал, что с его происхождением что-то нечисто, вечно к папуасам тянет.

После очередной серии шуток, когда все немного успокоились, Сэнсэй сказал, что над этой медитацией мы можем самостоятельно работать дома.

– А над «Цветком лотоса» тоже? – спросил Костик.

– Конечно. Над ним особенно и желательно в любую свободную минуту.

– А когда будут результаты?

– Не беспокойся, если ты не будешь лениться, результаты не заставят тебя ждать.

– Простите, я хотел бы немного вернуться к нашей беседе перед медитацией. Вот вы сказали, что все научные знания даются миру Шамбалой. Я что-то не совсем понял, как они даются? – с ноткой надменности в голосе произнес Николай Андреевич. – Я до сих пор считал, что человек достаточно разумное существо, чтобы додуматься до всего самому, в том числе и до научных открытий.

– Ну как вам сказать, по большому счету человек, безусловно, когда-нибудь станет совершенным существом… Но пока в его разуме господствует животное начало, он даже элементарный стул придумать не может, если ему не расскажут, как нужно его сделать.

– То есть как это?

– Да обыкновенно. Это сейчас люди такие умные, потому что пользуются знаниями предков. А как об этом узнали их предки, вы задумывались? Даже в самых древнейших легендах Шумерской цивилизации, написанных на глиняных табличках, есть упоминание о том, что именно «люди с неба» рассказывали им, как налаживать быт, как нужно строить дома, ловить рыбу, выращивать для себя растительную еду и тому подобное. А до этого люди жили как любое стадо животных… Взять хотя бы современный мир. Как ученые получают открытия?

– Усиленно работая над данной темой.

– Безусловно, внешне это выглядит именно так. Но сам миг открытия, миг озарения?

Николай Андреевич пожал плечами.

– Вспомните историю великих открытий, – продолжал Сэнсэй. – Возьмите хотя бы всем известную периодическую систему Дмитрия Ивановича Менделеева, которая приснилась ему в готовом виде, причем не полностью, а только лишь та ее часть, которую может воспринять человечество на данном этапе. Та же история со структурой атома Нильса Бора, с формулой Фридриха Августа Кукле, с открытиями Николы Тесла и многие-многие другие. Практически все научные идеи и теории человечества появились в результате озарения, интуиции, а чаще всего «откровения свыше». То есть эти открытия были извлечены учеными из недр подсознания.

А недра подсознания – это тот же чакран, «двери», «врата» – называйте это как хотите, – которые могут открываться хоть с одной, хоть с другой стороны. Это всего лишь переход в совершенно другую сферу, другое измерение, другое информационное поле, как вам будет угодно это именовать. Так вот, при определенной необходимости в мозг ученого может вкладываться готовый ответ с той стороны.

– А кто его вкладывает? – поинтересовался Костя.

– Тот, кто находится с той стороны. Каждый человек воспринимает Его по-своему: кто-то принимает за Абсолют, кто-то за Коллективный Разум, или Шамбалу, или Бога…

– А интересно, Шамбала и Бог – это одно и тоже? – думая о чем-то своем, спросил Руслан.

– Нет. Бог есть Бог. А Шамбала – это всего лишь одно из Его творений.

– А что представляет Шамбала по отношению к человечеству? – спросил Николай Андреевич.

– Это просто источник знаний. Выражаясь современным языком – это своеобразный «банк» информации, вход в который существует в недрах подсознания каждого человека.

– Значит, в Шамбалу можно попасть, не выходя из комнаты? – удивился своей догадке Стас.

– Совершенно верно…

Мы еще немного поговорили о волнующих нас вопросах, пока Сэнсэй не посмотрел в очередной раз на часы.

– Ладно, ребята, поздно уже, надо расходиться.

Честно говоря, мне, видимо, как и другим, не очень-то и хотелось уходить. Как впоследствии точно выразил наше общее мнение Женька: «Душа требовала продолжения банкета». Но, увы, надо было ехать домой, дабы не волновать своих близких долгим отсутствием наших тел.

Последующие дни пролетели незаметно. На следующей очередной тренировке все было как обычно: разминка, база, новый материал. По новому материалу мы уже добрались до изучения стиля «Обезьяна». И чтоб нанести обманный удар или провести нехитрый прием, пытались копировать повадки этого животного. Это выглядело довольно-таки забавно. Женька как всегда не преминул высказаться о том, что большинству здесь присутствующих даже копировать обезьяну не надо, потому что многие по жизни своими повадками явно превосходят оригинал. Короче говоря, тренировка прошла достаточно эмоционально и весело.

На дополнительных занятиях, когда почти вся толпа разошлась, мы продолжили отрабатывать комплексы упражнений, которые Сэнсэй показывал нам для индивидуальной работы. Уже в самом конце тренировки в спортзал зашел солидный, представительный мужчина лет шестидесяти на вид. Сэнсэй, увидев его, улыбнулся:

– Какие люди в наших краях! Как добрались, Жорж Иванович?

– Да какой там добрались, – слегка возмутился тот. – Я вас уже два часа ищу, полгорода исколесил.

Сэнсэй ухмыльнулся:

– Извините-с, господин академик, занят был, не смог вас встретить возле трапа.

По-свойски поздоровавшись, они прошли в глубь спортзала и, усевшись на спортивные лавочки, стали о чем-то разговаривать.

Мое любопытство при слове «академик» полезло из меня через край. Правда, остальные окружающие на гостя никак не отреагировали. Старшие ребята продолжали отрабатывать удары как ни в чем не бывало, сосредоточившись на работе. Да и наши парни от них не отставали. Мы с Татьяной тоже старались «не ударить в грязь лицом». Но с приходом этого человека все мое внимание переключилось на беседующих. А когда я увидела, что Сэнсэй, развернувшись к гостю, начал жестикулировать, что-то говоря довольно-таки в жесткой форме, тут я не выдержала. Уклоняясь от ударов Татьяны, моя особа начала постепенно приближаться в этом импровизированном спарринге к беседующим. И я услышала следующие слова Сэнсэя, обращенные к прибывшему:

– Когда двадцать с лишним лет назад ты мечтал лишь о всемирной славе и признании как выдающегося ученого, ты же сам предложил нам свои услуги в обмен на конкретные знания, которые выведут тебя в лидеры науки…

«Ничего себе! – ошарашенно подумала я. – Сэнсэй на “ты” его называет! И кому это “нам”? И какие услуги?»

Тем временем Сэнсэй продолжал:

– …Со своей стороны мы полностью выполнили условия нашего договора. Ты получил от нас подробную информацию, начиная от полупроводникового гетеролазера и кончая преобразователями солнечной энергии. Разве тебе этого мало?! Ты и так всю жизнь дурака валял, пользуясь нашими знаниями. А к следующему юбилею еще и Нобелевскую отхватишь. Что, плохо?! Я не понял, какие проблемы?

Все это время мужчина сидел, опустив голову. И когда Сэнсэй закончил, тот поднял на него глаза. Лицо у него было раскрасневшимся, видимо от сильного волнения.

– Какие проблемы, говорите. Вы что, меня за дурака держите?!

И уже смягчив тон, добавил:

– Я все прекрасно помню и от своих слов никогда не отказывался… Но объясните мне, пожалуйста, где я возьму источник энергии необходимой мощности?! Для того чтобы запустить вашу установку, чертежи которой вы мне передали, мне потребуется обесточить как минимум всю Ленинградскую область. А вы просите, чтоб эта установка работала с начала августа и до декабря месяца. Это что, все эти месяцы и Ленинград, и все остальные будут сидеть без света?

– За источник энергии можете не переживать, уважаемый Жорж Иванович, этим мы вас обеспечим.

– Вы что, хотите притащить в мой институт ядерный генератор, что ли?! Как вы себе это представляете? И почему именно на территории нашего института? Что, нельзя это сделать где-то в другом месте, в Москве например?

– Можно, конечно. Но мы посчитали, что ваш институт будет более удобной позицией… А источником питания мы вас обеспечим. Можете не переживать, он очень малых габаритов, не более чемодана, так что места много не займет. Энергии в нем вполне достаточно, чтобы установка смогла работать нужное время.

– Извините, но вы говорили про миллионы киловатт. Что, это все будет в чемодане? И не ядерная энергия?! – удивился академик.

Сэнсэй улыбнулся:

– Не забивайте себе голову мелочами. Могу частично удовлетворить ваше любопытство и сказать сразу, что это вакуумный излучатель энергии. Кроме того, мы дадим вам, как и обещали, частотный преобразователь к этой установке. Но предупреждаю сразу, лезть туда и разбирать эти приборы не советую, иначе это будет хуже, чем в Хиросиме, в миллионы раз. Хотя внешне они абсолютно безвредны. Но запомните, установка должна начать работать в постоянном режиме не позднее 15 августа.

– Хорошо. А когда вы мне их доставите?

– Я думаю, сразу после Рождества вам их доставят.

– Добро… только…

Академик несколько замялся.

– Что?

– Меня интересует один вопрос. Вот вы говорите о невмешательстве в наши дела, а эта установка свидетельствует об обратном.

– Мы и не вмешиваемся. Если бы вмешивались, то предотвратили бы те события, которые грядут. Но мы не вправе, это ваша воля, делайте что хотите. Но единственное, не в наших интересах, чтоб здесь разразилась как минимум третья мировая с применением ядерного. Поэтому мы хотим всего лишь сгладить последствия этих событий.

– А где гарантия, что эти волны никому не повредят?

– Мы гарантируем – это абсолютно безвредно. Просто люди станут более спокойными и рассудительными. Поэтому их ответные реакции будут смягчены, и это не перерастет в какой-то глобальный конфликт… Но повторяю, предотвратить эти события мы не вправе. Хотите, предотвращайте это сами, это ваше дело.

Академик грузно поднялся с лавочки и начал прощаться. Сэнсэй проводил его до двери, еще раз напоминая о дате. И, пожав друг другу руки, они расстались. Я услышала, как Сэнсэй, возвращаясь от двери, с улыбкой пробормотал себе под нос:

– Хм, всякий дурак считает себя умным, но только умный может назвать себя дураком.

Я была просто поражена всей необычностью этого разговора. «Кто же такой Сэнсэй? Он что, физик? – подумала я. – Наверное, работает в каком-то научно-исследовательском институте. Сэнсэй и нам рассказывал про какую-то углубленную физику. В таком случае это многое объясняет из обширного кругозора его знаний». Эта единственная версия, которая пришла мне в голову, была более-менее приемлемой, поскольку в массе остальных «тысяч вопросов» я просто запуталась, не найдя им толкового объяснения. Но в моих глазах Сэнсэй вырос как ученый авторитет, поскольку к нему прислушивался даже академик. Хотя сам Сэнсэй ничем не хотел выделять себя из толпы. По дороге домой он так же, как обычно, шутил вместе со всеми, поддерживая наше веселое настроение после «обезьяньей» тренировки. Однако дома я все же записала этот необычный разговор в свой дневник с большой пометкой в конце: «Оказывается, Он – физик!»

 

Через пару дней, когда мы с мамой ходили по магазинам за очередными покупками, я как раз строила планы на вечер, обдумывая вопросы, которые собралась сегодня задать Сэнсэю на занятии.

На улице, после вчерашнего дождя и ночного мороза, выпал пушистый снег. Надо отметить, что зима здесь была довольно теплая по сравнению с теми регионами Союза, в которых мы жили раньше. «Шахтерский» снег был похож на снег лишь только в первый день, так как на второй он уже становился серым от угольной пыли, а на третий и вовсе таял, превращаясь в мокрую, слякотную грязь. И даже Новый год здесь мы все время встречали с одним и тем же прогнозом погоды: «Дождь, переходящий в мокрый снег». Так что я была рада увидеть хотя бы этот пушистый снег и ощущать долгожданный морозец. Это давало маленькую надежду, что очередной Новый год, до которого осталось всего три недели, может быть удастся встретить по-настоящему, по-зимнему и повеселиться от души.

Так, мечтая о хорошем будущем, мы шли к очередному магазину. И тут мама неожиданно поскользнулась и упала назад, да так сильно, что у нее аж ноги подлетели. Все это случилось в какие-то доли секунды, я не успела даже сообразить, не то чтобы удержать. Проходившие рядом какие-то мужчины кинулись ее поднимать. Я тоже пыталась как-то помочь, испугавшись не на шутку. Поблагодарив людей, мама встала, оперевшись на меня:

– Мам, ты как, идти сможешь?

– Ой, подожди, боль такая в спине, прямо что-то хрустнуло.

– Может в больницу?

– Да подожди, сейчас пройдет.

Мы немного постояли, а потом медленно пошли домой. Мама слегка прихрамывала. Дома ей стало еще хуже. Отца не хотели тревожить на работе, все думали, что пройдет. Но боль все усиливалась, и никакие таблетки не помогали. Что мы только ни делали: растирали различными мазями, делали компрессы и даже просто грели. Но от последней процедуры ей стало еще хуже. На медитационное занятие я, естественно, не пошла. А когда поздно вечером пришел отец, мы уже испробовали все, что можно, чтобы утихомирить боль. Решение было однозначное – нужно обращаться в больницу. Отец сделал пару звонков и договорился, чтоб маму посмотрел доцент в областной нейрохирургии.

К утру ее состояние резко ухудшилось. Ноющая резкая боль перешла и на ногу. И малейшее движение вызывало сильнейший приступ. Ее даже в больницу отвезли в полулежащем положении. В неврологии, после серии рентгенов и компьютерной томографии, доцент установил, что у нее давно уже был остеохондроз позвоночника, а из-за падения лопнуло фиброзное кольцо и образовалась грыжа диска 7 мм. Вследствие этого был зажат седалищный нерв, что отдавало сильной болью в ногу. После внимательного осмотра врач послал на консультацию к нейрохирургу. Отец опять-таки нашел хорошего нейрохирурга, который, ознакомившись с результатами обследования, сделал вывод, что операция неизбежна.

Это была катастрофа для нашей семьи. Мало того, что мы насмотрелись на прикованных к постели больных, когда искали кабинет нейрохирурга, так еще мама наслушалась всяких ужасов от своей, как потом оказалось, будущей соседки по палате в неврологии, которой требовалась повторная операция. Мать была так напугана предстоящей операцией, что мы после консультации в полном смысле слова сбежали с ней из нейрохирургического отделения, если так можно назвать наше усиленное ковыляние. Вот так, неожиданно для всех нас, будущее предстало в самых черных тонах. Мы решили попробовать медикаментозное лечение, проколоться, как говорится, бороться до последнего.

С того дня как маму положили в больницу в неврологическое отделение, моя жизнь круто изменилась. Утром я шла в школу, а потом ехала в областную неврологию. Я все время находилась возле мамы, чтобы поддержать ее моральный дух. Это, как мне казалось, было очень важно для нее. Правда, врачи возмущались «присутствием посторонних», но отец быстро уладил этот вопрос. Больница стала для меня основным местом моего времяпрепровождения.

Мама была более чем огорчена, что на нашу семью одно за другим сваливались такие несчастья. Да к тому же еще пришло сообщение из Москвы о том, что все сроки уже обговорены и меня ждут на операцию после новогодних праздников. Мама очень переживала, что плюс ко всему я забросила свои любимые кружки и занятия, и даже пыталась настоять, чтоб я вернулась к своей обычной жизни. Но об этом моя особа даже слушать не хотела. Мне казалось, что никто не будет здесь ухаживать за ней так, как я, и что без меня она просто зачахнет от своих плохих мыслей и от гнетущей атмосферы палаты, где все соседки только и рассказывали о своих болячках.

В первые дни я так же, как и вся наша семья, находилась в легком шоке. «Надо же было такому случиться, – думала я. – Вот так, нежданно-негаданно, и именно с мамой. Какая все-таки жизнь непредсказуемая! Нам только кажется, что почти все в ней предусмотрели, распланировали, предугадали и что все оно так и будет. А на самом деле, что ни день, то испытание на прочность, как будто Кто-то хочет проверить нас, насколько мы надежны, насколько мы устойчивы внутренне в различных ситуациях, будь то радость или горе. Возможно, эти стрессы, свидетелями или участниками которых мы невольно становимся, являются нам напоминанием свыше о том, что жизнь слишком хрупка и что самое главное в ней мы можем просто не успеть сделать. Ведь мы настолько привыкаем откладывать на «неопределенное потом» важные дела своей души, что даже не замечаем, как быстро проходит сама жизнь и что в ней ничего не успеваем сделать толком.

Почему мы начинаем что-то по-настоящему ценить лишь тогда, когда безвозвратно что-то теряем: молодость – в старости, здоровье – на больничной койке, жизнь – на одре смерти? Почему?! Может быть, эти внезапные ситуации как раз заставляют нас задуматься над своим бренным существованием, заставляют нас очнуться от несбыточных фантазий, порожденных нашей ленью и возвратить нас в действительность. А действительность такова – никто толком до конца не знает, что с ним может случиться через минуту. Так может не стоит испытывать Судьбу, а начать ценить каждое мгновенье сейчас, с этой секунды и ценить его так, как ценят обреченные люди. Возможно, тогда мы сможем глубже понять смысл самой жизни и сделать в ней в тысячу раз больше полезных дел для своей души и для окружающих людей. «Глупо думать, что завтра от нас никуда не денется, оно может просто никогда не наступить». Только теперь я поняла весь смысл выражения Сэнсэя, которое когда-то воспринимала как шутку: «Если хочешь рассмешить Бога, расскажи ему о своих планах».

В историях жизни, которые слушала с мамой в первые дни от ее соседок по палате, я нашла подтверждение тому, что никто не застрахован от господина Случая… Женщину, что лежала у окна, звали Валентиной Федоровной. Один лишь миг перевернул всю ее жизнь. А случилось это также неожиданно. Жили они с мужем поначалу как все, еле дотягивали от зарплаты до зарплаты. А когда пошла волна кооперативного движения, муж уволился с фабрики и оформил свой кооператив по изготовлению мебели. Поскольку мужик был предприимчивый и трудолюбивый, дела пошли в гору. За какой-то год он заработал столько денег, что они с женой смогли купить и новую кооперативную квартиру, и машину, и даже дачный участок. Все было лучше некуда и ничего не предвещало беды.

Но два месяца назад, когда Валентина Федоровна возвращалась с мужем на машине со дня рождения своего родственника, они попали в крупную аварию. Это случилось в какие-то доли секунды. Три машины врезались друг в друга на полной скорости по вине пьяного водителя со встречной полосы. Муж погиб сразу. А она, благодаря тому что была пристегнута ремнем безопасности, чудом осталась жива. Однако ее так дернуло, что врачи потом определили у нее подвывих в шейном отделе позвоночника с образовавшейся там гематомой. После этого случая руки ее стали плохо слушаться, а ног она вообще не чувствовала. Подвывих ей устранили в нейрохирургии. Однако осталась гематома – следствие ушиба спинного мозга. Валентину Федоровну перевели из нейрохирургического в неврологическое отделение около месяца назад.

Но мне показалось, что ее больше угнетало не столь физическое состояние, сколько моральное. Именно с того момента катастрофы жизнь ее пошла наперекосяк. Мало того, что пришлось заложить часть имущества, поскольку деньги, которые у нее были, быстро разошлись на лечение, на оплату каких-то непонятно откуда взявшихся долгов мужа, так ее еще поразило странное отношение своих знакомых.

У семьи Валентины Федоровны, как она рассказывала, было много друзей, родственников, близких знакомых. Но как только те узнали, что муж погиб, а она осталась покалеченная одна, все почему-то вмиг забыли о ее существовании. И вот теперь она уже второй месяц лежит в больнице и ее посещает лишь пожилая старушка-мать да родная сестра, которая хоть и жила в бедности, но всегда старалась принести ей что-нибудь вкусненькое. Теперь Валентина Федоровна, конечно, поняла, кто есть кто, но было уже слишком поздно. В тот вечер я записала в свой дневник одно интересное выражение ее старенькой матери насчет нерадивых друзей: «Когда горшок кипит, то и друзей полон дом кишит. А как горшка не стало, то и в доме пусто стало».

Валентина Федоровна была в отчаянии и не находила другого выхода своему горю, нежели как в злословии на своих бывших друзей и знакомых. А мне при этом становилось как-то не по себе. Этими плохими словами она мало того что портила настроение себе, психовала по пустякам, сама в себе разжигала ненависть, так еще и окружающие от этого страдали. Впоследствии нам даже не хотелось упоминать при ней слово «друг» из-за того, что эта женщина буквально взрывалась и начинала заново свою «старую песню о главном».

Другая женщина, Анна Ивановна, была добрая. Она не кляла на чем свет стоит свою Судьбу, хотя здоровье ее было ничуть не лучше. У нее была почти такая же болезнь, как и у мамы. Просто в один «прекрасный момент» сильно заболела спина. В конечном счете врачи обнаружили у нее грыжу диска. Сделали операцию, удалили позвоночную грыжу. После этого ей намного полегчало. Но через какое-то время она опять слегла и стало еще хуже. Врачи назначили повторную операцию, но она боялась, что после нее совсем перестанет ходить. Анна Ивановна, хоть и более сдержанно рассказывала свою историю, но подробности и особенно последствия ее операции очень сильно напугали не только маму, но в некоторой степени и меня, поскольку моей особе, по всей вероятности, тоже предстояла встреча с нейрохирургами.

Анна Ивановна плохо передвигалась. К ней часто приходил ее муж, веселый упитанный мужчина. Дети их давно выросли и жили со своими семьями в разных городах. У Анны Ивановны было свое горе, она больше всего боялась быть прикованной к постели, ведь ей было только пятьдесят. Она боялась быть тяжелым бременем на шее у мужа да еще тяготить своей болезнью детей. Поэтому эта женщина очень старалась вылечиться, глотая все предназначенные таблетки и выполняя все предписанные процедуры. Но временами, когда боль становилась невыносимой, оптимизм ее покидал и она заливалась горькими слезами, повторяя один и тот же вопрос: «За что?!»

Третья соседка, совсем молодая девушка, лет на пять меня старше. У нее была постродовая травма. Она еще во время беременности чувствовала боль в спине. Правая нога абсолютно перестала ее слушаться, Лена даже не могла пошевелить пальцами на ней. Как оказалось, у нее была протрузия двух дисков. Дома у нее остался грудной ребеночек под присмотром свекрови-пенсионерки. К ней тоже приходил муж. Он был неплохой парень, спокойный, видно по натуре тихоня. Зато ее свекруха влетала как ураган, вечно ворчливая и недовольная какими-то мелочами.

Это осложнение после родов, которое также никто не мог предугадать, поставило молодую семью на грань развала. Мало того что со здоровьем Лены были серьезные проблемы, она не могла физически за ребенком ухаживать, так еще и свекровь все время подбивала своего сына на конфликты, мол зачем такая жена-калека, на всю жизнь обуза, требуй развода. А Лене и положиться больше не на кого было с ребенком-то, разве что на свою мать. Но та жила далеко, в другом городе, и редко приезжала, так как все время вкалывала на заводе, еле сводя концы с концами. В общем, не жизнь стала у Лены, а сплошная трагедия.

Так вот, наслушалась я всех этих историй и подумала, что ведь действительно никто из них не ожидал такого вот финала, все жили какими-то своими мечтами и тут – на тебе, гром среди ясного неба. Все сетовали на то, почему это случилось именно с ними… Вечером, находясь под впечатлением от услышанного, я открыла наугад свой дневник и прочитала первые попавшиеся слова Сэнсэя, произнесенные им когда-то в одной из бесед: «Не бывает случайностей. Случай – это всего лишь закономерное следствие наших неконтролируемых мыслей». «Вот это да! Надо же, а я на эти слова как-то раньше просто не обращала внимания». И для большей своей «зоркости» выделила их в дневнике жирным курсивом.

Мне очень хотелось посетить занятия и тренировки Сэнсэя, но вырваться из этого водоворота, по меркам моей совести, никак не могла. Хотя постоянно перезванивалась с ребятами, которые взахлеб хвастались своими успехами. Дома продолжала делать медитации, а «Цветок лотоса» пыталась выполнять в каждую свободную минуту. У меня очень хорошо получалось вызывать ощущения, когда я думала о «желанном подарке». При этом в солнечном сплетении возникала волна мелких мурашек, которая расходилась по телу в разные стороны. Это чувство было довольно-таки приятным… Хоть я и не была рядом с Сэнсэем, но его слова, прочитанные из дневника, постоянно прокручивались в моей голове.

В больнице моя особа решила во что бы то ни стало изменить болезненно-нервозную атмосферу в палате, ибо, послушав все эти разговоры о болячках и гнетущем бытие, можно было и здоровому человеку быстро захиреть. В гостях у мамы я старалась рассказывать все самые смешные истории, которые только знала, начиная со школьной жизни и заканчивая разными курьезами из литературы. Но этот метод был малоэффективен, поскольку женщины оставались погруженными в думы о своих проблемах. Как-то раз в разговоре с Леной я поведала ей то, что слышала от Сэнсэя, о хороших и плохих мыслях, о сущности души и нашей жизни, кстати к немалому изумлению моей мамы. Удивительно, но женщины начали прислушиваться к этим словам с таким вниманием, как будто я передавала не слова Сэнсэя, а какую-то исповедь, касающуюся сугубо каждой из них. Мама говорила, что после моего ухода, они еще долго обсуждали эти слова и задумывались над их смыслом, исходя из своего прожитого опыта жизни. Поразительно, но через неделю таких моих рассказов это дало неожиданные результаты.

Все та же Валентина Федоровна, которая больше всех стонала и убивалась горем, преобразилась в совершенно другого человека, толкового организатора своей судьбы. Мама рассказывала, что после таких бесед она усиленно что-то обдумывала. И результат ее решения превзошел все ожидания. Она предложила мужу Лены официальную должность директора в мебельном кооперативе с соответствующей хорошей зарплатой. Это был полный шок не только для молодой семьи, но даже для свекрови. Они просто не знали, как и благодарить Валентину Федоровну за этот подарок Судьбы.

Муж Лены, хоть и был тихоня, но когда ему доверили столь ответственное дело, обнаружил у себя таланты хорошего руководителя. Как рассказывала свекровь, он работал с большим энтузиазмом и отдачей целые сутки напролет, благодаря чему производство мебели вновь было налажено за какие-то две недели, и даже появился первый крупный доход. Свекровь расцвела от счастья, и ее отношение к Лене резко переменилось в хорошую сторону.

Более того, Валентина Федоровна пристроила в этот кооператив и свою родную сестру, превратив ее из простого бухгалтера с мизерной зарплатой в государственной конторе в главного бухгалтера своего частного предприятия, получающего солидную зарплату. А поскольку та женщина была честной, пунктуальной и аккуратной, то порядок был гарантирован. В общем, от такого умного и простого разрешения проблем Валентиной Федоровной, все были довольны, а она в особенности. Ее здоровье да и вся жизнь в целом, начали налаживаться. Даже старые «друзья» стали к ней наведываться, предлагая всевозможные свои услуги. Но Валентина Федоровна совершенно без злобы дала им понять, что ни в их услугах, ни в их помощи больше не нуждается.

Атмосфера в палате с тех пор значительно улучшилась. Теперь женщины чаще улыбались, шутили, подбадривали друг друга. В этой палате стало приятнее находиться всем, даже медперсонал задерживался намного дольше обычного, чтобы поболтать с нашими хохотушками. И что самое поразительное, у женщин значительно улучшилось не только настроение, но и их здоровье, они быстро пошли на поправку. И я поняла, что та жуткая боль была порождена, в первую очередь, их воображением, плохими мыслями и страхом перед неизвестностью. Она как червь съедала их изнутри, усиливая многократно физическую боль. А как только эти женщины отвлеклись от этого, то стали приятнее не только окружающим, но и самим себе. У них появилась возможность не только трезво рассуждать, но и попытаться адаптироваться к новым условиям жизни, отношениям с людьми.

Меня просто ошеломило это открытие, поскольку я даже и не подозревала, что слова Сэнсэя произведут такую революцию мыслей и чувств в этих обреченных на страдание женщинах. Ведь положительные мысли одной из них породили целую цепь событий в судьбах нескольких людей, принося в их жизнь счастье и достаток. Это послужило для меня еще одним подтверждением достоверности слов Сэнсэя относительно того, насколько сильны наши мысли, насколько они влияют на нас и нашу Судьбу.

Еще я заметила, что выполнять «Цветок лотоса» в палате стало значительно легче. Моя особа старалась как могла, поддерживать этот дух оптимизма, который нарастал здесь с каждым днем. Я набрала в библиотеке книжек великих классиков, обязательно с хорошим концом, а также юмористических рассказов. Женщины с удовольствием их читали, пересказывая друг другу волнующие моменты. Оказывается, многие слова Сэнсэя также находили свое подтверждение в произведениях классиков разных эпох. И тут, наконец-то, до меня дошло, что Сэнсэй ведь говорил о действительно вечных истинах, которые присущи всему роду человеческому изначально. Причем излагал он это все просто и ясно.

И еще один любопытный момент был отмечен мною. Анна Ивановна, которая двадцать лет проработала в университете педагогом по литературе, многие эти произведения знала чуть ли не наизусть. Но сейчас она говорила, что с удовольствием перечитывала данные книги, поскольку теперь уже воспринимала это все совершенно по-другому. И именно для себя, для своей души, как она потом призналась, сделала интересные открытия, заметив в книгах то, на что раньше совершенно не обращала внимания.

Иногда наше чтение превращалось в целые литературные вечера. Удивительно было то, что женщины, когда я им рассказывала о контроле над мыслями из теории Сэнсэя, слушали эти слова с необычайным вниманием. Поначалу меня это смущало, так как на многие их встречные вопросы о жизни я просто не могла ответить. Но дома, вновь перелистывая свой дневник, я находила слова Сэнсэя, которые, по-моему мнению, более-менее подходили к ответам. Как ни странно, но женщины понимали эти слова по-своему, исходя из опыта прожитой жизни, и самое важное – эти ответы их вполне удовлетворяли. Так что хоть Сэнсэя и не было рядом с нами, но его присутствие явно ощущалось в тех его глубоких мыслях, к которым мы постоянно возвращались.

Приближался Новый год. Женщины решили устроить себе праздник для души прямо в палате. Мой папа уладил все формальности с главным врачом. Мы даже установили небольшую, но настоящую елку, украсив ее всевозможными игрушками и для смеха шприцами и капельницами. Так что Новый год наша семья встречала в маминой палате вместе с женщинами и их близкими и родными. Было настолько весело, настолько все друг к другу доброжелательно относились, что у меня создалось впечатление, что здесь собралась одна большая дружная семья. Мне запомнился один интересный тост, произнесенный свекровью Лены:

– Говорят, что как встретишь Новый год, таков и будет целый год. И несмотря на то что мы встречаем его в больнице, главное, что встречаем его в компании таких замечательных людей. Я благодарна Богу за то, что все несчастья с моим сыном закончились благополучно. Большое спасибо Вам, уважаемая Валентина Федоровна, за ваше доброе и чуткое сердце. Если бы не вы, мы бы никогда не выбрались из того кошмара. Так давайте выпьем за вас, за непредсказуемую Судьбу, которая свела нас всех в столь необычном месте. За ваше здоровье!

В эту ночь было сказано еще много добрых и красивых слов. А ближе к двум часам ночи к нам присоединился даже главный врач с супругой, которые возвращались откуда-то из гостей. Но как я потом поняла, его больше интересовало общение с моим отцом, чем с нами… Изрядно подвыпив, женщины стали изливать друг другу свои души. И здесь меня просто ошеломил один момент, когда Валентина Федоровна рассказывала о принятии своего жизненно важного решения.

– Вы знаете, девочки, я долго думала над тем, что со мной произошло и как же из этого дерьма теперь вылезти. И однажды, после очередного такого тягостного раздумья, мне приснился странный сон, как красивый молодой человек с белокурыми волосами до плеч, подошел к моей койке и говорит таким мелодичным голосом: «Что ты мучаешься? Посмотри вокруг, какие люди тебя окружают. Когда ты узришь в них лучшее, твои проблемы исчезнут». После этого я проснулась как будто с совершенно другими глазами. Я стала размышлять. И действительно, как потом оказалось, лучше кандидатур, которых я здесь нашла для поднятия моего производства, и придумать нельзя. Хотя, честно говоря, я вначале и сомневалась, все-таки был большой риск. Но, вспоминая этот сон, что-то подтолкнуло меня к окончательному решению… Ей богу, девочки, – она перекрестилась, – истинная правда!

– Представляете, мне тоже снился белокурый мужчина! – призналась Анна Ивановна. – Только я стеснялась вам рассказать. Он говорил мне что-то таким приятным голосом. Но на утро я ничего не могла вспомнить из его слов. Только помню, что после этого мне стало как-то хорошо в душе. Я до сих пор это состояние умиротворения в себе ощущаю. И что бы это могло значить?

– Это все вам ангелы небесные помогают, – запричитала набожная свекровь. – Они вам, родненькие, верный путь указывают…

И дальше пошла целая проповедь церковного учения. Но меня этот случай явно заинтриговал. Придя домой, я первым делом записала его в свой дневник.

 

Вскоре, после новогодних праздников, маме стало значительно лучше, и ее выписали. Прощание с женщинами, которые также готовились к выписке, было очень теплым. В эти дни у меня появилось больше свободного времени, и я решила съездить на тренировку. Но мои друзья сказали, что Сэнсэй уехал куда-то в командировку на пару недель. Так что наша встреча откладывалась на неопределенный срок, поскольку через три дня мы с мамой вылетали в Москву.

В дорогу я захватила и свой дневник. И пока мама спала в самолете, вновь его перелистала. Конечно же, я жутко волновалась перед предстоящим, но слова Сэнсэя согревали мне сердце и как живительный бальзам успокаивающе действовали на душу.

В аэропорту нас встретил дядя Витя с новостью, что из Сибири прилетел сам дедушка для поддержания нашего морального духа. Дело в том, что мой дедушка был самым уважаемым, самым почитаемым и мудрым человеком среди всей нашей родни. К его мнению прислушивались все. И считалось большой честью, если он самолично посещал кого-то из родственников. Мне было приятно проявление такой трогательной заботы со стороны дедушки, все-таки преодолеть пять тысяч километров, даже на самолете, в его возрасте было не шутка.

После того как улеглись радостные минуты встречи с дедушкой, началось традиционное застолье, где мама поведала про все несчастья, которые обрушились на нашу семью. Они еще долго обсуждали проблемы, а я, изрядно устав с дороги, удалилась отдыхать. Ведь завтра предстоял трудный день.

Вечером, когда перечитывала свой дневник, в дверь кто-то постучал. Это был дедушка. Он присел рядом со мной и начал расспрашивать о каких-то мелочах. Постепенно наш разговор перешел на более серьезные темы. Дедушка пытался утешить меня перед предстоящим. Он говорил, что каковы бы ни были результаты повторного обследования, расстраиваться не стоит. Потому что многие люди попадали в худшие ситуации и выходили из них победителями именно из-за того, что не утрачивали самообладания и силы воли, боролись до последнего. Дедушка начал приводить красноречивые примеры из своей фронтовой жизни. А для убедительности подтвердил вышесказанные слова своей любимой поговоркой: «Пока жизнь в тебе теплится, надежда еще светится»… Все это время я внимательно и спокойно слушала дедушку. А когда он закончил свою речь, искренне ответила ему, что в действительности думала и чувствовала в своей душе. Я выразила все то мое отношение к жизни, которое, благодаря учению Сэнсэя, сформировалось у меня внутри и стало неотъемлемой моей частью. Дедушка был настолько поражен, настолько изумлен этими простыми истинами, что даже переспросил меня, действительно ли я не боюсь смерти.

– Конечно, – спокойно ответила я. – Для меня смерть – это всего лишь изменение обстановки, переход из одного состояния в другое. Я знаю, что всегда буду с вами, с родными, потому что моя Любовь к вам живет во мне, в моей душе. И где бы я ни находилась, какую бы форму ни приобрела, эта Любовь всегда будет со мной. Потому что я и моя Любовь – вечны… И именно это чувство я начала ценить больше всего в жизни. Ведь в жизни гораздо важнее качество прожитых мгновений, чем бессмысленные годы существования.

Эти слова, видимо, затронули какие-то чувства дедушки, поскольку он был тронут до глубины души. И я подумала, что все-таки любой человек боится смерти, даже такой мужественный, как мой дедушка. Очевидно, он тоже боялся неизвестности, того, что будет после смерти, но только никому об этом не говорил… Дедушка задумался на некоторое время, а потом произнес: «Да, наверное, все-таки мудрость – это достояние души, а не возраста».

На следующий день я заметила, что в дедушке произошли перемены. Он стал веселее, бодрее выглядеть, словно нашел ответы на мучавшие его годами вопросы. Мы все вместе направились в клинику… Почти всю неделю меня обследовали, делали всевозможные анализы, рентген. И наконец в назначенный день мы предстали с мамой перед профессором, пожилым приятным мужчиной. Однако встретил он нас как-то странно, в легкой степени растерянности. Глядя на него, я подумала, что моему телу осталось жить совсем недолго. Настала напряженная пауза.

– Вы знаете, – начал он, все еще листая мои снимки. – Я ничего не понимаю. На этих сентябрьских снимках, привезенных вами, явная патология, опухоль уже начала медленно прогрессировать. А на этих, что мы сделали сейчас, все чисто. Я даже распорядился, чтобы сделали повторные снимки… Или в первых снимках – это ошибка, хотя маловероятно, судя по документации здесь были неоднократные обследования девочки, или… я не знаю что и подумать.

И уже обращаясь ко мне, профессор спросил:

– Когда последний раз у тебя были головные боли?

– У меня?... Ну, – моя особа начала усиленно вспоминать, – наверное, где-то в октябре, точно не помню. А потом… – я пожала плечами.

И действительно, я совсем забыла, когда же последний раз у меня болела голова. Предыдущие месяцы насыщенных событий, особенно случай с мамой, заставили меня совсем забыть про себя и про свою болезнь. Единственное, что для меня тогда было значимо, – это духовные практики и забота о маме.

– Странно… Очень странно, – сказал доктор. – По нашим снимкам девочка абсолютно здорова. Хотя старые снимки говорят о том, что вы бы ее сейчас как минимум доставили к нам в лежачем состоянии… Вы как-то еще лечились, помимо врачебных рекомендаций? – с явной заинтересованностью спросил профессор.

– Да нет, – в растерянности ответила мама. – То, что нам предписывали, то мы и делали.

– Но то, что предписывали коллеги, это бы затормозило рост раковых клеток, но не полностью их уничтожило… Парадоксально! Это первый такой уникальный случай за всю мою многолетнюю практику… Видно, здесь без провидения не обошлось, – приговаривал доктор, вновь перелистывая снимки и данные анализов.

– Так что, – робко спросила мама, явно не веря всему услышанному, – диагноз не подтвердился?

Профессор отвлекся, с удивлением взглянув на мать:

– Конечно. Ваша дочка абсолютно здорова!

Мама еще с минуту сидела, вцепившись в стул. А когда до нее наконец-то дошел ответ профессора, она кинулась благодарить и пожимать ему руку так, словно он был сам ангел с крылышками. Я тоже была счастлива. Но в отличие от мамы точно знала в душе, кто мой ангел-спаситель. Даже мой разум не сопротивлялся этому определению. Единственный вопрос, который его мучил на тот момент: как Сэнсэй сделал ЭТО?

После такой новости мы не просто вышли из клиники, а «выпорхнули». Внизу нас поджидали наши родственники, в том числе и дедушка. Их радости не было предела. А мама даже перекрестилась, тихо поблагодарив Бога, чем меня несказанно удивила. Я впервые видела, что моя мама – офицер в майорских погонах, воспитанный на идеологии коммунизма и атеизма, – поступала вот таким образом. И мне подумалось, что все-таки любой человек, кем бы он ни был, в первую очередь, остается обыкновенным человеком, со своими страхами, горем и верой в высшие силы.

Еще целую неделю мы праздновали мое «второе рожденье». Все эти дни дневник изобиловал страничками радости, восторга и одними и теми же вопросами: «Как Сэнсэй это сделал? Почему моя жизнь так круто изменилась? Благодаря ли Его присутствию в ней? Кто Он вообще на самом деле? И откуда я Его знала раньше?» Один вопрос порождал серию других вопросов. Но уехала я из Москвы с твердым намерением узнать все до конца, даже если на это уйдут годы.

 

Дома первым делом я осведомилась у друзей, когда будут занятия. Оказалось, сегодня вечером. Мы договорились встретиться с ребятами в то же время на трамвайной остановке. Я еле дождалась назначенного часа, прихватив на тренировку все свои медицинские выписки и снимки.

Друзья встретили меня бурной радостью и целым потоком новостей. А когда подошел заветный трамвай, они еле удержали меня.

– А нам теперь на другой маршрут трамвая, – сказала улыбаясь Татьяна.

– Как?!

– Сюрприз! – прокричали они чуть ли не хором.

– Мы теперь переехали в другой спортзал, – с гордостью объявил Андрей. – Гораздо лучше, гораздо удобнее, с зеркалами. Да и расположен ближе, почти в два раза.

– Вот так новость! – удивилась я.

Всю дорогу друзья говорили мне о том, как я много пропустила интересного, подлечивая, как они думали, свой желудок в лечебно-оздоровительном центре. Андрей наперебой с Костиком рассказывали новости о тренировках, об оригинальных случаях очередных демонстраций Сэнсэя и про необычную философию, которую он поведал им на духовных занятиях. А Татьяна со Славиком поддакивали и дополняли своими впечатлениями особо захватывающие моменты. Слушала я их с вниманием и большим сожалением, что не стала свидетелем таких интересных событий. Но с другой стороны, теперь-то у меня вся жизнь была впереди.

Приехав на конечную остановку, я увидела огромное современное здание, дворец культуры. Хотя местные окрестили его просто клубом. В нем был и кинотеатр, и многочисленные комнаты для различных кружков, и хороший спортзал с зеркалами на всю стену.

– Здорово! Теперь можно перед ними «обезьянничать» сколько хочешь, – в шутку сказала я, рассматривая свое многочисленное отражение.

В зал вошел Сэнсэй вместе с ребятами. Он тепло поприветствовал нас, в том числе и мою особу. Пожимая ему руку, я с восхищением смотрела ему в глаза с одним немым вопросом: «Как?» Я не то чтобы верила, я просто знала, что мое исцеление – дело рук Сэнсэя, вмешательства более высших сил, как говорил профессор «божественного провидения». Но как за такие короткие сроки Он смог это сделать? Почему болезнь так быстро исчезла?

Мое существо переполняло чувство благодарности. Но выразить его могла лишь взглядом, ибо вокруг было много любопытных. И когда ребята пошли к раздевалкам, я, набравшись смелости, попросила Сэнсэя поговорить со мной наедине. На что он охотно согласился.

Мы вышли в вестибюль, и я стала показывать ему свои медицинские свидетельства, рассказывая о московских событиях. Моя особа попыталась выразить ему переполнявшие меня чувства. Но от сильного волнения получались какие-то бессвязные обрывки благодарных фраз. Игорь Михайлович, быстро перелистав все снимки профессиональным движением врача и ознакомившись с документацией, добродушно спросил:

– Ты довольна?

– Очень! Даже больше, чем довольна.

– Ну и хорошо, это главное.

– Я все-таки не пойму, такое впечатление, как будто этой болезни никогда и не было… Но все эти ранние снимки, подтверждения врачей, медицинские свидетельства, – растерянно проговорила я.

Сэнсэй улыбнулся:

– Знаешь, есть такая латинская поговорка: «Чего нет в документах, того нет и на свете».

– Нет, я серьезно. Я точно знаю, что это сделали Вы, но как? Почему так быстро?

– Ну ты даешь, – усмехнулся Сэнсэй. – А ты что думала, что надо вскрыть черепок, вырезать кусочек мозга или напичкаться таблетками, чтобы только лишь действительно поверить в то, что тебя оздоровили каким-либо действием?! Но ведь любое действие порождает, прежде всего, наша же сформированная мысль… Ты слышала когда-нибудь про стигматов?

– Что-то знакомое название…

– Стигматы – это глубоко верующие люди, у которых в считанные минуты возникают кровоточащие раны на руках, стопах, то есть именно в тех местах, где были и у Иисуса Христа, когда его распяли на кресте. И буквально через три дня эти раны бесследно исчезают. А у некоторых верующих стигматов появляются не только раны, но и гвозди. Причем эти гвозди брали на анализ и действительно подтверждали, что это не просто там какой-то нарост из кожи и мяса, а настоящие гвозди, сделанные из материала, характерного на те времена, то есть изготовленные около двух тысяч лет назад… Вера действительно творит чудеса. И нет ничего невозможного для верующего человека, в кого бы или во что бы он ни верил… А ты говоришь, почему так быстро?

– Но я бы не сказала, что я верующий человек, тем более глубоко верующий человек… Ведь реально я в это поверила, в… (тут я чуть не сказала в Вас) высшие силы только тогда, когда услышала слова профессора в Москве, подтверждающие, что я абсолютно здорова. То есть тогда, когда уже все произошло.

– Все гораздо проще. Если человек не может сам глубоко поверить в свое выздоровление, то надо, чтобы в него поверил кто-то, кто более духовно развит, чем он. И тогда результат превзойдет все ожидания.

– И что, так можно победить любую болезнь?

– Абсолютно.

– А что нужно для этого делать?

– Всего лишь искренне верить и правильно мыслить. Но верить глубоко, с Любовью, позитивной мыслью. И не то что там «я хочу выздороветь», а с позиции уже здорового человека. Тогда человек по-любому создает этой утверждающей положительной мыслью своеобразную, ну назовем ее «матрицу стопроцентного здоровья». Эта матрица сохраняется в нашем подсознании, благодаря силе нашей веры… И именно благодаря этой «матрице», по ее здоровой схеме организм восстанавливает свои функции на физическом уровне, поскольку всего лишь навсего выполняет приказ подсознания. Все просто.

– А как же тогда можно вылечить верой другого человека?

– Так же. Только эта «матрица», или правильнее было бы ее назвать голограмма, передается мысленно как здоровый образ от одного человека к другому…

– И это может сделать любой человек, который сильно-сильно поверит?

– Конечно… Я могу тебе поведать случай, произошедший с нашим Володей. Но расскажу тебе лишь потому, что ты сама через это прошла. Но смотри, никому об этом не рассказывай. Хочешь, спроси потихонечку у Володи, но так, чтоб никто не слышал… Его отец побывал на ликвидации последствий Чернобыльской АЭС. До того у него побаливал желудок, думали гастрит. И вот, когда он возвратился оттуда, ему стало совсем худо. Врачи поставили однозначный диагноз – рак желудка. Естественно, требовалась срочная операция. Володя пришел ко мне в тот вечер и спросил, можно ли что-нибудь предпринять. Я ему рассказал про эту технику. Он, расслабившись, убрав все лишние мысли, благодарил Бога за то, что произошла ошибка, что его отец абсолютно здоров и у него все хорошо. Володя просил прощенья за свои грехи, за грехи своего отца, за все содеянное. Он раскаивался и в то же время благодарил Бога…

– Простите, а что, человек действительно грешен перед Богом?

– Ну как тебе сказать, по факту человек грешен лишь перед самим собой, перед своей душой… Смысл в чем: фактор греха закладывается нам с детства в подсознание. Нам внушают, к какой бы религии мы ни принадлежали, что все мы виноваты перед Богом. Никто из нас не виноват перед Богом! Мы виноваты лишь перед собой. Бог, Он делает только добро. Но мы сами себя толкаем в грязь. Вот поэтому, когда мы признаем, что мы животные, увязшие в грязи и молим прощения у Бога, мы признаем факт Его существования, мы признаем Его силу и, что самое главное, мы настраиваемся на Любовь, на позитивное… Так вот, Володя выполнял эту технику в течение нескольких дней, ложась спать, просыпаясь, когда выпадала свободная минутка. Он произносил эту свою молитву в глубочайшей вере, в огромной Любви к своему близкому человеку. По его признанию, такого внутреннего состояния он никогда в жизни не испытывал. Хотя медитациями Володя занимается давно по своему духовному направлению… Ну и что самое поразительное. Через семь дней после того, как мы поговорили, я подчеркиваю, уже на седьмой день, когда его отца «вскрыли» на операции, у него ничего не обнаружили. Зашили и отправили домой. Диагноз не подтвердился, посчитали врачебной ошибкой. И до сих пор его отец жив и прекрасно себя чувствует, вкалывает на работе наравне с молодыми… Хотя сам этот пожилой мужчина всю свою жизнь ни в кого не верил и надеялся только на себя, на свои силы… Вот тебе реальный пример из жизни, что может сотворить глубокая вера.

И, помолчав немного, Сэнсэй добавил:

– Вера – это не просто слово, это огромная внутренняя сила, вырабатываемая самим человеком. А в соединении с силой божественной Любви, о которой мы говорили в «Цветке лотоса», она порождает такую мощь, которая действительно творит «невозможное». Хотя все эти слова: «чудеса», «невозможное» – это всего лишь слова людей. Поскольку в науке Шамбалы все объясняется естественными законами природы, которые на данном этапе еще не познаны человечеством. Силы Веры и Любви, порожденные мыслью, – это силы, присущие изначально человеческому существу. Это то, что отличает его от обыкновенного двуногого животного.

Поэтому все великие Учителя человечества на протяжении истории призывали людей к Вере и Любви, давая им эти знания на их уровне восприятия. Вспомни хотя бы слова Иисуса: «Если вы будете иметь веру, хотя бы с горчичное зерно и скажете горе сей: «перейди отсюда туда», и она перейдет; и ничего не будет невозможного для вас». И это не пустые слова, это истинные знания для тех, кто умеет слушать: «Слышащий да услышит».

– Интересно. Но ведь если эта огромная сила объясняется естественными законами, то значит, как я понимаю, должны быть какие-то формулы.

Сэнсэй улыбнулся:

– Безусловно, формулы существуют… Но люди не готовы еще к тому, чтобы дать им в формулах эти знания, так как у большинства людей преобладает в мыслях слишком много животного начала… А по факту, доказать реальное существование этой силы – это значит открыть законы мироздания, открыть реальность существования Бога… Даже простая «слепая» человеческая вера, имеющая ограниченные возможности, способна на многое. А истинная вера открывает неограниченные возможности. Она способна не только двигать планетами, но и создавать, разрушать и управлять многими мирами одной лишь мыслью.

– Да… Такой силищей восстановить здоровье можно, наверное, только подумав об этом! – восхищенно сказала я, открыв для себя совершенно новый мир мысли.

– Совершенно верно.

Тут я вспомнила про чудесные исцеления, творимые Иисусом, которые в свое время меня очень поразили. И меня внезапно осенило:

– Так это же получается, Иисус одной лишь своей положительной мыслью лечил людей! А я-то раньше думала, что это все сказки.

Сэнсэй засмеялся:

– Да, да, да… Поэтому Он и говорил: «По вере вашей, да будет вам»… Иисус создавал своей силой лишь голограмму здоровья, а человек удерживал ее силой своей «слепой» веры. И чем сильнее была вера человека, тем прочнее она удерживала голограмму в его подсознании.

Я немного поразмышляла, а потом спросила:

– А почему об этом никому нельзя говорить?

– Видишь ли, рассказывая другим людям, человек сеет в себе их ответами и соответствующими мыслями зерно сомнения в своем подсознании, даже не замечая это. И эта негативная сила, постепенно разрастаясь, порождает в сознании логику «мыслей-паразитов», которая, на основе своих небольших знаний об окружающем мире, пытается сформулировать хоть какой-то здравый смысл, ища объяснения в своем скудном багаже знаний. В этом отношении так называемый «здравый смысл» – это первый враг человеку, его вере, духовному развитию, поскольку является благодатным полем для развития сомнений, негативных мыслей и негативных эмоций. В этом значении Бог и «здравый смысл» – два совершенно разных понятия… Так вот в конечном счёте на поле битвы разума выигрывают сомнения, негативная сила логики, которая уничтожает «слепую» веру вместе с подпитываемой ею матрицей здоровья. И болезнь возвращается снова. Поэтому, если ты не силен в духовных знаниях, нужно просто верить, благодарить с Любовью Бога за то, что Он послал этот дар здоровья, и никому об исцелении не говорить. Только тогда у тебя есть шанс сохранить эту голограмму здоровья, созданную силой Любви, до самой глубокой старости…

В этот момент из спортзала вышел Виктор и, увидев Сэнсэя, спросил, можно ли начинать тренировку.

– Да, конечно, – ответил Сэнсэй.

Мы поспешили присоединиться к коллективу. Все занятие я только и думала о нашем разговоре. Меня поразили эти простые истины. Вроде бы я о них и раньше читала в выражениях великих. Но именно читала, а не глубоко понимала. Сэнсэй создал мне какое-то новое видение того, что существовало тысячелетиями.

Увлеченная этой темой, я перерыла всю домашнюю библиотеку и наконец нашла тот журнал, где печатались отрывки из Библии об исцелениях Иисусом. Все это теперь я перечитывала совершенно другими глазами, с совершенно другими мыслями, с вершины тех неординарных событий, которые произошли со мной за столь короткое время. Так постепенно открывался для меня новый мир, мир, порожденный могучей силой Мысли.

 

Когда мы с ребятами ехали на духовные занятия, я заметила, что их речь начала изменяться. В ней появилось больше хороших слов, положительных моментов, умных мыслей. Они даже решили коллективными усилиями избавиться от слов-паразитов, которые раньше часто употребляли в своих выражениях. Для этого придумали, что если кто «проговорится», тот покупает всем по чебуреку или пирожку. Я и сама, так пару раз «проштрафившись», уже начала внимательнее следить за своей речью и прежде всего за своими мыслями.

К нашей заветной поляне была протоптана небольшая, но довольно-таки утрамбованная снежная тропинка. На самой поляне уже стояли Володя, Стас, Женя, Сэнсэй и Николай Андреевич. Присоединившись к «могучей кучке», мы услышали продолжение разговора, прерванного нашим приходом.

– …но используя в своей практике гипноз, мы выяснили, что он отключает сознание и идет напрямую работа с подсознанием, – увлеченно рассказывал психотерапевт. – И сделали выводы, что конкретных знаний в подсознании нет. Оно воспринимает всё как есть: если мы внушаем человеку, что он певец, а он никогда в жизни не пел, он будет петь; если даем ему лук и говорим, что это сладкое яблоко, он ест с удовольствием, даже не морщась, и так далее. Мы даже повторили серию экспериментов наших столичных коллег по исследованиям торможения в клетках коры головного мозга реакции кровеносных сосудов человека в состоянии гипноза на раздражители. К руке сомнамбулы прикладывали колбу с горячей водой (+65°С), звонили сильно звонком. Но никакой реакции сосудов руки на это раздражение не последовало. Уровень плетизмограммы не менялся. А испытуемый, загипнотизированный на невосприимчивость к этим раздражителям, отвечал, что ничего не чувствует, о чём свидетельствовала и его мимика. Или же мы внушали ему такие соматические явления, которые невозможно вызвать произвольно. К примеру, что кусочек обыкновенной бумажки – это горчичник. Тогда на поверхности его кожи, куда прикладывали бумажку, выступали соответствующие покраснения… То есть человек в состоянии гипноза выполнял в буквальном смысле все наши команды, начиная от психологического образа и заканчивая реакциями тела.

– Совершенно верно, – ответил Сэнсэй, – потому что гипноз – это и есть проявление животного начала в человеке в полном своем объёме, это «освобождение» от разума и отключение от души. Гипноз – это всего лишь функция подсознания. В гипнозе человек становится тем, кто он есть на самом деле, если его полностью захлёстывает животное начало, – зомби, то есть, попросту говоря, послушный кусок мяса или, как верно заметил Омар Хайям, «мешок костей, жил и кровавой слизи».

– А кто такие «зомби»? – спросила Татьяна.

– «Зомби» – так называли в африканских племенах людей, психика которых с помощью наркотических веществ и специальных психических воздействий определенным образом программировалась; они беспрекословно выполняли любое поручение вождя и могли убить не только себя, но и свою мать, своих детей… Короче говоря, «зомби» – это тело человека, из которого «вынули» или «отключили» душу и лишили его разума, – ответил Сэнсэй и, уже обращаясь к Николаю Андреевичу, продолжал: – Гипноз – это «взлом» личности, это агрессия, это рабство. И никаких знаний вы, естественно, там не обнаружите, кроме тупого, животного подчинения.

– Я с вами не совсем согласен насчёт тупого животного подчинения, – возразил Николай Андреевич. – Ведь, насколько мне известно, «я» у гипнотизируемого всё время сохраняет контроль реальности и может в любой момент быть восстановлено. Гипнотизер может повлиять только на то, с чем бессознательно соглашается пациент. Как пишут в медицинских исследованиях, механизм сопротивления и защиты полностью не выключен.

– Если бы это всё было так, как вы говорите, на самом деле, то гипноз не использовали бы так активно в разведке всех передовых стран мира. А вы сами знаете, что все новейшие открытия, технологии и самые лучшие способы выуживания информации и методы контроля над психикой человека используются, в первую очередь, в военных интересах государства и только малая, незначительная её часть – в мирных целях.

– Ну, хорошо. Но гипноз же можно использовать и в медицинских целях, излечить какую-либо болезнь. Ведь этот факт вы не будете отрицать?

– Буду. Что такое болезнь? Это, прежде всего, сигнал организма о возможности серьёзных нарушений в функциях или тканях. Постгипнотическое внушение, оставленное гипнотизёром, которое впоследствии разум человека выполняет якобы в качестве своей собственной идеи, всего лишь убирает этот сигнал боли, но не устраняет причину самой болезни. И человек действительно некоторое время не будет ощущать боли, обманываясь призрачными надеждами. А фактически он сделает себе ещё хуже, ибо болезнь всё равно будет прогрессировать и в конечном счёте она проявится в ещё худшем, запущенном состоянии. «Вылечиться» гипнозом – это не значит быть здоровым. Так как таким «лечением» даже лёгкая форма одной болезни может породить другую болезнь, более серьёзную.

– А как же те привычки, которые складываются у пациентов, когда наступает лечебный эффект? Ведь это неоднократно доказывалось, что плохие привычки устраняются, а хорошие, наоборот, формируются, вводятся и разум сам начинает работать по-другому. Почему? Чем вы это объясните?

– Всё очень просто. Разум под гипнозом, как правило, находится в состоянии «доверчивого слушателя». То есть, он смотрит как бы со стороны,